ВыПУСК. Выпускница ТГУ Глафира Попова: «Каждый сам ювелир своей жизни»

Везёт тем, кто с раннего детства точно знает, в чём его призвание. Выбрать интересную для человека профессию иногда помогают родители, подчас этому способствуют природный талант или хобби. А иногда все условия располагают к тому, чтобы человек выбрал дело по душе и не расставался с ним. Так случилось у героини проекта «ВыПУСК» Глафиры Поповой. Её жизнь – искусная и кропотливая работа – не только над изделиями, но и над собой. Наш гость – ювелирных дел мастер.

Глафира Попова – скульптор, ювелир, выпускница кафедры «Декоративно-прикладное искусство» Тольяттинского государственного университета (2008 год). Выросла в творческой семье: мама – преподаватель кафедры «История искусств» ТГУ, отец – художник и фотограф. На протяжении 10 лет работала в творческой мастерской «Белый ясень». Глафира изготавливает изделия из кожи и воска, а также украшения из металла. В настоящее время работает с частными заказами.

– Моя любовь к искусству началась с родительского дома, – рассказывает Глафира. – У меня творческая семья. И когда я сама смогла взять карандаш в руку – сразу же начала рисовать. И с того момента меня было не остановить.

Наверное, иначе и не могло быть: атмосфера семьи располагала к творчеству. Глафира рисовала с двух лет. Затем училась в школе искусств, потом в лицее, художественном колледже и наконец в институте изобразительного и декоративно-прикладного искусства Тольяттинского государственного университета (ТГУ). Как она сама признаётся, всё шло «как-то само собой». Поэтому вопросов о том, куда поступать и на кого учиться, не возникало: «В этом был мой талант, моё призвание с рождения, и у меня не было никаких сомнений. При этом ещё и родители контролировали процесс моего обучения, направляли. Подсказывали, как лучше было бы завершить какое-либо изделие: где остановиться, а где стоит быть смелее». В другой город уезжать не хотелось: в Тольятти, считает Глафира, были хорошие условия для творческого развития.

Своё студенчество девушка вспоминает с ностальгией. Для неё это было лучшее, самое весёлое время – потому что повезло с одногруппниками и преподавателями: «Я поступила в ТГУ в 2002 году. Нас в группе было 10 человек. Все ребята очень талантливые. Вспоминаю это время с теплом. Конечно, я много отлынивала от учёбы, были долги и пересдачи (улыбается). Наверное, я была не совсем благодарной студенткой. Хотя по молодости, думаю, это нормально. Наши преподаватели – все эмоциональные и соучаствующие люди – переживали за нас и относились с пониманием».

Самые яркие воспоминания о студенчестве у Глафиры связаны с поездками с группой на практику. Почти каждое лето студенты путешествовали по Золотому кольцу. Это были 10 дней в пути, когда они жили в палатках и без душа – а ведь это июль, жара, пыль и долгая дорога... В этих поездках студенты тренировали «насмотренность», изучали историю архитектуры и искусства Древней Руси и постоянно делали зарисовки и эскизы. Потом, после поездок, у ребят был итоговый просмотр работ. Однажды, остановившись в селе Красное, в Красносельском ювелирном училище, студенты, наконец, добрались до долгожданной бани: «Это было счастье – просто помыться. И с новыми силами опять двинуться в путь».

Группа была настолько дружной, что после завершения учёбы общение не прекратилось. Сейчас бывшие одногруппники встречаются два раза в год – уже целыми семьями. «Считаю, что высшее образование необходимо, – рассуждает Глафира. – Оно даёт чувство полезной социализации. Ты учишься коммуницировать, налаживать связи. Даже если диплом не пригодится в профессии, всё равно будешь чувствовать гордость, что завершил важный жизненный этап, смог с этим справиться. Для молодых людей это важно. Сейчас я бы сказала себе прежней: нужно было больше учиться. Правда, всё, что не доучила в вузе, я взяла потом».

Светлана Осипова, одногруппница Глафиры, а сейчас – старший преподаватель кафедры «Декоративно-прикладное искусство» ТГУ, рассказала, что отличает Глафиру в жизни и в работе: «С Глашей мы знакомы давно, и на протяжении всех лет она не перестаёт меня удивлять своим открытым взглядом на мир, желанием пробовать и открывать новое. Чем бы она ни занималась, она всегда остаётся верной себе, своей гармонии и стилю жизни. На фоне жизненных трудностей и ежедневных бытовых задач она сохраняет в себе внутреннего ребёнка. С ней всегда весело. Даже сейчас, когда мы встречаемся, мы забываем, сколько нам лет. Что касается Глаши в профессии, то она великолепна в мелкой пластике: вылепливая мелкие детали, она воплощает в жизнь то, что было кем-то нарисовано с любовью, качественно, профессионально. Конечно, споры имеют место, но она уверенно предлагает свои идеи. Мне нравится с ней работать, это всегда эксперимент, где всегда будет место удивлению и восторгу».

Дарья Пруцких, старый друг Глафиры и её одногруппница – как по лицею искусств, так и по университету – так же тепло отзывается о ней: «Мы дружим уже 16 лет, после учёбы дороги разошлись, но мы обязательно встречаемся. Глаша добрый и отзывчивый человек. Она всегда выслушает и посочувствует. Если говорить о её художественных способностях, то, безусловно, она очень творческая личность. Кажется, что её руки рисовали вообще беспрерывно: на полях, на обложках тетрадей. Глядя на неё, я всегда понимала, что она настоящий художник! Я очень рада, что она продолжает творить, создавать прекрасное».

Глафира хорошо запомнила, как они всей группой сдавали экзамены: «Нам ставили постановку: на первых курсах – натюрморты, на последних – живую натуру обнажённого человека. И это всегда было феерично! Время было ограничено, и за эти два-четыре часа мы должны были нарисовать работу по всем правилам. Каждый одногруппник мог подойти, поправить, помочь, пошутить над работой. Все друг другу помогали, было невероятное ощущение большой крепкой команды».

Как вспоминает Глафира, учиться было легко. Легко давались профильные предметы: проектирование, моделирование, скульптура, рисунок, живопись и история искусств. Возникали сложности только в черчении и 3D-технологиях. Над своим дипломным проектом Глафира работала несколько месяцев. Это была композиция из плети, браслета и броши. Называлась она «Бесконечная Ева», плеть обозначала семь смертных грехов, браслет – Змея-искусителя, а брошь – райский сад. Всё это создавало образ трёх миров: человеческого, ангельского и демонического.

Глафира поделилась, что в каждое украшение, созданное во время учёбы, всегда была заложена определённая философия: «Мою первую ювелирную работу я очень хорошо помню. Это был пробник ювелирных техник: скань – набор и пайка тонких витых проволочек – и выпиловка – когда из металла лобзиком выпиливаются разнообразные фигурки. Именно эта малюсенькая работка помогла познать возможности ювелирного мастерства».

Глафира создавала украшения, которые выигрывали конкурсы и занимали призовые места. Так, командная композиция «Сварог» была признана лучшей работой V Всероссийского конкурса «Туристический сувенир – 2019» и получила главную награду конкурса – Гран-при в номинации «VIP Сувенир-игрушка».

После завершения учёбы Глафиру приняли на работу в творческую мастерскую «Белый ясень». В ней девушка проработала десять лет. Занималась лепкой из воска, созданием изделий из кожи. «С одной стороны, в работе диплом мне не очень пригодился, тем более его я закрыла на тройку, – признаётся Глафира. – Люди видели, что я могу работать с изделиями, и готовы были меня обучать – даже с тройкой в дипломе. Когда я выпустилась из университета, мнила себя великим мастером. Потом, конечно, эти амбиции пропали – многому пришлось учиться. Я занималась и кожей, и бронзой, и ювелиркой, и даже аэрографией. Но меня это радовало – это помогло мне реализоваться в профессии и в целом развиваться. Материальная сторона меня не очень интересовала. Никогда не хотелось зарабатывать миллионы».

После работы в мастерской Глафира пыталась уехать в Москву – за чем-то новым, творческим. В столице ей удалось познакомиться с талантливыми людьми, стало понятно, что творческие специалисты москвичами ценятся. Но «войти» в профессиональную среду ей удавалось с трудом: ведь у каждого ювелира со временем формируется свой контингент заказчиков, которым он не хочет делиться. То есть зарабатывать в Москве было проблематично. И она вернулась. В Тольятти уже был свой «костяк» заказчиков, на котором держался её заработок. И Глафира начала заниматься частными заказами.

У меня была мечта открыть свою фирму, – рассказывает Глафира. – Ведь это моя страсть, то, что я умею делать хорошо! Мне нужно было занятие для души. Но ювелирное дело не самое прибыльное. В него постоянно нужно вкладываться.

Цены на изделия и украшения зависят от металла. Например, у кого-то есть своё золото, и он его приносит. Вместе с заказчиком Глафира рисует проект, затем следует процесс 3D-моделирования и построение проекта изделия. Такой вариант работы над заказом сейчас самый распространённый (альтернатива – скульптор вырезает модель из воска). Далее происходит процесс литья. Завершающий этап – обработка и покрытие эмалью. Заказы, по словам мастера, сложно отдавать: над каждым работаешь долго и старательно. «Я люблю свои работы, потому что выкладываюсь в них на 200 %, – говорит Глафира. – И отдаю только тогда, когда понимаю, что сделала их максимально хорошо и больше к ним нечего добавить. Это тяжёлый заработок для девушек. В основном нам подходит разработка дизайна и лепка. А литьё и обработка металла – это уже мужское дело, так как велик риск пораниться. К тому же это довольно сложная и грязная работа. Но я с ней всегда справлялась».

– Успешный человек должен гореть своим делом и всегда совершенствовать свои навыки, – уверена Глафира. – Залог успеха – это профессионализм, умение подать себя, а также индивидуальный стиль мастера. Ещё в нашем деле нужно быть хорошим продавцом. Но, как правило, у художников способность продавать отсутствует, так как мы интроверты.

Глафира рассказывает, что за время работы приобрела немало полезных качеств, к примеру, стрессоустойчивость, терпение, усидчивость, ведь ювелирное дело – кропотливый труд. Она всегда прислушивалась к своему сердцу и старалась отключать разум, чтобы делать правильный выбор.

– Главное – не забрасывать любимое дело. Руки всё вспомнят, но нужно всегда развиваться: появляются новые технологии, которые нужно осваивать, – рассуждает Глафира. – Сейчас мода на ювелирку так же быстро распространяется, как и мода на одежду: каждый сезон украшения меняются. Есть определённые тренды, которые актуальны годами, например, жемчуг или цепи. А есть кратковременные тенденции. Вот сейчас модно носить кафы (серьги) и барочный жемчуг. Ювелирные украшения цикличны, как, в принципе, и вся мода.

В ювелирном деле существует большая конкуренция, отмечает Глафира, а вот для скульптора поле для деятельности больше: хороших скульпторов мало, как и модельщиков по воску – в стране их всего человек двадцать. К ним себя причисляет и Глафира.

Глафира стала хорошим мастером, долго работала по профессии, сейчас воспитывает сына и занимается йогой. Но творчество по-прежнему остается частью её жизни, она продолжает принимать частные заказы и делать украшения. И кажется, слова французского писателя Анатоля Франса точно про неё: «Художники обязаны показывать нам, сколь хороша жизнь. Иначе у нас появились бы сомнения»

Просмотров: 164
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей