Мужчина в танцах, или Болливуд по-русски

Из всех направлений современного массового искусства танец пользуется наибольшей популярностью у молодёжи. Телевизионные передачи, фильмы и новомодные мюзиклы внушают, что танец – это круто. Жить танцуя, жить с танцем в груди, сливаться с танцем, выражать себя в танце – это круто.

Танец стал символом толерантности, исключая проявления «фобства» различной природы. И ситуация, когда девушка танцует брейк-данс, а парень – балет, уже давно не обескураживает население, не воспринимается как эпатаж или бунтарство.

Тем не менее, остаются еще островки танцевальной экзотики, которые способны удивить. Наш герой – Александр – русский парень православного вероисповедания, 24 лет. Он имеет образование повара-кондитера. И он – один из трёх мужчин в Тольятти, исполняющих классический индийский танец.


Благодаря индийским танцам у  меня появился интерес к жизни


- Намасте (санскр. «Здравствуйте»), Александр! Расскажи, как в твоей жизни появились индийские танцы?

- Намасте. Ещё в детстве – мне тогда было 8 лет – нас со старшим братом родители привели на концерт индийского танца. Я смотрел на происходящее на сцене, словно заворожённый. Это было очень красиво. Тот детский интерес, который появился при первом знакомстве с индийским танцем, живёт во мне уже 16 лет. Правда, идея пойти на занятия принадлежала именно брату. Он, может быть, на принцип тогда пошёл – мальчики ведь не танцуют. А я его поддержал.

- Я знаю, что в индийском танце много направлений...

- Да, так и есть. Индийский танец существует в двух видах: танец народный, который исполняется на праздниках, его мы часто видим в фильмах Болливуда, и танец храмовый, классический, его иначе можно назвать «рассказом о Всевышнем». В классическом индийском танце – 8 стилей: Бхарата-натьямКатхакКатхакалиМанипуриОдиссиМохиниаттамКучипуди и Сатрия.

- Каким занимаешься ты?

- Если говорить обо мне, то я занимаюсь такими стилями классического танца, как Кучипуди и Бхарата-натьям.


- Я правильно понимаю: через танец ты рассказываешь о счастье…, о Боге…?

- Да, в Бхарата-натьям я говорю о Боге. Это танец-молитва, танец-разговор, исполняющийся в храмах Шивы. Сюжет танца – это древнеиндийские мифы. Например, индусы считают, что Солнце – это Бог, у них он называется Сурья. Следовательно, есть танец, посвящённый Сурье. Или Шива – Бог, который создал Вселенную, а значит, есть танец, посвящённый Шиве. Кучипуди — это сочетание драматического и классического танца, он позволяет рассказывать о радости, о любви, о том, что происходит в жизни человека здесь и сейчас.

- Благодаря танцу, индийцы духовно совершенствуются, развивают эстетические чувства и ум. Кроме того, развивается еще и гибкость тела и артистизм. А что получил ты от занятий?

- Через индийский танец я познал новое для себя искусство, нестандартное, непохожее на все остальные. Но кроме этого, пришло иное ощущение собственного тела благодаря развитию пластичности: ведь в индийском танце только движений одной кистью существует 24 варианта, а ещё 13 типов движений двух кистей одновременно, 10 движений руки целиком, 5 типов движений для грудной клетки и по 5 типов для торса, живота и бедер. Есть типы движений для бровей, а также 36 типов взглядов.

У меня улучшилось общее состояние. У индусов есть своеобразный язык жестов – мудра, которую используют для здоровья – это почти что йога для пальцев. Выполняя мудру, танцовщик не только изображает различные предметы, действия, эмоции, но и воздействует через точки на ладонях на весь свой организм. То же самое и ногах – посредством ударов под ритм.

Но самое главное – у меня появился интерес к жизни.

Я русский человек… Танец не сделает меня индусом

- Я читала, что в индийском танце уровень мастерства танцора можно определить по количеству рядов ножных колокольчиков, так называемых гхунгру, и издаваемому ими звону. Сколько рядов колокольчиков носишь ты?

- Нет, количество колокольчиков на ногах танцора зависит от стиля танца и музыки, чем она тише – тем громче гхунгру, и наоборот. Колокольчики задают ритм. Самое максимальное количество рядов – 12, это в Катхаке, где практически все движения выполняются на прямых ногах. В других стилях использовать такое число колокольчиков физически тяжело, потому что танцуем мы в полуприседе.  И может быть максимально 6 рядов. Именно столько на моих ногах.

- А для чего танцору яркий макияж?

- Макияж – это необходимость, которую требует танец. И в классическом, и в народном индийском танце наравне с телом задействовано лицо. Оно играет важную роль в передаче смысла. Люди на дальних рядах должны видеть мимику танцора. А этого можно добиться только ярким гримом, в том числе с помощью нанесения подводки. С гримом гораздо легче передать различные чувства, допустим, грусть, злость, обиду, отвращение.

Раньше я очень стеснялся «краситься». Принципиально этого не делал. Но когда начал заниматься Бхарата-натьям, мне преподаватель объяснил, зачем танцор наносит грим, и тогда эти все мои стеснения просто исчезли. С тех пор грим я подбираю для себя сам.

- Психолог Андрей Левшинов в одной из своих книг отмечает: «В России работают славянские символы. Не китайские, не цыганские, не индийские, не какие-либо другие. Славянские символы заложены в эгрегоре русского народа... И не обязательно в это верить, за нас это уже сделали сотни поколений предков. Они «прописаны» в нашей генетической памяти». Ты согласен с этим утверждением? Может ли русский человек адаптироваться под традиции другой культуры?

- Основательно – нет. Фэн-шуй, йога, цигун – это всё имеет силу только в той местности, откуда произошло, где развилось и обрело свой культурный смысл и магический характер. На мой взгляд, здесь, в России, все эти традиции не будут столь действенны... И чудо – это, скорее, результат самовнушения… У нас своё – у них своё, лучше помнить о наших традициях.

Я танцую потому, что мне это интересно. Конечно, я с глубоким уважением отношусь к культуре Индии. Для меня удовольствие проникаться ею и постигать её. Но я также понимаю, что танец не сделает меня индусом. Сколько бы лет я не посвятил этому, у меня не получится полностью перейти в их культуру. Ведь для этого мне пришлось бы отказаться от своей родины, культуры, веры, а это невозможно. Я – русский человек.

- Получается, что для тебя танец – это не образ жизни, а хобби, увлечение?

- Да, серьёзное увлечение. У меня есть сценический образ, который я создаю, когда прихожу на тренировку или выхожу на сцену. Я оставляю все свои проблемы за дверью и танцую, полностью отдаваясь процессу. Я чётко разделяю частную жизнь и жизнь на площадке. В танце есть свои правила, которых я  придерживаюсь, а всё что уже за пределами классов, концертов – это моё личное дело. В танце у меня – роль, которую я стараюсь играть хорошо.

- Как относятся к твоему увлечению друзья, близкие, родственники? Семья поощряет твои занятия?

- Да, конечно. В семье и старший брат, и мама занимаются индийскими танцами. Все, кроме отца. Друзья вполне адекватно воспринимают мои занятия. Некоторые веселятся, индусом называют (смеётся). Им нравится то, как я танцую. Многие видели мои выступления. Говорят, занимайся, не бросай.

- А чужие люди? Они проявляют толерантность к твоим занятиям танцами?

- Не всегда. Часто возникает недоумение: ты же мужчина, а мужчины не танцуют. И это при том, что многие люди знакомы с индийскими фильмами, знают «Джимми, Джимми, ача, ача», «Зиту и Гиту», а там мужчины танцуют.

В таких случаях я приглашаю скептиков к себе на выступление, чтобы они воочию увидели то, чем я занимаюсь, посмотрели на технику. Многие после этого меняют своё мнение. У меня есть очень показательный пример: ещё в техникуме одногруппники удивлялись: мол, индийские танцы – это же для девчонок. Но после того как я выступил на концерте, все с огромными глазами подходили, пожимали мне руку, говорили, что из меня получится отличный танцор.

Я перестал расстраиваться по поводу неприятия моего увлечения, потому что знаю, если человек придет на концерт, его мнение изменится.

- Ты сам смотришь фильмы Болливудского производства?

- Смотрю, но не всё подряд. Нельзя сказать, что я занимаюсь индийскими танцами и, потому, смотрю только индийские фильмы. Если трейлер и анонсы фильма меня заинтересовали – то смотрю, если нет – то нет. Последний из понравившихся – это Шивай (Shivaay), 2016 года. Пожалуй, найти лучший пример хорошего, качественного индийского боевика очень трудно.

- Ты рассказывал, что у тебя родственник был женат на индуске?

- Да, это мой дядя. У него была мечта жениться на индуске. Он женился, но по каким-то причинам семья через некоторое время распалась. Сейчас тётя Шильпа живёт в Мумбаи.

-А ты бы сам женился на индуске? У тебя есть идеал женской красоты?

- Я себе не создаю никаких идеалов. Если бы влюбился в индуску, то женился бы. Любовь – это все-таки штука спонтанная, необъяснимая.

- Ну, ты ведь не будешь против знакомства с Айшварией Рай?

- Конечно, нет. А кто будет? Но она, к сожалению, замужем.


- Если представить, что встреча состоялась, с какими бы традициями нашей страны ты её познакомил?

- Айшварию Рай? Конечно, с купанием в проруби и баней с берёзовыми вениками.

- Саша, а ты пробовал индийские сладости?

- Да. Например, есть у них такое лакомство, как мо́дак, напоминает зефир. А вообще, всё у них очень сладкое, приторное. Иной раз пробуешь, а ощущение такое, что одна корица и пачка сахара.

- Ты сейчас не в образе, в обычной одежде, но на тебе явно индийские аксессуары? Что это?

- Эти бусы называются рудракша. Это семена дерева. У индусов они считаются украшением Шивы, символом того, что он является отшельником, творцом мира. А мне просто нравится, как они выглядят. В их магический смысл я не особенно вдаюсь.  

А подвеска – это символ Бога Ганеша, у которого тело человека, лицо слона. В Индии он является символом детства.

Конечно, Индия и ее культурные традиции привлекают своей глубиной и таинственностью, а еще она очаровывает, и все в ней очень красиво (улыбается). 

Индийский танец поможет стать гармоничнее любому желающему. И такая возможность есть у всех тольяттинцев

- Группа индийских танцев «Шанти», в которой ты занимаешься, единственная в Тольятти? Сколько в ней человек?

- О каких-то серьезных наших «конкурентах» я не слышал.

В «Шанти» занимаются десять человек, из них – мужчин только я, мой старший брат и сам преподаватель. Он, кстати, 5 лет обучался в Индии, сам ставит танцы и выступает.

- Скажи, а, по твоим наблюдениям, новичкам тяжело осваивать технику индийского танца?

- Новеньким всегда сложно. На занятия приходит много людей, но позанимаются день-два и всё – их не видно, не слышно. Вроде бы нравится наблюдать со стороны, а когда начинают самостоятельно что-то делать, понимают, что тяжело. Особенно трудно даются схемы танцев: движения рук, тела, головы, движения ногами. Мне, например, потребовалось 9 лет, чтобы начать танцевать Кучипуди, до этого я только разучивал движения.

- Я так понимаю, в городе, есть интерес к индийским танцам?

- Да, когда устраиваются концерты, мероприятия, люди приходят. Индийская культура всегда вызывала интерес.

- А у тебя в планах есть популяризовать индийские танцы в Тольятти?

- Да. Хочу открыть свою студию. Есть даже рабочее название «Вир и Зара». Надеюсь, у меня получится подготовить еще одно «поколение» почитателей индийского танца. Дать возможность всем желающим прикоснуться через него к индийской культуре.

 

Поделиться с друзьями
Назад к списку статей

Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться