Две войны за два дня. Кто и как организует военно-исторические реконструкции в Тольятти

Мы живём во времена, когда раны от войн прошлого века уже успели зажить. И всё же забыть прошлое – значит, потерять будущее. Некоторые считают: чтобы понять войну, нужно увидеть её своими глазами. Сделать это безопасно помогает историческая реконструкция. В рамках проекта «Живая история» Екатерина Кандрашкина узнала у участников военно-исторических клубов Тольятти о том, как и зачем проходят бои в современном мире.

Вспоминая историю

В Парковом комплексе истории техники имени К. Г. Сахарова в Тольятти начиная с 2012 года ежегодно в конце лета или в начале осени проходит фестиваль исторической реконструкции «Россiя. XX векъ». На фестивале можно полностью погрузиться в мир истории: станцевать вальсы, принятые у дворян в дореволюционной России, примерить крестьянскую одежду или прогуляться по советской подводной лодке. Гвоздь программы – реконструкция боя одной из войн XX века. Россия участвовала в Первой и Второй мировых войнах, а также в Афганской войне 1979–1989 годов.

В 2019 году в Тольятти состоялся IX фестиваль «Россiя. XX векъ». Он впервые длился два дня – 20 и 21 июля. В первый день прошла реконструкция боя «Эхо Афгана», посвящённая 30-летию вывода Советских войск из Афганистана, операции 1988 года. Как неоднократно подчеркнул комментатор, в реконструкции участвовал Григорий Кириченко, Герой России, участник Афганской войны. Во второй день был воссоздан эпизод боя операции «Багратион», состоявшегося в 1944 году в ходе Великой Отечественной войны. В реконструкции принимали участие военно-исторические клубы Поволжья из Тольятти, Самары, Воронежа, Ульяновска, Набережных Челнов, Саратова и Нижнего Новгорода.

Помимо фестиваля «Россiя. XX векъ» в Парковом комплексе истории техники имени К. Г. Сахарова ежегодно 5 января проходит реконструкция «Рождественские манёвры».

 

«Я была в Красной армии, а мои друзья были немцами». Откуда берутся реконструкторы?

За год комплекс имени Сахарова посещают около 40 тысяч зрителей. Некоторым удаётся не только увидеть реконструкции, но и присоединиться к ним, как это случилось с жительницей Тольятти Анастасией Нагориной.

– Впервые я увидела реконструкцию боя в музее Сахарова в 2019-м. И осталась в полном восторге, – рассказывает девушка. – Мы стояли у забора, а за ним на поле шёл бой. Ездили танки, бегали реконструкторы, переодетые в солдат, взрывались «бомбы». Такого даже в кино не увидишь! Прямо перед тобой живые люди, и хотя знаешь, что все это постановка, понимаешь, что такое реально могло быть, и от этого мурашки бегут по коже.

Анастасия рассказывает, что история интересовала её всегда, но знаний, по её мнению, не хватало. Ей всегда больше нравилось коллекционировать старинные монеты или рассматривать в музее реальные вещи из прошлого, чем просто разглядывать их фотографии на страницах учебника:

– Реконструкция оказалась даже лучше, чем обычное посещение музея. Ведь здесь ты видишь «живую историю», а не её «застывшие фрагменты».

Анастасия Нагорина ещё несколько раз посетила реконструкции в качестве зрителя, а затем решила стать её участником и присоединилась к тольяттинскому военно-историческому клубу «Бессменный часовой». И уже в 2020 году вместе с клубом отправилась на реконструкцию боя Великой Отечественной войны в Набережные Челны, которая состоялась 16 февраля.

– На первой реконструкции мне было очень холодно, – делится Анастасия. – У меня пока нет своей военной формы, и со мной поделились товарищи. Но форма летняя, а на улице зима. Один из реконструкторов дал мне свои военные перчатки, а потом отказался забирать, заявив, что это подарок на 8 Марта.

Анастасия вспоминает, что на реконструкцию поехала с друзьями из клуба «Бессменный часовой», но все друзья играли роли немцев, а она одна была в Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) и совершенно не знала, что ей делать и за кем бежать. Рядом оказались ещё несколько девушек, которые также впервые участвовали в реконструкции и не совсем понимали, что от них требуется.

– Нас было пять девушек, а потом к нам подошёл парень, уже опытный реконструктор, и повёл нас в «бой». Получилось совсем как в книге «А зори здесь тихие», – вспоминает Анастасия.

Однако в отличие от героинь книги Бориса Васильева, в этом бою никто не пострадал. На реконструкциях предъявляются строгие требования к технике безопасности. Анастасия осталась довольна и хочет продолжать заниматься этим необычным хобби, попутно изучая историю. А редакция медиахолдинга «Есть talk!» решила подробнее изучить тему исторических реконструкций.

 

Выстрел в прошлом – это пушечный залп в будущем

В России реконструкция возникла на рубеже 1970–1980-х годов и быстро получила распространение среди людей, увлекающихся историей и культурой. В Тольятти это явление пришло уже в XXI веке.

– Военно-историческая реконструкция – это воссоздание боевых действий времён той эпохи, в соответствии с которой проводится реконструкция, – разъясняет опытный реконструктор, соруководитель военно-исторического клуба Тольятти «Бессменный часовой», студент опорного Тольяттинского государственного университета Александр Неборак.

Эпоха выбирается с учётом привязки к определённой местности или дате – в зависимости от целей организаторов.

– Сейчас юбилейный год – год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, поэтому реконструкции связаны с этой войной. В 2018 году проводили много реконструкций по Первой мировой войне, поскольку было 100 лет с её окончания, – уточняет Александр.

При организации реконструкции выбирают конкретный год и битву, которая должна быть воссоздана. В зависимости от года и битвы выбираются форма и снаряжение. О дате и месте проведения реконструкции оповещают заранее: размещают анонсы в соцсетях, на официальных сайтах музеев и исторических клубов, делают информационные рассылки по СМИ. Исторические реконструкторы из разных городов страны подают заявки и приезжают за день до мероприятия. Организаторы составляют сценарий реконструкции, всем участникам отводятся свои роли.

– Однако стоит отметить, что реконструкция – это не спектакль, поэтому сценарий больше похож на план. Импровизации на поле боя приветствуются, – поясняет Александр Неборак.

Как правило, реконструкция боя – это атака одной стороны, затем оборона другой стороны с различными сценарными элементами, выход разведки, разминирование и танковая атака.

Крупную технику для реконструкций – танки, автомобили других эпох, иногда даже самолёты – выделяют музеи или частные коллекционеры. Бои могут длиться от десяти минут до часа – в зависимости от сценария.

Иногда реконструкторов приглашают поучаствовать в съёмках фильмов, поскольку у них уже есть форма и снаряжение.

– Я участвовал в съёмках четыре раза. Один раз в документальном военном фильме «Человек Великой смуты. Николай Щорс». Остальное – короткометражные фильмы. Последний раз совсем недавно играл одну из главных ролей в фильме «Бабушкин альбом». Это история о том, как девочка перемещается в прошлое благодаря старому альбому и видит, как её бабушка, в прошлом её ровесница, прощается со своим старшим братом, который уходит на фронт. И после этого начинает более уважительно относиться к урокам истории и литературы. Подобные фильмы имеют патриотическую направленность.

Однако съёмки фильмов не являются основной деятельностью реконструкторов, уточняет Александр Неборак. Заниматься военно-исторической деятельностью он начал в 2013 году. Тогда он учился в 10-м классе, и педагог пригласил его поучаствовать в реконструкции от Паркового комплекса истории техники К. Г. Сахарова:

– Я начал заниматься реконструкцией, потому что меня интересовало огнестрельное оружие. Уже потом меня заинтересовала и военная история и история в целом. Есть такая цитата: «Выстрел из пистолета в прошлом – в будущем пушечный залп». Она показывает, что, если мы не будем знать историю, в будущем она может повториться, но уже в более катастрофических масштабах.

Александр подчёркивает, что реконструкторы «играют в войну» не потому, что хотят войны. Как раз наоборот – важно знать об ошибках прошлого, понимать, что в войне нет ничего хорошего.

Организуются о полевые выходы. Эти мероприятия реконструкторы проводят сами для обучения полевому быту, тактике ведения боевых действий, стрелковой подготовке и изучения прочих военных наук для адаптации к условиям, форме и снаряжению. Они никем, кроме самих реконструкторов, не финансируются, проводятся обычно один-два раза в год.

Вторая и основная деятельность военно-исторических реконструкторов – мероприятия, которые военно-патриотической направленности для широкой аудитории. На реконструкциях предъявляют высокие требования к историческому соответствию формы, которая надета на участниках, снаряжению и вооружению. Требования повышаются в зависимости от уровня и масштаба мероприятия:

– Контроль осуществляют люди, разбирающиеся в униформистике, имеющие авторитет в реконструкторской среде, часто историки по образованию. Они занимаются изучением формы и снаряжения по источникам, книгам, уставам, фотографиям и определяют, насколько историчен образ того или иного участника.

Реконструкции, по мнению Александра, можно поделить на несколько уровней. Первый – небольшая реконструкция местного значения. Обычно проходит в черте города, на площади или стадионе. Это скорее напоминает не историческую реконструкцию, а просто шоу: несколько человек в форме выходят, стреляют в воздух, дерутся. Подобные мероприятия проводят на площади в праздник 9 Мая. Как правило, участвуют лишь городские клубы.

Подготовлено клубом реконструкторов «Бессменный Часовой» на 9 мая

Более масштабные реконструкции проводятся за городом, на поле, или, как в Тольятти, в Парковом комплексе имени К. Г. Сахарова. Для участия в них приезжают реконструкторы из других городов. Иногда они несколько дней живут в аутентичных условиях, готовят на костре, стоят на посту, а уже после устраивают «бой».

Существуют и реконструкции, которые проходят в исторической местности. Так, например, реконструкция боёв за Кёнигсберг проводится в окрестностях Калининграда.

На проведение реконструкций деньги выделяет администрация города, депутаты, различные предприятия и организации. Военно-историческая реконструкция сегодня курируется Российским военно-историческим обществом, которое и координирует все крупные мероприятия исторической направленности.

Общероссийская общественно-государственная организация «Российское военно-историческое общество» основана в 2012 году указом президента России Владимира Путина. Его деятельность направлена на изучение и популяризацию военной истории России, а также сохранение объектов военно-исторического культурного наследия.

Регистрация реконструкторов в Российском военно-историческом обществе является добровольной.

– Общество выдаёт удостоверения, которое подтверждает, что ты являешься реконструктором. Это даёт определённые привилегии. Например, это удостоверение можно показать полиции, если вдруг тебя задержат в чужом городе в военной форме с макетом оружия, – рассказывает Александр Неборак.

Настоящее оружие на реконструкции не используют – берут макеты винтовок и автоматов, а также охолощённое оружие.

Перед реконструкцией обязательно проводят инструктаж по технике безопасности. Во время боя нельзя наносить настоящие удары, нельзя делать выстрел, если другой человек находится на расстоянии меньше двух метров. За «взрывы бомб» во время боя отвечают квалифицированные лицензированные пиротехники.

 

Военно-исторические клубы Тольятти

Первый в Тольятти военно-исторический клуб «Волжские стрелки» создал Николай Мордвов в сентябре 2009 года. Клуб был зарегистрирован как некоммерческая организация и просуществовал до 2017 года.

– Один клуб может реконструировать одно подразделение, а может целую эпоху, – рассказывает Александр Неборак. – А существуют клубы, которые занимаются реконструкцией сразу нескольких эпох. «Волжские стрелки» были мультизадачным клубом. Изначально они реконструировали Первую мировую войну и Гражданскую войну.

Для реконструкции Первой мировой войны был воссоздан 189 пехотный Измаильский стрелковый полк. Этот реально существовавший полк сражался в Восточной Пруссии. Тольяттинские реконструкторы выбрали его, поскольку до войны он базировался в Самарской области. Со стороны Германии реконструировали 45-й пехотный полк. Этот полк был противником Измаильского полка в Восточной Пруссии.

Гражданскую войну «Волжские стрелки» также рассматривали с позиций двух конфликтующих сторон. Здесь реконструировали сразу три подразделения. Первое подразделение – Красная армия. Второе – интернациональный отряд освобождённых военнопленных, которые воевали на стороне «красных» (большинство русских солдат в 1917–1918 годах были на арене боевых действий Первой мировой войны). Со стороны «белых» реконструировали первый офицерский полк генерала Маркова – третье подразделение реконструкции.

В 2012 году «Волжские стрелки» решили подробно изучить Великую Отечественную войну и занялись её реконструкцией. Были выбраны так же два подразделения. Первое – 68-й стрелковый полк Красной армии. В качестве противников воссоздавали второй егерский батальон. Егеря во времена войны отлавливали партизан или воевали в городской местности.

В 2016 году в Тольятти работали уже три военно-исторических клуба. В 2014 году был создан клуб «329-й стрелковый полк». Он занимался реконструкцией Второй Отечественной войны. Клуб существует по сей день и на сегодня включает 15 человек. А в 2016 году появился клуб «Патриоты». Первое время он реконструировал лишь подразделения Красной армии, но позже в него вступили реконструкторы, которые выступали «со стороны» фашистской Германии. В настоящий момент клуб также занимается реконструкцией Афганской войны. В его составе более 25 человек.

– Клубы создают реконструкторы для реконструкторов, – поясняет Александр Неборак. – Очень часто они никак не зарегистрированы – это просто сообщества людей с общими интересами. Реконструкторы в составе клуба участвуют в мероприятиях, могут проконсультироваться по поводу оружия или снаряжения с историками, которые нередко посещают подобные клубы, или с другими реконструкторами. Однако военно-исторические клубы, за редким исключением, не являются юридическими лицами. Клубы могут распадаться или, наоборот, объединяться в один.

В 2017 году клуб «Волжские стрелки» был распущен руководителем по личным причинам. Вместо него появился «Бессменный часовой». Он существует и сегодня, продолжает заниматься реконструкцией тех же эпох, что и «Волжские стрелки» в прошлом. Состав клуба постоянно меняется, сейчас в нём участвует 10–15 человек.

– Название клуба «Бессменный часовой» – символ того, что военные реконструкторы всегда находятся на своём посту – на страже военной истории и истории нашей страны в целом.

Военно-исторические клубы изучают историю разных эпох по источникам, проводят уроки «живой истории» в школах, являются участниками и организаторами мероприятий, имеющих военно-патриотическую направленность.

Подробнее узнать о деятельности каждого из военно-исторических клубов Тольятти и их ближайших мероприятиях можно в официальных группах или на сайтах клубов: «Волжские стрелки», «Бессменный часовой», «Патриоты».


Просмотров: 71
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей