Тренер по художественной гимнастике Наталья Пудовкина: «У нас очень ювелирная работа»

Автор – ученица Школы молодого журналиста Дворца детского и юношеского творчества Тольятти Кристина Гутюм

3, 2, 1, старт! Каждый спортсмен испытывает огромный спектр эмоций перед выступлением. Но что чувствует в этот момент тренер? Как справляется со своими эмоциями, как помогает спортсмену пережить волнение и страх перед стартом? Об этом мы поговорили с президентом федерации эстетической гимнастики в городе Тольятти Натальей Пудовкиной. Уже 30 лет Наталья Ивановна работает тренером по художественной гимнастике, помогает детям войти во взрослую жизнь, поддерживая при этом их интерес к спорту. Но как при этом самой не потерять интереса к делу всей своей жизни? Как преодолеть выгорание в спорте? Как достичь успеха?..

«Я „собрала“ все виды гимнастики»

– Почему вы решили стать тренером?

– У меня были хорошие педагоги, они мне нравились и внешне, и по поведению. Нравилось, как они двигаются, как разговаривают, как требовательно относятся к себе и к детям, например, когда кто-то плохо себя вёл, опоздал на тренировку, или форма была неопрятная. Это всё совпало с моим внутренним «я», и свой выбор – что я буду именно тренером – я сделала в семь лет. Но был момент в детстве, когда я захотела стать секретаршей: посмотрела фильм «Служебный роман» и подумала, что секретаршей надо стать. А потом пожила с этой мыслью и поняла, что это не моё.

– Где вы учились на тренера?

– Я окончила Волгоградский государственный институт физической культуры, сейчас это академия. Поступила в 1983 году, закончила в 1987-м. Знаю, что я единственная в Тольятти имею диплом тренера-преподавателя по художественной гимнастике.

– Каким спортом на протяжении жизни вы занимались?

– Было несколько видов спорта. Начинала со спортивной гимнастики. Тольятти – город молодой, здесь много что открывалось и развивалось. Был момент, когда тренеры в 1980-х начинали задумываться о том, что не все дети могут развиваться и достигать высот в спортивной гимнастике. И они начинали ставить «фильтр»: куда же всё-таки можно пойти детям, чтобы быть успешными. И когда мне предложили перейти из спортивной гимнастики в акробатику, я перешла. Был этот переход удачным или нет, судить трудно, потому что там я тоже многому научилась, что-то поняла для себя, кому-то даже нервы потрепала из тренеров (улыбается). Но потом совершенно случайно моя мама встретилась с моим первым тренером – Ниной Александровнй Ермиловой. Она ей объяснила, что наш хореограф – Галина Анатольевна Тузовская – открыла отделение художественной гимнастики. И я перешла к ней, в художественную гимнастику. И поняла, что вот это – моё! Так что я «собрала» все виды гимнастики.

– Как вы стали работать во Дворце детского и юношеского творчества (ДДЮТ) Тольятти? До этого ещё где-нибудь работали тренером?

– Кроме как тренером я никем не работала. С 14 лет уже в зале помогала тренеру, поскольку из старших нас было мало, мы были первым набором. И уже тогда мне нравилась тренерская деятельность. А в ДДЮТ я пришла работать в 1989-м, когда мне было 23 года, перед этим год проработала в платной школе (тогда они только начинали открываться), но это было не модно, кругом был социализм, а тут вдруг платные услуги.

«Слово „должен“ убивает личность»

– Какими качествами должен обладать тренер в художественной гимнастике?

– Смелостью. Во-первых, нужно взять на себя ответственность вести детей с малого возраста и до более взрослого, нужно быть уверенным, что ты делаешь всё правильно. Во-вторых, необходимо выдерживать огромные перепады в правилах, во взаимоотношениях, которые у нас в стране творятся, и, конечно, просто в социуме. В-третьих, взять на себя ответственность за то, что через это всё пройдёшь и любовь к тому, что ты делаешь, не исчезнет. Быть важной частью огромного количества людей – это очень большая смелость.

– Хотелось ли вам уйти из профессии?

– Хотелось, и даже много раз. Это уникальное слово «должен», слово, убивающее личность. В более взрослом состоянии понимаешь, что все твои западания, усталости, выгорание происходят именно от этого слова – «должен». Нам его внедряли с рождения, с 60-х годов.

