Что внутри у «Буратино»? Разговор с режиссёром театра кукол и масок Дмитрием Мальцевым
6 Апреля 2018

Автор – ученица 9-го класса школы № 70 г.о. Тольятти

 

Сцена, актёры, декорации, костюмы, эффекты, маски – вот какие определения приходят на ум, когда слышишь слово «театр». Когда зрители приходят на спектакль, они видят результат того, что уже было поставлено и отрепетировано в течение нескольких месяцев. Но каковы кухня театра и характеры людей, выбравших его своим призванием? Об этом рассказывает режиссёр театра кукол и масок «Буратино» Дмитрий Мальцев.

– Кем вы мечтали стать в детстве?

– Когда я был маленьким, я хотел работать на земле, мечтал стать агрономом, у меня были даже свои посадки на даче. Но потом я пришёл в ДДЮТ, в театр кукол «Буратино». Именно тогда в 7-м классе я загорелся театром, а позже захотел стать режиссёром. В театре кукол я занимался вплоть до призыва в армию, а отслужив, получил режиссёрское образование на факультете театральной режиссуры.

 

– Во всех профессиях есть свои тонкости. В чём сложность работы режиссёра?

– Недостаток времени. На самом деле, не хватает времени для того чтобы поставить спектакли, посетить представления в других театрах, успеть на различные фестивали. У нас занимается очень много детей, но это всегда интересно, сложностей с ними я не вижу. Поэтому для меня главный недостаток в работе режиссёра – это нехватка времени.

 

– Как готовится спектакль?

– Тут надо разделить: задумывается и готовится. Задумывается задолго [до начала подготовки]. Например, 22 апреля выходит спектакль «Улитка», замысел которого появился полтора года назад. Первоначально идея вынашивается в моей голове: как мы будем это ставить и в каком виде. Дальше идёт процесс придумывания костюмов, всё это – совместно с детьми. В этом главный плюс детского театра – здесь дети сами выбирают и придумывают, начиная от выбора пьесы и заканчивая игрой в спектакле. Вместе с детьми мы шьём, лепим, красим декорации, монтируем, репетируем. Весь процесс придумывания достаточно длительный по срокам. А вот сами репетиции умещаются в 2-3 месяца. Сейчас вот уже начинается репетиция «Улитки». Хотя ещё с прошлого года мы придумывали, собирались и обсуждали этот спектакль. Может сейчас ещё не видно никаких декораций, но, на самом деле, за кулисами жизнь кипит.

 

– Вам больше нравится ставить драматические спектакли или кукольные?

– Наверное, кукольные. С куклами больше возможностей. Например, кукла может летать и вытворять такие штуки, на которые не способен человек. Когда работаешь с куклами, можно подготовить несколько составов актеров. Драматические спектакли мне нравятся, они более масштабные, долго шьются, но, если не подходит костюм для актера, необходимо перешивать, а это сложно. С куклами все-таки проще.

 

– У вас есть любимый спектакль?

– Нет такого. Просто в определённое время ты ставишь спектакль и какие-то твои жизненные события отражаются в постановке. Бывают удачные, менее удачные, но не менее любимые, ведь в каждый ты вкладываешь душу. Есть спектакли любимые у зрителя, например, «Кошкин дом», «Гадкий утёнок», и, конечно же, сказки Ганса Христиана Андерсена.

 

– На какой возраст рассчитаны спектакли?

– Раньше мы считали, что наш театр – [для детей] от трёх до семи лет. Сейчас вижу, что детей начинают приводить с двух лет – даже на такие серьёзные спектакли, как «Русалочка» и «Гадкий утёнок». И эти двухлетние дети берут для себя что-то своё: общение с другими детьми перед началом спектакля, общение с родителями во время представления, когда они спрашивают непонятные для них моменты. Поэтому возрастной диапазон зрителей – от двух до восьми лет. Некоторые спектакли с удовольствием смотрят сами родители, ведь родители тоже наши зрители.

 

– Кто входит в вашу труппу?

– Детей больше шестидесяти. Три состава в театре – и это много. Сейчас проходят репетиции сразу трёх спектаклей: «Красная шапочка», «Снеговик» и «Федорино горе». И всё это играют три разных состава. Детей много, потому и спектаклей в репертуаре так много. Соответственно, со всеми надо заниматься. В каждом составе примерно от пятнадцати человек. Сейчас мы набираем детей от десяти до двенадцати лет. Все они проходят обязательный отбор в сентябре, и никаких «доборов» в середине года не бывает. Мы объявляем конкурс, они читают стихотворение, показывают этюд, общаются с нами. Мы выбираем детей, которые действительно хотят заниматься, а не которых просто привели сюда родители.

 

– Бывают ли неудачные случаи на сцене?

– Конечно, их мы называем казусами. Бывало, что костюм на сцене расходился по швам. Тут очень важна реакция ребенка, как быстро он поймёт, что с этим делать, и не растеряется на сцене. Также важно, как другие ребята отнесутся к этому. Все друг друга поддерживают и помогают. Прямо на спектакле «Русалочка» был казус с декорациями. У нас там ставятся огромные балки, привязанные к стенам, на этих балках натянуты волны, их много, несколько рядов. В какой-то момент спектакля отсоединилась эта тяжеленная балка. Ребята увидели и держали все балки вручную, а такое иногда и взрослые не смогут удержать. Притом они ещё и работали на сцене. Было и такое, что куклы падали во время спектаклей. Но кроме этого, не стоит забывать, что все дети разные. Иногда талант раскрывается медленно, и мы не выгоняем, если у кого-то что-то не получается. Единственное, за что я удаляю из театра сразу же, – это за воровство. К сожалению, были случаи, когда воровали – ловил, сразу предупреждал родителей и отчислял из коллектива.

 

– То есть можно сказать, что вы большая семья?

– Да, это проявляется во всём: в спектаклях, в отношениях в коллективе, когда все друг другу доверяют. Мы знаем, кто как учится, помогаем делать домашнее задание, поддерживаем, если у кого-то проблемы. Мы ездим вместе на фестивали, общаемся 24 часа в сутки, постоянно вместе. Знаем характер друг друга, знаем, что театр – наш дом. У нас есть здесь даже матрас, и случалось, что спали в перерывах. Также есть санки и лыжи. Мы можем отправиться на прогулку в лес. Постоянно отмечаем дни рождения участников коллектива, иногда проводим чаепития, для этого есть чайник, посуда. Театральная жизнь очень интересная.

 

– Как изменился театр за последние пять лет?

– Театр вырос. Увеличилось количество участников в коллективе, стал больше репертуар театра. Вырос опыт благодаря общению с другими театрами и поездками на фестивали. Но и дети, конечно же, поменялись. Те дети, которые пришли в конце того века, очень отличаются от поколения XXI века. Сейчас дети более мобильные, собранные, эмоциональные, требуют всё сразу в одну минуту. Но это больше не проблема детей, а результат влияния телевидения и общества. Дети сейчас не стали хуже – они просто другие.

 

– Какие перспективы у театра?

– Скоро у нас долгожданная премьера «Улитки» – это новый кукольный спектакль. Дальше нас ждут поездки на фестивали, мы будем выбирать из приглашений, что нам по силам и финансам. И, наверное, перед Новым годом будет новый спектакль. У меня много ребят, и порой они ставят спектакли, которые не репертуарные. Сейчас один состав занимается постановкой спектакля «Новый наряд великана». Это английская сказка, мы решили её поставить в новом для нас жанре теневого театра. Один из грандиозных планов на будущее – отпраздновать двадцатилетие театра в 2019 году. Мы планируем пригласить всех выпускников театра, которые разъехались по городам России и учатся в Петербурге, Москве, Краснодаре и Ярославле. И если возникают какие-то идеи, мы их обязательно включаем в планы на будущее, постепенно в них что-то добавляя и меняя.


Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей