Долорес – убийца, Клейборн – жертва. Рецензия на моноспектакль по роману Стивена Кинга

Убийца или жертва? Злая женщина или заботливая мать? Раскаяние или оправдание? Эти и другие вопросы ставит перед зрителем Анна Митрофанова – режиссёр и актриса моноспектакля «Долорес Клейборн». Его премьера состоялась в октябре на сцене «Чёрного квадрата» театра «Дилижанс».

Спектакль режиссёра Анны Митрофановой, поставленный по одноимённому роману Стивена Кинга «Долорес Клейборн», стал победителем VIII фестиваля «Премьера одной репетиции» и вошёл в репертуар театра «Дилижанс». Что так впечатлило зрителя в спектакле – актёрская игра или режиссёрский замысел?

В своей исповеди Долорес рассказывает о перипетиях судьбы, и мотивация совершенного ею преступления с развитием сюжета становится понятна зрителю. Обиженная, но очень сильная – такой её чувствует и играет Анна Митрофанова. И такой её принимает зритель. Во время своего монолога актриса перевоплощается то в мужа Долорес Джо-Сент Джорджа, то в дочь Селену, то в работодательницу Веру Донован. Мимикой, голосом, жестами актриса рисует портреты героев, делает это очень живо, эмоционально. Вместе с актрисой зритель погружается в мир, который окружает убийцу, чувствует её раскаяние и жалеет её.

Главная героиня никогда не оправдывала себя и свои поступки, ­­­уверена Анна Митрофанова. Она понимала, что убила человека. Но и поступить иначе она тоже не могла. Её ребёнку угрожала опасность. И теперь Долорес живёт с тяжёлой ношей на сердце, осознаёт, что это крест, и он на всю жизнь. Мне кажется, её оправдал Стивен Кинг, её оправдал зритель. Ведь она сделала это из-за любви к дочери. Но сама для себя она всё-таки осталась убийцей.

Сценическая аскетичность в спектакле – часть режиссёрского замысла. Пространство «Чёрного квадрата» позволило режиссёру придать спектаклю необходимую камерность: зритель заглянул в квартиру главной героини, где вокруг стола раскиданы тапочки, газеты, мелочь, увидел маленькую комнатку пожилой Веры Донован, кухню Долорес, где её душит муж, и палубу парома, на которой дочь Селена делает страшное признание. Наконец, зритель видит и злосчастный колодец – место преступления. Особое значение в спектакле имеет реквизит: телефон представлен как деталь, с помощью которой связаны мизансцены, бесконечные звонки – как разговор с совестью, а беспорядок – отражение сложной судьбы человека. Сама Долорес предстаёт перед нами измученной женщиной, растрёпанной, в рваной одежде...

Мистика, ужасы – в таких жанрах преподносит творчество Кинга массовый кинематограф. Так ли это на самом деле? Анна Митрофанова детально изучила творчество автора и рассказала зрителю, что «Долорес Клейборн» не ужастик, а настоящий психологический триллер.

Поделиться с друзьями
Назад к списку статей