Мне посчастливилось попасть в Таиланд, там я узнала одну маленькую тайну счастья тайцев. Они всё делают с настроением и желанием и живут по принципу «сабай»: «у меня есть настроение – делаю, у меня нет настроения – не делаю», и это перекликается с фразой «всё делаю с любовью». Если человек делает что-то с хорошим настроением, например, печёт печенье, разукрашивает стены, и если ему это в удовольствие, то это и является его ценностью в жизни, практически всё, что мы видим, – это чья-то большая любовь к тому, что он создал. А люди, которые живут в закрытом и зажатом состоянии с установкой «должен», ничего хорошего не сделают. К примеру, можете посмотреть на наш русский асфальт (смеётся). Если дело делается с удовольствием, любовью и осознанием, что это твоя потребность, что ты испытываешь удовольствие в этот момент, то и получается качественно.

– Как бороться с выгоранием?

– А зачем бороться?! Надо просто признаться самому себе, почему это происходит. И действовать. Помочь вернуть блеск в глазах могут определённые тренинги, поездки к специалистам, которые работают в этой сфере, подбор литературы, психотерапевты. После этого все «узелки» развязываются и можно дальше продолжать работать. Прежде всего, это внутренняя работа с собой.

– Что самое интересное и самое сложное в вашей профессии?

– Интересное то, что каждый день неповторим, каждый день – что-то новое. А самое сложное – не ошибиться в правильности своего поступка, сказанной перед соревнованием фразой, грамотности подобранного движения, чтобы не покалечить, а дать возможность организму жить и результат получить. У нас очень ювелирная работа.

– Какие личностные качества помогают вам в работе?

– Упорство. И всё.

– Как вы определяете точку своего роста?

– Открываю дневник тренировочный год назад. И сравниваю результаты. Мне всегда кажется, что я вообще ничего не делала в прошлом году. И так каждый год.

«Счастье – попасть к тренеру, с которым ты на одной волне»

– Какие результаты у ваших учеников?

– Есть рост глобальный, например, Чемпионат мира, областные соревнования, городские соревнования. И есть внутренний рост. Для меня сейчас очень важен именно тот рост, который произошёл именно в этом году в детях, внутри. То есть я потихонечку попытаюсь каждому из них донести смысл его нахождения здесь, объяснить, что важен его личный рост. А по результатам высоких российских мерок результатов у нас нет. Причина вполне объективная – на сегодняшний день у нас нет таких условий, чтобы действительно готовить детей для такого уровня. Вчера я смотрела интервью Ирины Александровны Винер, и она сказала: «Успех – это кулак из пяти составляющих: залы, питание, медики, качественный персонал, талантливый ребёнок. Если будет все это, то будет результат». Я с ней согласна.

Если брать рост детей по спортивной линии, то у меня дети выполняют разряды потихонечку, спокойно, без надрывов . Сказать, что я тренирую как штампую, – нельзя, есть «почерк», мой «бренд» в подготовке гимнасток. Моих гимнасток очень трудно перепутать. И если говорить про результаты, то для меня это показатель и результат на сегодняшний день, потому что именно такую цель я и преследовала.

– Как нужно тренироваться, чтобы стать олимпийским чемпионам?

Для начала нужно иметь прекрасные физические данные и внутреннюю физиологию, заточенную именно на художественную гимнастику. Надо иметь счастье попасть в руки тренера, который будет с тобой на одной волне. Проблема в том, что не все великие тренеры могут тренировать любого. Надо, чтобы это сошлось, это как два магнита – они либо притягиваются, либо отталкиваются. Думаю, это и есть химия взаимоотношений. И, конечно, важен хорошо сложившийся поток соревнований и правил соревнований – именно для тебя.

– Как вы мотивируете своих спортсменов?

Никак, они все 30 лет моей работы тренером сами проходят через это. А если в процессе теряют мотивацию, то нужна, прежде всего, работа с психологом, надо разбираться, почему произошла потеря интереса, почему произошло выгорание. Если действительно существует объективная причина, я говорю: «Хорошо», а после паузы добавляю, что до сентября документы лежат у меня. Если после лета и отдыха ребёнок не захотел, значит, для него гимнастика закончилась.

– Какая для вас самая высокая награда как для тренера?

– Когда придёт ученица, которая пойдёт, так же, как и я, – дальше по тренерской деятельности.

Ваше педагогическое кредо?

– Что происходит, то и цель.

– Тренироваться или тренировать?

– Тренироваться. Я бы с удовольствием создала машину времени и вернулась назад. До сих пор во сне делаю свою программу. «На ковёр приглашается...» – это нельзя передать. Это надо прожить.

Просмотров: 253
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей