Исполнительный директор благотворительного фонда Борис Цирульников: «Человек должен понимать, для чего он работает и к чему стремится»

Не все тольяттинцы знают, что ряд известных в городе и за его пределами проектов удалось организовать во многом с помощью благотворительной деятельности. Так, например, фестиваль «Барабаны мира», ныне имеющий статус международного, нашёл дорогу в жизнь при поддержке городского благотворительного фонда «Фонд Тольятти». Это одна из самых успешных негосударственных некоммерческих организаций (НКО) в городе, и работает она уже более двадцати лет. Корреспондент Молодёжного медиахолдинга «Есть talk!» Карина Асриян поговорила с исполнительным директором фонда Борисом Цирульниковым о том, как возник «Фонд Тольятти», выяснила, какие инициативы удалось реализовать, и узнала, есть ли разница между волонтёром и добровольцем.

Первая НКО в Тольятти

 

– Борис Альбертович, сегодня среди множества проектов вашего фонда «Молодёжный банк», «Фонд Сергея Жилкина». Вы работаете с аудиторией разного возраста, и направление вашей работы сложно «уложить» в одну формулировку. С чего всё начиналось?

– История фонда началась с человека, которого, к сожалению, уже нет с нами – это Сергей Фёдорович Жилкин. Являясь в свое время главой администрации Автозаводского района, он придумал «Форум молодых городов». Главная конференция форума проходила в 1993 году в Набережных Челнах. На конференции мы искали способы развития двух молодых городов – Набережные Челны и Тольятти. Думали над тем, какой должен быть дизайн у молодого города, какие люди должны в нём жить и в каком направлении ему развиваться. Чуть позже наша тольяттинская команда познакомилась с группой людей из Москвы. Они рассказали, что, помимо государственных муниципальных структур и бизнеса, существует некоммерческие организации. После той встречи с москвичами я загорелся идеей создания некоммерческой организации на территории Тольятти. Постепенно начали развивать эту идею, а в 1994 году эти же ребята из Москвы подкинули ещё одну идею – о том, что существует технология фондов местных сообществ, которая была создана в Америке в 1914 году. Цель технологии – объединение людей для решения задач конкретной территории. Это социальные задачи в виде открытого конкурса проектов. Любой желающий мог участвовать в конкурсе: выступать инициатором проекта, либо вкладывать в него деньги. Так получилось, что узнали мы об этом в 1994 году, четыре года обдумывали все нюансы. И в 1998 году был зарегистрирован «Фонд Тольятти».

«Фонд Тольятти» рассматривает и поддерживает любые гражданские инициативы, социальные проекты, которые можно реализовать на территории города. Ознакомиться с программами и проектами фонда можно на официальной странице.

– Можно ли сказать, что этому способствовали какие-то внешние обстоятельства, ситуация в городе?

Помогло то, что в эту идею поверили городские власти и бизнес. Также большую роль в становлении фонда сыграли инициативные люди. Много людей заинтересовались этим, они захотели научиться чему-то новому. Ведь в Российской Федерации на постсоветском пространстве никто не сталкивался с такой деятельностью, и поэтому всем было интересно. Мы были первыми, кто взялся за эту идею не только на территории бывшего Советского Союза, но и среди стран Варшавского договора, таких как Болгария, Словакия, Югославия.

– Вам сложно это давалось?

Организационные трудности были во всём. Ведь никаких документов не было. Нам приходилось переводить документы с английского на русский язык, потом адаптировать текст, потому что перевод с английского совершенно не соответствовал ментальности России, российскому законодательству, пониманию людей. Также не было никаких технологий выполнения работы. Иностранные технологии были условными, подстраивать их под определённую территорию приходилось самим. И ещё одной организационной трудностью было то, что никто из нас не умел организовывать проекты, собирать информацию. Приходилось учиться, потом передавать эти знания другим. Самое сложное было в том, что ранее ничего подобного у нас не делалось, нельзя было нигде подглядеть, спросить... Преодолевалось это только тем, что люди отнеслись к делу с пониманием и желанием работать, где-то с фантазией. Было желание не просто участвовать в таком процессе, а получить хороший качественный результат.

Главное – это наши проекты

– Какие реализованные при поддержке фонда проекты вы можете отметить особо?

– На самом деле всегда любишь самые первые проекты, которые были направлены на поддержку чего-либо. Среди них – «Барабаны мира» и проект «Иппотерапия». Ещё я бы выделил с точки зрения функционального подхода проекты, которые были наиболее интересные, к которым хотелось возвращаться. Те, вместе с которыми развивался коллектив, принимавший в них участие. Важными считаю проекты, которые создают чёткий план поиска средств, создают системы фандрайзинга, попечительские советы, собирают вокруг себя волонтёров, коммерческие организации.

Один из таких проектов – организация для раннего развития «Знайка». Они сделали общий проект совместно с психологическим центром. Со временем у них появился собственный центр «Знайка». Сначала они работали в маленьком помещении, потом начали коллективно развиваться и взяли помещение побольше. Затем подали проект, получили грант. В центре стали применять педагогическую методику Марии Монтессори. В итоге им выделили полсадика, потому что сегодня они занимаются также с детьми-инвалидами.

– Вы упомянули «Барабаны мира». Думаю, о нём точно слышал каждый тольяттинец. Чем он значим для вас?

– Проект «Барабаны мира» – один из любимых. На начальном этапе развития никто, кроме нашей команды, не верил в его успех. Это проект Марины Ефремовой, которая решила объединить людей, склонных к наркомании. Барабаны являлись элементом занятости, если человек бьёт в барабан – значит, что у него все в порядке с координацией движений, он сосредоточен и активен. Сегодня «Барабаны мира» утратили часть социальной составляющей, но приобрели характер массового мероприятия.

– Знаю, у вас есть проекты для детей и молодёжи...

– Это ещё один проект, который дорог мне, – хор «Ладья». Он реализуется в стенах музыкальной школы. В 1994 году Галина Николаевна Девяткина создала хор на территории Приволжского федерального округа. В нём поют почти двести мальчиков. Все парни очень способные, быстрые на подъём, поют на разных языках. В нашем фонде была создана стипендиальная программа, мы поддерживаем талантливых детей из малообеспеченных семей.

А, к примеру, проект «Молодёжный банк» существует с 2004 года и создан фондом для инициативной молодёжи Тольятти. Он важен для нас с точки зрения стратегического значения. Нам нужно растить новые кадры и помогать людям, которые занимаются социальными проектами. «Молодёжный банк» – отличная площадка для того, чтобы из социального проекта сделать бизнес-проект.

В «Фонде Тольятти» существуют программы для молодёжи. Есть проекты по сохранению окружающей среды. Фонд проводит конкурсы для волонтёров и благотворителей. Также занимается финансовой адресной помощью.

Волонтёры или добровольцы?

– Прошедший 2018 год в нашей стране был посвящён добровольчеству. Получил ли фонд в этот период какую-то дополнительную финансовую поддержку?

– Важно отметить, что «Фонд Тольятти» и понятие «добровольчество» не всегда братья-близнецы. Мы занимаемся благотворительностью и социальным проектированием на профессиональном уровне. Я считаю, что понятия «волонтёр» и «доброволец» имеют разный характер. Добровольцы для меня – это те люди, которые непрофессионально занимаются такой деятельностью, они могут участвовать в акциях и мероприятиях по велению души. Мы поддерживаем это явление, но оно не является основным в фонде. Волонтёры же для меня – это люди, которые профессионально выполняют работу на добровольной основе.

– Но ведь эти понятия даже на законодательном уровне считаются синонимами...

– Да, федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам добровольчества (волонтёрства)», который приравнивает понятия добровольчества и волонтёрства, для меня является неправильным. Государство в нашей стране эксплуатирует волонтёров и добровольцев. В России человек, который занимается добровольческой деятельностью, в дальнейшем нигде не может предъявить накопленный опыт. Конечно, у человека появляется жизненный опыт и знания, но от государства продвижения он не получает. К примеру, волонтёр «Корпуса мира» (гуманитарная организация, отправляющая добровольцев в бедствующие страны для оказания помощи. – Прим. авт.) имеет возможность закончить Гарвард и потом в течение пяти лет ездить по странам и помогать людям. Когда у волонтёра закончится контракт, он вернётся в Соединённые Штаты Америки и будет иметь ряд привилегий: от принятия на работу в сильные государственные структуры до получения права учиться бесплатно и так далее. У нас, к сожалению, такого нет. Самое главное для волонтёра – это мотивация и понимание того, для чего он занимается добровольческой деятельностью.

Любой закон о добровольцах, вышедший в нашей стране, будет иметь формальный характер. У государства нет задачи следить за волонтёрами, и вскоре всё это движение пойдёт на спад. Можно, к примеру, выделить группу добровольцев, изучить их деятельность и посмотреть, что с ними будет через три года, кем они стали, чем занимаются, но государство этого не делает.

– И всё же, на ваш взгляд, зачем люди занимаются добровольчеством? Что их мотивирует?

– Я могу выделить три группы людей, которые занимаются добровольчеством: в первую входят те люди, которые могут применить добровольческий опыт и знания в профессиональной деятельности; ко второй относятся те, кто с помощью добровольчества обеспечивают свой досуг. Например, учащиеся техникумов, которые не очень хорошо учатся, но в добровольчестве показывают хорошие результаты. Так они занимают себя и повышают самооценку. К третьей группе могу отнести людей, которые занимаются добровольчеством из корыстных целей, для того чтобы получить отметки, грамоты, дипломы. Они участвуют в мероприятиях, чтобы похвастаться и повеселиться.

Государство должно договариваться с муниципальными структурами, с бизнесом о том, что люди, которые со школы являются волонтёрами, должны получать хорошие места на работе и не только.

«Однажды в «Молодёжный банк» пришел парень с проектом. Он учился на сварщика. Первым делом я специально стал его провоцировать и спрашивать: „Зачем ты приходишь к нам и хочешь делать социальные молодёжные проекты? Ты сварщик, иди и вари мосты“. Он мне ответил, что ему это нужно для того чтобы в будущем, занимаясь основной работой, не только видеть железку, а понимать, сможет ли мост обеспечить безопасность людей»

– У вас есть база волонтёров?

– У «Фонда Тольятти» нет базы волонтёров. Я считаю, что заниматься таким направлением, как волонтёрство, – очень серьёзная работа. Если организация занимается волонтёрами, то только ими и нужно заниматься. Необходимо объяснять молодёжи, для чего им это нужно, и создавать благоприятные условия. Я не пессимистически настроен по отношению к этому вопросу, просто считаю, что волонтёрство существует в стране, но как непрофессиональное движение.

Как это работает?

За 21 год работы у вас наверняка образовался большой штат сотрудников. Расскажите о ваших коллегах. Каждый специализируется на какой-то определённой работе?

– Мы обучаем всех сотрудников, которые приходят трудоустраиваться в «Фонд Тольятти». Мы обучаем всему – от специфики общения с людьми до работы с разными документами. В нашем фонде каждый сотрудник ведет определённое направление. Если, к примеру, программа небольшая, то сотрудник может вести десять таких программ, а кто-то только три или одну. Всё распределяется в зависимости от нагрузки. При этом сотрудники обязательно участвуют во всех программах фонда. У нас проектно-матричная система управления. В одном направлении человек выступает директором, а в других выполняет иные функции.

– В Фонде вы постоянно знакомитесь с предложениями граждан. На каких инициативах заостряете внимание? Что сейчас нужно нашему городу?

– В Тольятти практически нет лидеров. Один из главных проектов, который стоит реализовывать, – это проект по поиску лидеров. Нужно понимать, как искать лидеров и как с ними работать. На сегодня это важно для города.

В Тольятти создана Стратегия развития до 2030 года – стратегия культуры, города, образования и так далее. Сегодня важны проекты, которые показывают стратегические планы. К примеру, как сделать так, чтобы добровольчество стало модным? Как сделать так, чтобы добровольцы не уехали из города?

Важны проекты, которые связаны с работой со старшим поколением. Ведь ближе к 2030 году каждый четвёртый житель города будет старше пятидесяти лет. Это важно для Торгово-промышленной палаты, для того чтобы знать, какие рабочие места создавать, важно для власти, для бизнеса. Важно и для меня тоже – как директора муниципального учреждения. Мне нужно понимать, кого я завтра буду учить. Нужны проекты, которые покажут будущее города, расскажут, что с этим можно сделать.

И, конечно, нужно создавать проекты для молодёжи. Важно сейчас не то, чтобы молодёжь оставалась в родном городе, а чтобы думала о нём. Ведь жить можно и в другом городе, но создавать проекты здесь, работать и заниматься благотворительностью в родном городе. Нужно делать так, чтобы люди, уезжая из родного города, не забывали о нём.

Куда идти со своим проектом?

Борис Альбертович, можно ли говорить о том, что сегодня в городе формируется гражданское общество?

– Тольятти всегда отличался по гражданской позиции от многих других территорий Самарской области. В Тольятти заехали сильные люди, которые хотели поменять себя и всё вокруг. Начали строить завод. Это была серьёзная гражданская позиция – выстраивать город. Сейчас во многом потерялась эта позиция. Но в городе присутствует гражданская инициатива, есть люди, которые готовы менять жизнь Тольятти, и любое изменение, которое происходит в политической сфере, всегда влияет на важнейший демократический класс в нашей стране – бизнес. Ему всегда есть, что терять, и только бизнес на сегодня голосует рублём за возможность успешно развиваться.

– Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать человек, работающий в сфере благотворительности и добровольчества?

Основное качество – смелость, потому что многие думают: если человек занимается благотворительностью, он априори вор. Даже если человек ни копейки не возьмёт себе, обязательно скажут, что взял. Никогда не стоит ждать, что всё сразу начнут хвалить и любить тебя. Часто бывает так, что человек, который даёт деньги, любит больше того, кому даёт их, а не наоборот. Также, чтобы работать в данной сфере, нужно обладать креативностью, постоянно искать новые подходы и смыслы. Нужно понимать, что нет определённого графика работы, то есть голова должна работать всегда. И ещё – никогда не стоит забывать: чем больше человек делает, тем больше просторов для него открывается.

– Как можно начать сотрудничать с фондом?

Первое и основное – это сформулировать идею на пол-листка. Обязательно нужно понимать, для чего человеку нужен этот проект и какой результат он хочет получить в конце. Быть готовым чётко ответить на эти вопросы и прийти на встречу со мной в «Фонд Тольятти». Если мы понимаем, что проект будет интересен городу и фонду, то предлагаем сотрудничество. У «Фонда Тольятти» много связей, контактов, опыта и знаний, которыми мы готовы делиться.

Просмотров: 445
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей