Елена Блинова: «Хочу собственное видение мира изобразить...»

Осенью кафедре журналистики опорного Тольяттинского государственного университета (ТГУ) исполнится 20 лет. В декабре 2018 года такой же юбилей отметила региональная общественная организация «Хрустальный ДомЪ». В 1990-е эти два учреждения познакомились благодаря студентам ТГУ, которые писали о первых шагах этой некоммерческой организации. Магистранты кафедры журналистики ТГУ решили восстановить прежние связи и узнать о том, чем клуб продолжает заниматься 20 лет спустя. Об этом им рассказала Елена Блинова основатель и бессменный руководитель клуба.

Одним из первых изданий, написавших о «Хрустальном доме», стала «Общественная газета», которая выпускалась при участии студентов-журналистов. «Скучно. Хотя дел по горло. Но всё пусто и бессмысленно, ни к чему не лежит душа... В таком рассеянном раздумье увидела я однажды вывеску общественной организации „Хрустальный ДомЪ“», – писала в 2001 году студентка-первокурсница Мария Кулахметова. Что-то аналогичное произошло и со мной. После знакомства с «жителями» общественной организации мне удалось по-новому взглянуть на привычное. Например, я узнала, что после работы можно сесть не за компьютер, а за холст; не готовить очередной отчёт, а писать картину... И такой ассоциативный ряд можно продолжать. Живопись, актёрское мастерство, лепка из глины – всё, что связано с творчеством, с изобразительным искусством, объединилось на одной площадке. Для участников таких мастер-классов нет ограничений по возрасту, физическому состоянию или таланту. Есть только одно негласное условие – быть в своём творчестве старательным и искренним.

Елена Эдуардовна, в какой момент жизни вы поняли, что хотите заниматься творчеством?

Мысли о том, что можно заниматься чем-то, кроме своей профессиональной деятельности, пришли где-то в начале 90-х. По профессии я – книговед, двадцать лет проработала в книжной торговле. Была директором «Дома книги», товароведом, а также заведующей трёх-четырёх городских магазинов. В 90-е годы в страну пришли перемены, и это коснулось нашей сферы. Сначала я перешла на другой вид деятельности: открыла художественный салон. Стала работать с художниками Тольятти, которые в то время хотели выставлять свои работы. Это и было моим первым прикосновением к творчеству. Затем, в 1995 году, началась волна смены хозяев помещений торговых точек в городе. И вот тогда я уже вынужденно ушла из книжной торговли и художественного салона. Или можно сказать, меня «ушли». Помещение, где мы работали, было захвачено рейдерами.

– Тогда вы и решили открыть творческий клуб?

Да, встал вопрос: «Чем заниматься дальше?». И возникла мысль открыть клуб по интересам, где люди, имея хобби, отличное от профессии, имея внутреннее желание заниматься творчеством, но страх проявить себя, могли советоваться друг с другом и делиться опытом, а самое главное – показывать своё творчество. Для того чтобы начать какое-то дело, нужна группа людей, которые думали бы одинаково и имели бы некое сонаправленное желание. В течение двух-трёх лет сложилась группа людей, у которых были одинаковые интересы. Встречи проходили у меня в квартире. Это были скорее «кухонные посиделки»: люди собирались у меня и общались друг с другом. Так было на протяжении пяти лет. Потом мы решили перейти на официальный уровень и зарегистрировать юридическую организацию. И в 1998 году нас зарегистрировали как общественную организацию «Хрустальный ДомЪ».

– В «Хрустальном доме» есть ваши картины, представлены альбомы со стихотворениями. Как всё это появлялось на свет? Взаимосвязаны ли ваши художественные и литературные произведения?

– Поэзией это назвать трудно... Первые поэтические строчки появлялись ещё в школе. Было даже какое-то время внутреннее ощущение, что я могу писать! Но когда началась активная социальная и семейная жизнь, стало не до того. А после 1996 года я перестала работать в социуме: появилась возможность уделять больше времени не содержанию семьи, а делам, которые интересуют меня больше всего. Вот тогда снова пошли поэтические строчки, также возникло некое желание – хочу собственное видение мира изобразить.

– А первый художественный опыт?..

– У всех у нас в школах были уроки рисования. В своё время педагог мне сказал: «Жить будешь долго, а рисовать никогда не сумеешь». То есть, по её мнению, у меня не было вот этого видения мира, и с горем пополам мне ставили четвёрки. Но внутри была уверенность, что я хочу и могу изобразить мир, так как я вижу его внутри себя. И тогда, будучи взрослой, в 1995 году я познакомилась с художником Ириной Демченко и попросила её научить меня рисовать. Началось всё с того, что она пригласила меня в свою мастерскую и показала несколько своих картин. Они все были абстрактными. Она попросила меня расшифровать одну из них. Я предположила, что это портрет мужчины, хотя там не было классического портрета. Глядя на эту картину, по ощущениям даже перечислила возраст, качества человека. И оказалось, что точно описала портрет. С этого момента и завязались наши дружеские отношения. А потом Ирина научила меня технически работать с красками: как разводить и наносить их, объяснила, что такое холст, какими кистями лучше рисовать. А однажды поставила передо мной холст и сказала: «Рисуй! Испортить невозможно». И тогда появилась первая картина, которая называется «Колокол времени». Она вошла в мой творческий альбом со стихотворениями. И, нарисовав её, я обрела уверенность и смелость: «Я могу!». С этого момента из меня начали «выходить» образы, которые мне хотелось запечатлевать. Постепенно оттачивалась и смелость руки.

Как вы оценивали своё творчество в то время?

– А я не оценивала. Я удивлялась и восхищалась! Но восхищение было из разряда «Ого! Могу!», «Ого! Получилось!». Было ощущение, будто бы то, что виделось в сознании, получалось изобразить на бумаге.

– Родные, наверное, как-то отмечали ваше творчество?..

– Я тогда свои картины никому и не показывала. Дети были маленькие, муж был занят на работе. Но они тихо удивлялись, именно тихо: «О! Получается!». На тот момент для меня была важна только собственная оценка. Мнения окружающих людей становилось для меня на второй план. Я же не собиралась свои картины продавать, я не собиралась становиться известным или профессиональным художником. Для меня самое главное было в том, что накопленное внутри выходило из меня и становилось зримо, видно, понятно и даже иногда красиво. Удивлением для меня стало то, что зрительный образ и теоретическое понимание находили в окружающем мире своё соединение. У меня произошёл случай, о котором рассказываю всем своим знакомым и ученикам. Однажды, я резала морковь для салата. Разрезав её, увидела, что внутри она была очень красивой, цвет был насыщенным. И у меня возник образ – это Вселенная – она внутри оказалась ну такой красивой!. И я нарисовала эту картину акварелью – тогда я рисовала акварелью. И вот потом пришло понимание того, что во всём, что мы видим, есть образы, которые как знаки расшифровывают окружающий мир. Это мир, звёзды, люди. Вокруг нас есть образы-подсказки. И вот именно их надо увидеть и пытаться нарисовать. А потом уже картины пошли «изнутри». Но задачу я ставила себе именно такую – в образе попробовать передать знаки. А стихи шли параллельно. Просто бывало так, что сначала рисовала образ, а потом на него ложились поэтические строчки.

– Первая выставка объединила поэтическое и художественное творчество...

– Да, первую выставку в 1995 года я подготовила из акварельных картин. Каждую дополняло стихотворение. Кстати, первая выставка появилась благодаря Ирине Демченко и называлась «Мы». Она была проведена в художественном музее. Тогда Ирина была участницей творческой группы «Пантеон». И она, поговорив со своими художниками, дала разрешение, что в рамках их проекта мы с друзьями проведём выставку своих работ.

– В это же время развивалась ваш центр. Какая у него была задача? Каких людей он объединял?

– Изначально мы ставили задачу, чтобы в нашем клубе все поколения находили деятельность по интересам. Родители, дети, бабушки, сёстры и братья – чтобы они все могли найти себе применение. Даже все вместе. Именно в рамках этой задачи где-то в 1999 году возникла идея любительского театра. Сначала это были небольшие сценки на праздники. Постепенно нам этого стало мало. И мы начали создавать капустники и дни именинника. Допустим, за три месяца собирали именинников и по теме их знаков зодиака создавали театральное действо. Делали это сами для себя, для того чтобы весело, празднично и творчески провести время. Люди оформляли, рисовали, шили костюмы, писали стихи или песни, всё это исполняли. Мы хорошо проводили время и развивали свои творческие возможности, а затем пришёл внешний спрос: на вечера стали приходить зрители.

Какие люди в то время посещали «Хрустальный ДомЪ» в качестве зрителей?

– Очень разные. Но одно их всё-таки объединяло – это внутреннее понимание, что чего-то в социальной жизни им не хватает. Социальная жизнь требует от человека какого-то одного направления активности. А у нас с вами, на самом деле, бывает больше этих направлений. Наш центр даёт возможность человеку проявить себя в том, что не запрашивает у него социум. За двадцать лет работы через нас прошло очень много людей. Осталась ¼ часть. Остаются, наверное, ответственные и активные. Потому что желания в творчестве недостаточно, нужна активность. Мы общественная организация. Следовательно, все, что мы делаем, мы делаем на добровольных, безфинансовых отношениях. Просто на энтузиазме. Человеку нравится это делать, он хочет это делать, делай, пожалуйста. Мы даём эту возможность. Но никаких финансовых обременений нет. Даже, можно сказать, что мы вкладываем свои финансы в дело. Если нам нужны костюмы, кто-то покупает ткань и сам их шьёт. Другой покупает краски, бумагу, чтобы сделать декорации. Что касается зрителей, это наши друзья. То есть те люди, кто нам интересен и кого мы интересуем. Они и приходят к нам на спектакли и выставки.

– Не только декорации, но и уют «Хрустального дома» создан также руками членов клуба. Ведь так?

– Да, так. Поначалу у нас не было своего помещения. Центр располагался у меня дома, регистрация была на домашнем адресе. Когда возникла потребность в отдельном помещении, мы попробовали обратиться к бизнесменам, к другим организациям, вскоре неожиданно узнали, что продаётся это помещение, где сегодня располагается клуб. Цена была невысокой, и нам удалось его приобрести. Помещение было в очень плохом состоянии. Когда мы пришли в этот подвал, то, что вы сейчас видите, этого не было. Это и был настоящий подвал! Здесь был земляной пол, с потолка сливалась канализация, потому что в нем были дыры. Здесь не было окон. И мы купили это помещение. Стали все делать своими руками. Нас тогда было 15 человек. Может быть, из них было 10 активных, а пять помогали по возможности. Тем не менее, потихоньку делали. И одновременно происходило творческое развитие с помощью оборудования этого места. Люди, которые никогда не держали в руках кисточку или шпатель, учились делать строительные работы сами. Поэтому здесь уютно. Каждый уголок, каждая стена «прочувствовали» любовь наших рук.

– Какие направления были в клубе на тот момент?

– Изначально их было не так много. Первое направление, как записано в уставе, – это различные встречи и мастер-классы по развитию творческих способностей. То есть люди, имеющие навыки, в том числе профессиональные, пытались поделиться своим опытом с тем, кто хотел научиться чему-либо. Например, люди, умеющие петь, создавали некую группу желающих профессионально (или околопрофессионально_ петь. Самое главное – всё было для души. Очень распространено в те годы было понятие «здорового образа жизни». Люди делились друг с другом рецептами физической активности и питания. Затем у нас возникло новое направление – путешествия. Сначала мы путешествовали по области. Ежегодно шесть-семь лет ходили в кругосветку на байдарках. Затем ездили в Каменную чашу, другие заповедные места области. Вскоре наши путешествия стали расширятся, мы побывали в интересных местах, в Греции, Египте, восточных и юго-восточных странах.

– Во многих публикациях о центре вас благодарят за то, что вы помогаете человеку раскрыться творчески. Как это у вас получается?

– Это, наверное, надо спросить у тех, кто так говорит. Но я ставлю перед собой задачу не научить рисовать или писать стихи, потому что сама не профессионал в этом. Моя задача – научить человека творчески подходить к собственной жизни. Для меня образ жизни человека – это дерево. Человек на своём дереве может в любой момент вырастить ещё одну ветку – новый интерес, новое направление творчества. Как в своё время было сказано: «Не боги горшки обжигают». Если кто-то что-то когда-то сделал, почему я не могу этому научиться? Уверена, что любой человек может научиться шить, вязать, класть плитку, строить стены, красить, рисовать, петь. В конце концов это выходит в то, что человек, помогая себе, начинает помогать окружающим его людям. Своей жизнью и своим творчеством! Ведь мы говорим, что нужно воспитать человека. А что значит воспитать? Это не значит, что я вам или кому-то другому вбиваю в голову правила поведения. Это же известно, что мы учимся, пытаясь повторить поступки человека, который нас чем-то вдохновил. Я смотрю на него «О! Как здорово! И я так хочу!». Вот это самая большая мотивация. А когда мы говорим слово «надо», ничего не получится. Мы по детям знаем: чем больше говорить ребенку «надо», тем больше он будет делать по-своему. Жизнь как пример. А это и есть творческий подход к жизни. Поэтому развитие творчества это так: научись это делать сам, начни это делать и научись это делать со вкусом, не обвиняя кого-то, что ты чего-то не умеешь. И тогда люди, смотрящие на тебя, захотят это сделать и обязательно сделают.

– После общения с членами клуба, чтения их отзывов у меня всё-таки сложилось впечатление, что вы подталкиваете их к творчеству...

Нет, я не подталкиваю их! Это сделать невозможно! Просто я сама делаю и говорю: «Вкусно так делать! Слушай, это интересно!». Это разве подталкивание? Нет, конечно. Это творческий подход к жизни! На мой взгляд, всё, что делает человек, имеет запах, вкус, образ, цвет и звук. Только одни больше ощущают запахи, другие вкусы. Это и нужно в себе увидеть и начать развивать! Ведь пахнет и цветёт воздух, ветер, человек. Одного человека мы ощущаем как-то по-особенному, другого – по-другому. Но зачастую не акцентируем на этом своё внимание. Есть подсознательное восприятие человека, и оно самое правильное. И это уже творчество.

Как присоединиться к коллективу «Хрустального дома»?

– Сейчас членами клуба является 25 человек. У нас открытое членство, и каждый человек, познакомившись с нашей работой, согласно уставу, может два месяца нас изучать. Если он заинтересуется, может вступить в клуб.

Как о вашем клубе узнают?

– Самый действенный способ – это «сарафанное радио». Несмотря на то, что сейчас вся информация есть в интернете, за двадцать лет нашего опыта мы пришли к тому, что личное мнение человека о нас всегда лучше и правдивее.

Как вы ищите спикеров для проведения мастер-классов и встреч? Или они сами вас находят?

– Начинали проводить мастер-классы сами. Сначала члены клуба сами чему-то обучались, доводили своё умение до определённого качества, а потом это умение предлагали, как новое направление деятельности. Если это приживалось, тогда такие семинары проводились. По запросу – кому и что интересно. У нас также есть направление «Знакомство с интересными людьми», где мы предлагаем жителям города проводить у нас свои семинары. Но сначала мы сами знакомимся с ними. И если мы друг другу интересны, то уже проводим мероприятия совместно. Нас интересует личность. Человек, достигший каких-то возможностей и умеющий об этом рассказать.

Как проходит организация выставок, спектаклей, поэтических вечеров? Как к ним готовятся члены клуба?

В клубе есть актив, состоящий из 10 человек, который берёт на себя самую большую нагрузку по организации мероприятий. И обязанности между нами распределены. Кто-то занимается театром, кто-то выставочной деятельностью, кто-то курирует отделочные работы (так как мы продолжаем оформлять наш подвал), кто-то занимается деятельностью по связям с общественностью. А интересных людей ищут все!

– В декабре 2018 года центру исполнилось двадцать лет, можно говорить о результатах. Каковы эти результаты, на ваш взгляд?

На мой взгляд, результатом является то, что теперь в центр приходят дети и внуки тех, кто его создавал. Они уже здесь. Они участвуют в театре, ходят на семинары, принимают участие в строительстве. Смена поколений – главный результат. Мы передаём им своё творчество.

– Центр перешёл на третий десяток. Каким он будет, как вы считаете?

У меня такое ощущение, что ритм центра будет омолаживаться. Что такое молодой центр? Лет вроде бы больше, а ритм жизни в центре будет активнее, живее, шире, потому что ведущие позиции через несколько лет займут наши дети. А им столько лет, сколько было нам, когда мы регистрировали организацию. То есть у них много энергии, более широкий спектр желаний и больше возможностей проявлять себя. Поэтому, на мой взгляд, жизнь здесь будет «бить ключом»! И новые направления работы тоже будут, только они будут придуманы детьми, исходя из сегодняшних потребностей. Скорость жизни усилилась за последнее время. Изменяемость в обществе стала быстрее. А этому надо соответствовать. Поэтому, на мой взгляд, направления в центре будут придумывать следующее поколение. А мы будем отвечать на их вопросы. Потому что направлять их не надо, но не понятные ситуации у них будут, и они обязательно придут за помощью или советом к нашему поколению.

– Продолжите фразу «Центр помогает человеку...»

– Центр помогает человеку познать себя и рассказать о себе людям!

Просмотров: 257
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей