Прийти за бессмертием. В «Колесе» состоялась премьера спектакля «Театр Медеи»
18 марта 2022

В театре «Колесо» появился редкий спектакль – умный, по-хорошему сложный, захватывающий. Он ни на минуту не даёт зрителю передохнуть, отвлечься. При том что на сцене не происходит ничего, кроме разговора двух актрис.

Фото: Елена Супонькина

Спектакль «Театр Медеи», премьера которого состоялась 11 и 12 марта, поставила Галина Швецова-Скрипинская – хорошо известный театралам режиссёр и идейный руководитель театра «Вариант». В данном случае она выступила в роли приглашённого режиссёра. Спектакль поставлен по пьесе Клима (Владимира Клименко) – авангардного театрального режиссёра и драматурга, а также новатора, провокатора и создателя своего направления в театральном искусстве. Ещё в 1980-х он создал творческую лабораторию по изучению человека как феномена и исследованию пространства многомерного времени. У Клима своя методика работы с актёрами, свои необычные и достаточно сложные для восприятия пьесы.

В Тольятти было поставлено только два спектакля по текстам Клима. Первый вышел в 2015 году в театре «Дилижанс». Это был моноспектакль Петра Зубарева «Злой спектакль... или ...Лучше бы было этому человеку не рождатьсЯ», поставленный по одной из глав текста Клима «„8 из числа 7“ или 7 дней с Идиотом». Клим часто переосмысливает классические тексты. «8 из числа 7» представлял собой несуществующие главы романа Фёдора Достоевского «Идиот». «Театр Медеи», соответственно, играет с мифом о Медее.

Фото: Елена Супонькина

В «Театре Медеи» Клим исследует феномен не просто человека, а человека играющего. Это довольно беспощадный текст о самом актёре и о том, какую цену он платит за свою страсть к театру, о безответности, мечтах, разочарованиях, страхах, отношениях со временем. Спектакль поставлен в чёрном квадрате камерной сцены. На подмостках только две актрисы, играющие двух актрис. Одна – стареющая (Ольга Самарцева), другая – молодая (в двух составах: Екатерина Ильюк, Ольга Шкрыль). Их разговор – одновременно схватка и исповедь. В какой-то момент «Театр Медеи» оказывается спектаклем не только об актёрах, но обо всех людях. Каждый из нас тоже платит свою цену за выбор, испытывает боль от предательства, знает, что такое страх неизвестности, и по-своему учится справляться со страхом старости и забвения.

«Театр Медеи» многомерен. В нём миф переплетается с реальностью, прошлое с настоящим, божественные страсти с реальной жизнью. Трагическое со смешным. Текст Клима афористичен, его можно разбирать на цитаты, многие из которых описывают нашу жизнь сегодня и всегда. «Всё ведь всё равно произойдёт. Не в театре, так в жизни». Но только в театре можно стать свидетелем самых трагических событий и всё равно выжить. И потому «люди приходят в театр, чтобы побыть бессмертными».

Фото: Елена Супонькина

«У человека разорванное состояние внутри»

Сразу после премьеры режиссёр спектакля Галина Швецова-Скрипинская рассказала корреспонденту «Тольяттинского университета» о том, как рождался спектакль, о своём знакомстве с Климом и об актуальности античной драмы.

– Галина Петровна, почему для постановки спектакля вы выбрали сцену театра «Колесо» при том, что у вас есть свой театр?

– Ольга Ивановна (Самарцева. – Прим. авт.) обратилась ко мне с просьбой поставить с ней спектакль. Она меня застала врасплох. В тот момент я не представляла, что буду ставить. К пьесе «Театр Медеи» у меня особое отношение. Я знаю её давно. Сам Клим однажды, провожая меня на вокзале, дал пьесу с собой и сказал: «Почитай в дороге». Периодически мы с Катей (Екатерина Ильюк, актриса театра «Вариант». – Прим. авт.) работали у себя в театре с этим текстом, в том числе использовали его для мастер-классов по сценической речи. Словом, я предложила Ольге Ивановне именно «Театр Медеи», но совершенно не была уверена, что она её утвердит. Всё-таки 56 листов текста, на сцене всего две актрисы, при этом не происходит практически никаких сюжетных перипетий. Но во время первой читки Ольга Ивановна сказала: «Да это же про меня!»

– При каких обстоятельствах вы познакомились с Климом?

– Клим, будучи родом из Украины, в какой-то момент вместе с семьёй приехал из Харькова в Тольятти. Это было ещё в советское время, но тогда мы с ним не встретились. Познакомились уже позже, в Москве. На некоторые столичные спектакли было невозможно попасть, а благодаря Климу я посмотрела очень много эксклюзивных вещей. И конечно же, я приходила в мастерскую Клима, на его тренинги и спектакли. Когда мы выбрали к постановке «Театр Медеи», я первым делом написала Климу. Он ответил: «Удачи тебе, волшебная. Только не сокращайте текст. И в спектакле должны играть две актрисы, не одна». «У меня как раз две актрисы», – успокоила я его.

Фото: Елена Супонькина

– Клим – исследователь человека играющего. И этот спектакль – тоже исследование, в какой-то мере даже эксперимент над ним. Чувствуется, что он сурово относится к актёру. Вы совпадаете с ним в этом отношении?

– Нет, не думаю. У Клима действительно очень жёсткие методы работы, он не терпит, когда актёр жалеет себя. Во многом это вступает в противоречие с моими представлениями. Но, работая над «Театром Медеи», мы пытались учитывать его метод. Были моменты, когда я говорила актрисам: «Островский!» В том смысле, что в эти моменты на сцене не было энергии Климовского текста, который словно даёт сделать актёру вдох с тем, чтобы выдох произошёл очень нескоро. Кроме того, конкретно в пьесе «Театр Медеи» у него такое ювелирное переплетение божественных страстей античного театра со страстями человеческими, что в какой-то момент даже мы не могли понять: сейчас говорит Медея или человек. Мы занимались этим пазлом, складывали его. Надеюсь, жизнь спектакля только начинается... «Мир стал невыносим» (фраза из спектакля. – Прим. авт.) – это уже буквально, хотя пьеса была написана 21 год назад. Сегодня она зазвучала. Театры снова обращаются к античной драме, чтобы высказаться о состоянии человека.

– Античная драма хорошо описывает то, что с нами происходит сегодня?

– Я очень люблю современный театр и современные пьесы, была воспитана «Майскими чтениями» (проходивший в Тольятти международный фестиваль театра и современного искусства. – Прим. авт.). Однако хорошая современная пьеса, к сожалению, будет уходить из театра. Очень сложно теперь прямо и честно разговаривать со зрителем. Возвращение к античному театру уже происходит и, думаю, будет происходить дальше. В мире столько трагедий, и у человека разорванное состояние внутри. Это будет нужно как-то выплёскивать. В последнее время я много читаю об античном театре. У меня к нему любовь ещё с института. Театр объединял всех. В дни театральных представлений греки шли не на работу, а в театр. Это было большим общественным событием. Со сцены говорилось обо всех проблемах, которые волновали греков. При этом они отдавали предпочтение именно трагедии: каждый хотел испытать катарсис – очищение. Желание прийти к этому состоянию, думаю, появится сегодня у многих.

Первая публикация – в газете «Тольяттинский университет» № 5 (860) от 16.03.2022 г.

Просмотров: 196
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей