Пушкин, Данте, летаргия. Правда и мифы в историях о жизни и смерти Николая Гоголя

Украл ли он идею «Мёртвых душ» у Пушкина или списал с «Божественной комедии» Данте Алигьери? Правда ли, что при жизни он был колдуном и мистиком, а после уснул летаргическим сном и был похоронен заживо? Разнообразные мифы вокруг личности Николая Гоголя не утихают уже второй век. В 169-ю годовщину со дня смерти писателя попробуем разобраться, что в жизни и творчестве Николая Васильевича является истинной, а что заблуждением. Помог нам в этом доцент кафедры истории русской литературы факультета журналистики Московского государственного университета Егор Сартаков в своей лекции «Цвет настроения Гоголь», которая состоялась в рамках интеллектуального проекта «Химия слова».

«Лествица» и Страшный суд

Егор Сартаков напомнил о глубокой религиозности Николая Гоголя, сформированной в результате воспитания в христианской семье. Лектор рассказал историю знакомства родителей Гоголя. Однажды его отец – четырнадцатилетний Василий Гоголь-Яновский – собрался ехать к друзьям в соседнее имение. Поскольку дорога занимала несколько часов, юный Василий быстро уснул. Во сне к нему пришла Богородица, показала девочку и сказала, что она будет его женой. В имении, куда держал свой путь юноша, совсем недавно родилась девочка, и когда Василий её увидел, то сразу узнал в ней девочку из своего сна.

– Конечно, отдельный вопрос, как он её узнал. По-моему, все маленькие дети похожи. Но сам Василий Афанасьевич говорил, что узнал по тому, что мы сегодня называем «аксессуаром»: чепчику, распашонке, пустышке... По таким «аксессуарам» он узнал ребёнка из своего сна и сообщил её родителям, что она будет его женой, – сказал лектор.

Мать Гоголя – Мария Гоголь – уделяла внимание христианской религии ничуть не меньше, чем его отец. Она пересказывала маленькому Николаю сюжеты Священного Писания, и две истории ему особенно запомнились.

Первая легенда повествует о так называемой «лествице», известной по сочинению богослова Иоанна Лествичника. История рассказывает о ведущей в Божье Царство лестнице, по которой поднимаются праведники и грешники. Первых наверху встречает Иисус Христос, вторых с лестницы сбрасывают черти и утаскивают в ад.

– Именно с лестницей связаны последние слова Гоголя. Когда он умирал в Москве в 1852 году, у его кровати дежурил друг – профессор Московского университета Михаил Погодин, и он записал: «Глаза Гоголя приоткрылись, и сам он приподнялся на кровати и воскликнул: „Лестницу! Поскорее, давайте лестницу!“» – рассказал Сартаков.

Вторая библейская история, которая была важна для Гоголя, – сюжет, посвящённый Страшному суду, на котором решается дальнейшая участь души человека, находящейся в руках Бога. Суду, который, по словам матери Гоголя, неминуем. В качестве примера, лектор привёл комедию «Ревизор»: «„Ревизор“ заканчивается немой сценой. Приехавший по повелению из Петербурга ревизор требует чиновников уездного города N к себе, и дальше они замирают – что это, как не Страшный суд? Герои замерли в этом ощущении Страшного суда».

«Мы ничего не нашли»

По словам Сартакова, загадками полны не только произведения Николая Гоголя, но и сама его жизнь, а вернее – смерть. Слухи о том, что писатель уснул летаргическим сном и был похоронен заживо, не утихают до сих пор. История разрослась настолько, что передаётся сейчас в нескольких интерпретациях, и все они связаны с эксгумацией тела Гоголя на кладбище при Даниловом монастыре 31 мая 1931 года.

– В 1931 году советская власть принимает решение Данилов монастырь закрыть. Он был последним действующим монастырём на территории Москвы. Монастырь закрывают, монахов разгоняют, а в стенах храма делают колонию для несовершеннолетних преступников. И посчитали, что плохо оставлять несовершеннолетним преступникам могилы известных людей. Было решено их [останки] эксгумировать и перезахоронить на официально признанном советской властью Новодевичьем кладбище, – рассказал лектор.

Могила Гоголя не была единственной: вместе с ней были раскопаны ещё пять. Всё происходило официально: с протоколами, фотографиями, в присутствии комиссии из 20 человек. Вопрос вызывал только один документ – протокол об эксгумации останков Гоголя. Во-первых, он датирован 31 июня (в то время, когда в июне 30 дней, а сама эксгумация состоялась месяцем ранее). Во-вторых, ко всем протоколам приложены фотографии эксгумированных могил, кроме одной – могилы Гоголя.

После этого и пошли слухи о летаргии Николая Васильевича. Одну из версий Егору Сартакову рассказала Наталья Сытина – дочь историка, краеведа и знатока Москвы Петра Сытина. В четырнадцать лет она присутствовала на эксгумации вместе со своим отцом и запомнила всё до мельчайших подробностей. Этой версии лектор и придерживается.

От Сытиной Сартаков узнал, что могилу Гоголя раскопали последней. К тому времени уже стемнело – именно поэтому не сделали фотографию. «Сытина упомянула каменный склеп и сказала: „Мы ничего не нашли“. Они обнаружили какую-то кость, и это единственное, что смогли перенести на Новодевичье кладбище. Поэтому могила Гоголя на Новодевичьем кладбище, которая является официально признанной, на самом деле пустая. Они ничего не нашли, и после этого каждый придумал свою историю», – сказал лектор.

Но и в том, что комиссия ничего не нашла, мистики нет, считает Сартаков. За почти 80 лет памятник Гоголя на кладбище при Даниловом монастыре «пополз», и комиссия могла провести эксгумацию в полутра метрах от истинного месторасположения могилы писателя.

Не было и летаргического сна, убеждён лектор: ещё при жизни Гоголь, опасаясь летаргии, просил не хоронить его, пока тело не начнёт разлагаться. Когда с лица Николая Васильевича снимали посмертную маску, на внутренней её стороне обнаружили фрагменты кожи писателя. Гоголь к тому времени точно был мёртв.

Трагедия «Мёртвых душ»

На лекции не обошли стороной и, пожалуй, самое известное произведение Гоголя – поэму «Мёртвые души». Сартаков рассказал о том, что идею книги Гоголь позаимствовал у Александра Пушкина, а название «Мёртвые души» не прошло цензуру, и автору пришлось самому рисовать обложку поэмы, чтобы сохранить прежнее название. Кроме того, главным героем произведения является вовсе не Чичиков, а сама Россия.

– Когда Пушкин дослушивал первую главу (Пушкин, который всегда смеялся при чтении Гоголя!), он становился всё мрачнее и мрачнее. Когда чтение завершилось, он с горечью произнёс: «Боже, как грустна наша Россия», – отметил Сартаков.

«Мёртвые души» были задуманы Гоголем как трилогия. Есть мнение, что это ответ Николая Васильевича итальянскому поэту эпохи Ренессанса Данте Алигьери. Чичиков в «Мёртвых душах», подобно герою Данте из «Божественной комедии», совершает путь от так называемого «ада» России до «рая», при этом затрагивая и «чистилище». Однако лектор считает, что это миф.

– Во-первых, сам Гоголь этого нигде не артикулировал. Во-вторых, не очень понимаю, какое чистилище у православного Гоголя. Мировоззрение Данте понятно: у католиков есть ад, чистилище и рай. Православные более резкие: либо в одну сторону, либо в другую, – пояснил лектор.

И, конечно, главная загадка творчества Гоголя – сожжение «Мёртвых душ». Николай Васильевич сжигал поэму дважды, но роковым моментом для писателя стало уничтожение рукописи в последний, третий раз, в ночь с 23 на 24 февраля 1852 года. После этого, по словам очевидцев, Гоголь потерял рассудок, а 4 марта умер.

– Россия гоголевского времени не даёт больших оснований для националистических мечтаний автора. Не видел при жизни, как Русь-тройка обгоняет другие народы и государства. Может быть, в этом как раз и содержится трагедия второго тома, – резюмировал Сартаков.

Просмотров: 288
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей