«Инновации можно делать где угодно». Кто создаёт нанотехнологии в Тольятти?

Тольяттинская молодёжь считает, что в городе негде работать, а создать свой бизнес здесь и вовсе нереально. По данным опроса, проведённого по инициативе администрации города, на вопрос «Удовлетворены ли вы как предприниматель качеством развития административной среды для бизнеса в Тольятти?» 46 % опрошенных ответили: «Скорее нет, потому что приходится прикладывать много сил к решению проблем». Рубрика «Деловой подход» – это реальные истории тольяттинских предпринимателей, которые не только создали здесь свой бизнес, но и успешно его развивают – и уезжать из города вовсе не собираются.

Процесс принятия людьми чего-то нового длится довольно длительное время. Ещё в 1962 году американский социолог Эверетт Роджерс дал этому процессу название «диффузия инноваций». Он утверждал: чтобы человек принял нововведение, оно должно пройти через шесть стадий: внимание, интерес, оценка, проверка, принятие и подтверждение.

Нанотехнологии, когда они только стали входить в нашу жизнь, воспринимались как нечто противостоящее естеству. Но есть те, кто уже прошёл шесть стадий адаптации к этому новшеству и не только принял его, но и старается доказать окружающим, что нанотехнологии – это наше будущее и они уже повсюду.

О том, как создаются нанотехнологии в провинции, насколько прибыльна эта профессия и какие трудности ждут на пути химиков, рассказал предприниматель Николай Дарьин.

Досье

Николай Дарьин – тольяттинский предприниматель, основатель компании по разработке технологий синтеза наночастиц и продуктов с их применением, технический директор, главный химик в компании. Закончил Тольяттинскую академию управления по направлению «Менеджмент». С 2014 года производит в тольяттинской лаборатории инновационные продукты с добавлением наночастиц. Компания М9 – автор государственного стандарта наночастиц серебра.

Наноидея

– Идея для бизнеса рождается из интереса и... трудных жизненных обстоятельств. С детства меня интересовала химия. Но окончив школу и не понимая, как превратить интерес в профессию, я пошёл в Тольяттинскую академию управления на направление «Менеджмент». До кризиса 2008 года я успешно работал маркетологом в разных компаниях, потом... работы не стало. Год как-то протянул на мизерной зарплате. Её хватало только на оплату обучения. Тогда я осознал, что, во-первых, профессия маркетолога не очень-то меня устраивает, а во-вторых, специалистов этой сферы при первых же кризисных ситуациях просто «сливают». Я понял, что нужно найти профессию, которая и в голод, и в холод, и в войну, и в апокалипсис будет востребована, и в ней будут возможности роста. Меня заинтересовали две сферы: инновации и сельское хозяйство. Я даже придумал бизнес-проект: строительство теплицы на двух гектарах земли. Естественно, мне было совершенно непонятно, что такое бизнес и предпринимательство. Я даже не съездил в поле посмотреть, что это такое – два гектара. В общем, проект оказался неосуществимым, и средств на его реализацию найти было невозможно. Я уехал в Москву.

Там я постоянно штудировал списки инновационных компаний, рассылал резюме. Спустя год устроился в московскую компанию по производству наночастиц. Будучи маркетологом по образованию, я занимался коммерциализацией их продукта, но постепенно стал вникать в процесс создания и разработки наночастиц и со временем понял, как работает эта формирующаяся отрасль. Я настолько увлёкся всем этим, что уходить из химической сферы уже не хотел.

В России более 20 вузов готовят специалистов в сфере нанотехнологий. В Самарской области таких вузов как минимум три: Самарский государственный технический университет, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королёва, Тольяттинский государственный университет.

Хочешь бизнес – сделай сам

– Компания, в которой я получил первый опыт производства наночастиц, по сути, представляла собой лабораторию и как бизнес-проект не развивалась: метод получения наночастиц оказался довольно дорогой, и его мало где можно было применить. В какой-то момент владелец компании больше не мог поддерживать существование лаборатории и попытался продать её. Но уровень развития технологии и отрасли были настолько низкими, что такая сделка была нереальной – требовалось ещё много времени и усилий, чтобы можно было даже начать говорить о выручке.

К этому времени я «выпал» из маркетинговой отрасли, а в научную и высокотехнологичную сферу ещё не вошёл. И получалось, что, если компания закроется, работу я себе не найду. Тогда-то я и предложил владельцу компании партнёрство, взял бразды правления в свои руки, вложил личные деньги в развитие. Спустя некоторое время мы перебрались в Тольятти, но, в конечном итоге, с этим бизнесом пришлось распрощаться, так как спустя какое-то время совладелец решил продать технологию производства одного из разработанных мною продуктов без моего ведома. Меня это, конечно, не устроило. И мы разбежались...

Вложив два с половиной миллиона рублей собственных денег в проект, я просто встал и ушёл, забрав с собой всю команду и все наработки. Мы оставили всё оборудование, мебель, сертификаты и прочее, что наработали за всё время. Мы не стали пытаться что-то вернуть, судиться или прибегать к другим мерам – просто пошли дальше, посчитав, что время дороже. Сейчас я иногда наблюдаю, как распродаются остатки этого оборудования на сайте «Авито».

Из этого опыта я вынес понимание того, что лучшая предпринимательская идея – та, которая генерируется и реализуется тобой.

Прибыль была не сразу

– Работая в первой химической лаборатории, я понял, что создание и внедрение наночастиц в продукт – это хорошая идея для бизнеса. И мы с членами команды создали свою компанию.

Название компании М9 – от «минус 9»: наноразмерная область – 10 в минус девятой степени метра.

Стартового капитала не было. Мы начинали, имея пару столов и стульев. Не было компьютеров, были свои ноутбуки. Мы даже растворы первое время мешали дрелью. Всё, что у нас есть в лаборатории, мы закупали постепенно с момента создания компании на заработанные с заказов деньги. Я понял, что брать кредиты, особенно на первом проекте, когда ты не понимаешь, что такое бизнес, как он работает и за что люди готовы платить деньги, – категорически нельзя. Кредит, возможно, нужен, когда необходимо расти, развиваться. Но лучше всегда находить инвесторов – это безопасней.

Я понимал, что создаю бизнес, который не сразу принесёт прибыль, нужно много вкладывать, много работать, чтобы выйти на стабильный доход. Но если понимать, что ты делаешь, зачем, как, если можешь это экономически обосновать – деньги найдутся всегда. Это закон жизни. Если ты создаёшь что-то стоящее, всегда найдётся тот, кто захочет в это вложиться или купить.

С каждым годом размер выручки увеличивался в три раза. Сейчас у нас ежемесячная выручка около 500 тысяч рублей, из них прибыль – примерно 100 тысяч. Компания продолжает расти и прогрессировать, так как по разным направлениям появляются новые отраслевые партнёры, рынок понемногу двигается в сторону технологических новинок, и у потребителей появляется понимание, что наука может дать нечто интересное и полезное.

Все полученные средства мы до сих пор реинвестируем в развитие новых направлений и продуктов и, я думаю, будем делать это ещё ближайшие пять лет.

Малочисленно, но эффективно

– Наша команда – это 10 человек: химики, производственники, маркетологи. Формировалась она по мере развития компании. Кто-то приходил, кто-то уходил. Конечно, основная причина, по которой люди не задерживались, – это деньги. Не каждый был готов получать зарплату в соответствии с результатами своей работы. На начальном этапе отсутствие результата в работе часто приводило к полному отсутствию зарплаты.

В итоге с нами остались те, кому действительно интересно в проекте, и те, кто готов получать результат и отвечать за него. Важно, чтобы член команды подходил нам по духу, был трудолюбивый и с головой на плечах, а всему остальному мы научим, лишь бы было желание учиться.

Шоу-продукт с вау-эффектом

– Мы получаем наночастицы и можем внедрить их практически в любой материал. Наночастицы – это материалы сверхмалого размера, обладающие большим количеством уникальных свойств. Их применение позволяет создавать продукты, значительно превосходящие аналоги по эффективности, долговечности, экологичности и целому ряду других параметров.

К примеру, наночастицы, созданные по технологии Nuclear Colloids, благодаря своему малому размеру проникают в дерму и доставляют действующие вещества к каждой клетке кожи. Активные компоненты, размещённые на поверхности частицы, проникают глубоко и не расходуются в процессе доставки. Вещества сразу вступают в обменные процессы и быстро насыщают клетку полезными элементами.

Мы создали три собственных бренда, а также производим наноматериалы для научных исследований и опытных разработок. И поставляем нашу продукцию и сырьё в 52 страны мира.

Мы – коммерческая компания, поэтому обязаны учитывать требования рынка, его конъюнктуру, понимать, сколько клиент может и готов потратить на наш продукт, какую выгоду это ему принесёт.

В самом начале мы производили наночастицы, были довольно круты в этом деле и пытались продавать их в качестве сырья производителям различных товаров. Мы-то понимали преимущества этого сырья, а вот показать им его эффективность и целесообразность применения было сложно. Эта проблема привела нас к новому решению – мы поняли, что необходимо самим создавать конечный шоу-продукт (продукт-презентацию). У нас этим продуктом стало мыло Evolut, на примере которого мы показывали, что вот это – нанотехнологии, вот так они работают, вот так выглядят, вот такой эффект оказывают. И мы стали показывать это не только конечным потребителям, которые это мыло покупали, но и производителям, которые могли внедрять наши наночастицы в свои товары.

Разрушение стереотипов

– Ещё одна трудность – непонимание химиками, которых хотим нанять, того, что мы коммерческая компания.

К нам приходят специалисты, которые поработали в исследовательских институтах советского формата, и им очень сложно перестроиться под наши требования. Для них важно всё досконально измерить, найти всему научное обоснование. Эти исследования требуют безумных денег, и к тому же для промышленности они не критически важны (есть фундаментальная наука, которая занимается этим за государственный счёт). А нам необходимо создать качественный продукт или сырьё и продать его. Но очень многие этого не понимают и потому не могут сориентироваться в том, как им работать и что же делать.

У многих приходящих в нашу компанию специалистов существует мнение, что создание нанотехнологий – это увлекательный процесс, проходящий в офисе, похожем на корпорацию Google. На самом деле, нанопроизводство – это рутинная работа, связанная с решением монотонных задач в обычной лаборатории. Тебе самому надо придумать задачу, понять, как решить её правильно, попробовать, а потом ещё и сделать работу над ошибками. Причём результат в процессе производства практически не виден. Только в законченном виде наши продукты дают вау-эффект, и становится понятно, что это нанотехнологично, модно и продвинуто. У молодых специалистов случается разочарование всем процессом производства. И они уходят. Поэтому мы постоянно в поиске новых сотрудников.

– Я считаю, что есть большая разница между предпринимателем и бизнесменом. Предприниматель – это человек, движимый идеей. Она у него на первом месте, а уже потом – деньги. Бизнесмен же – это человек, который видит, как можно монетизировать идею. То, что создал предприниматель, он выводит на «конвейерное» производство и получает от него прибыль. Мы сделали первое мыло с наночастицами серебра, и тут же вокруг нас появились бизнесмены, которые стали заказывать у нас разработку косметики с наночастицами и продавать её. Многие – довольно успешно.

Технологическая революция

– Я понял: чтобы быть успешным в технологическом бизнесе, нужно не только создавать новые технологии, но и уметь их объединять и внедрять в производство конечных продуктов. К примеру, компания Apple сейчас не производит ничего самостоятельно, они заказывают производство своей техники в компании Foxconn (тайваньская компания по производству компьютерной техники), а потом продают её в несколько раз дороже. Всё потому, что компания Apple научилась объединять новые технологии, дизайн и интеллектуальные процессы в одном продукте и продавать его дорого.

Мы сейчас проводим работы по объединению наночастиц с активными компонентами в косметике. Например, мелисса известна своими косметическими свойствами давно, но при совмещении её экстракта с наночастицами определённым способом эффективность её применения увеличивается в 10–100 раз. И это прорыв. Но даже этого недостаточно: нужно ещё сделать продукт, в котором эти частицы будут работать лучше всего, который будет удобен и понятен потребителю, который захочется иметь у себя на полке.

Я знаю много прорывных продуктов, но пока что это не более чем ключевая технология, и далеко не факт, что каждый из них однажды окажется на рынке. В Силиконовой долине есть целое кладбище таких технологий. Но справедливости ради нужно сказать, что иногда «мёртвых» достают из могил и дают им вторую жизнь в составе новых продуктов.

Москва – не старт, а развитие

– Открывать бизнес в Москве мы бы просто не потянули: там дорогая аренда, другой уровень зарплат, который требуют специалисты. Сейчас мы понимаем, что, возможно, уже нужно открывать офис продаж в столице, создавать клиентскую базу, так как основной сбыт нашей продукции происходит в мегаполисах. Спрос и на наночастицы, и на конечный продукт там больше, а в регионах наши инновации не востребованы. Но разработки и производство просто нет смысла перевозить: мы уже обосновались в Тольятти. К тому же, так как сбыт продукции направлен на крупные города, о нас знают по всей стране и находят в регионе.

Просмотров: 502
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей