Автор-исполнитель, директор Дома учёных ТГУ Юрий Лившиц: «Вдохновение для меня – это люди»
17 апреля 2024

Есть среди нас удивительная порода людей. Назовём их смело – «человек создающий». Не каждый может нарисовать картину, придумать и талантливо рассказать историю или создать музыкальное произведение. Наш герой как раз из таких редких «людей создающих». Юрий Лившиц – инженер по образованию, кандидат педагогических наук, директор Дома учёных Тольяттинского государственного университета (ТГУ). Но больше всего в России он известен как композитор, бард, исполнитель собственных песен. В своём монологе он рассуждает о природе вдохновения и о том, как найти тональность мелодии своей жизни.

Юрий Лившиц. Фото: Артём Чернявский

«Всё случилось само собой»

– Авторская песня как жанр претерпевала различные этапы: угасания и всплески популярности. Но чего не отнять у неё – это искренность и честность. Получилось так, что авторская песня никогда не умирала. И сегодня она тоже жива. Это очень радует. У меня всё сложилось само собой. Просто ты понимаешь, что уже не можешь не брать в руки гитару. Если появлялся какой-то интересный гитарист, то я делал всё, чтобы увидеть его. Раньше не было Интернета. Ночами напролёт мы прослушивали плёнки. У меня была огромная коллекция записей. Но в сравнении с другими она была небольшой. Были коллекционеры с тысячами метров плёнки. И на всех этих бобинах звучали голоса уникальных, удивительных людей. И с ними ты учился уму-разуму, они захватывали тебя целиком и полностью. Молодой человек тем и отличается от пожилого, что работает и живёт без устали. Ночами напролёт сидишь, слушаешь, потом идёшь учиться, бежишь на работу... И всё, что ты прослушал, продолжает звучать внутри тебя. Какого-то конкретного момента, когда я бы понял, что не могу жить без гитары, не было. Всё случилось само собой.

 

«Не будь первых шагов – не было бы и продолжения»

– Для меня важен стихотворный ритм. Он есть и в поэзии, и в музыке. Иногда в голове крутятся какие-то музыкальные фразы, потом неожиданно к ним прилипает словосочетание, в котором уже заложен ритм, совпадающий с тем мелодическим куском, который тебя одолевает. Потом к этому добавляется необходимость развития смысла, который есть в этих музыкальной и словесной фразах. И тогда хочется это улучшать, улучшать и улучшать. Так и рождается песня. А разделять музыку и стихи – неправильно.

Свои первые попытки написания песен я помню плохо. Но я им благодарен, потому что если бы не было их, то не было бы потом ничего другого. Вначале появилось желание писать девочке, сидящей рядом за партой. Она сказала: «А напиши мне, Лившиц, стихотворение, посвящённое коту». Взял и написал. Как хорошо, что я это сделал. Значит, я смог. Значит, я поборол свою робость, преодолел своё стеснение. Не будь первых шагов, не было бы и продолжения.

 

«Знаю, как повлиять на настроение человека»

– Вот идёт грустная женщина, случайно встреченная тобой в коридоре, или какой-то угрюмый мужчина... Идёт человек, глаза у него погасшие, плечи ссутуленные. Ты чувствуешь, что он устал, уже весь будто испепелился. А ты подходишь и находишь ту самую, нужную только ему тональность. Говоришь с ним, у него меняется взгляд, даже температура глаз. Он уходит совершенно другим. И этот фрагмент дня для меня состоялся. Я не врач, не психотерапевт. Но я точно знаю, как повлиять на настроение человека. За эти моменты я держусь, как за ручку в трамвае. И вдохновение для меня – это люди. Я черпаю вдохновение в жене, в семье, в друзьях, в своих детях... В людях, с которыми мне хорошо. Их не может быть очень много, потому что они все на вес золота. Раньше я этого не понимал, а сейчас знаю точно.

 

«Я эту манеру встретил, и мы с ней не разошлись»

– У любого поющего человека главными являются не только музыкальный слух и артистизм... Должна быть своя интонация, умение обратиться к зрителю так, как можешь только ты. Я эту манеру встретил, и мы с ней не разошлись. Сегодня я человек со своей жизнью, со своей манерой, со своими болями, со своими проблемами. У меня всё своё. Но формировалось это в процессе изучения творчества других людей. Среди них барды Альфред Тальковский, Юрий Визбор, Александр Розенбаум, Михаил Анчаров, Александр Галич, Владимир Высоцкий... Это всё мои учителя.

Фото: Артём Чернявский

То, чем я занимаюсь уже очень много лет, уже стало, безусловно, профессией. Я выступаю там, где есть сцена. Но мне невероятно важно быть на уровне людей, а не над ними, поэтому зачастую стою перед сценой недалеко от первого ряда. Люди после моих концертов приходят и говорят: «Мы на таком концерте никогда не были». Такие слова – уже моя награда. Я знаю, что есть тысячи людей, которые поют и играют лучше, чем я. Но мне дано свыше умение обращаться к людям. Недавно выступал перед участниками СВО. Это люди с раненой душой. И, когда идёшь выступать туда, тебе очень тревожно и даже страшно. Волнуешься: смогу ли я спеть что-то такое, чтобы затронуть их душу? Для меня это было в очередной раз проверкой самого себя. Опыт – это одно. Но если ты не сохранил искренность, человеческое достоинство и порядочность, то грош тебе цена.

 

«Если я вижу людей интересных, думающих, я останавливаюсь»

– Во всех сферах, в которые жизнь меня закидывала, для меня главным было стать кому-то полезным. Когда я был инженером-конструктором, я делал чертежи, по этим чертежам создавали детали. Потом я был директором Тольяттинской филармонии... Господи, да что может быть интереснее?! Для меня совершенно потрясающим моментом оказалось увидеть, так сказать, ожившие фотографии. К филармонии подъезжала служебная машина, из неё выбирались люди, лица которых я видел только на фотографиях. Это были артисты будущего концерта. Я старался всех встретить на пороге, потому что артисты – это тоже гости города! Они несут в массы свет, воспитание, интеллигентность, искусство. Когда я работал в гуманитарно-педагогическом институте, я никогда не смотрел на студентов, как на детей. Нужно разговаривать с ними, как со взрослыми, задавать вопросы о том, что происходит в их жизни. Иногда твоё слово очень сильно влияет на студента. Если я вижу людей интересных, думающих, я останавливаюсь. И я этих ребят очень люблю...

Что касается Дома учёных ТГУ, я связываю его успехи прежде всего с Галиной Николаевной Тараносовой, с его бессменным и великолепным президентом. Мы её обожаем и благодарны ей за всё, что она сделала. Я просто знаю, что объединение людей должно профессионально осуществляться. Если ты хоть что-то пустишь на самотёк, всё рухнет. Ты должен точно знать, зачем ты зовёшь людей, что ты хочешь им рассказать, чтобы они ощутили, что такое может происходить только в Доме учёных и больше нигде. Человек здесь учится интересоваться всем, и это умение укрепляется. И мне хочется, чтобы в Дом учёных приходило как можно больше молодых людей.

 

«Нужно всеми средствами делать из себя личность»

– Музыка моей жизни – это, безусловно, глубокий минор. Ведь вообще в жизни заложен драматизм: человек приходит, живёт, излучает свет, но в конце концов должен уходить. Жизнь – музыка минорная, глубокая, но не вызывающая рыданий, особых сантиментов. Такую музыку дарят нам многие потрясающие творцы: Иоганн Себастьян Бах, Антонио Вивальди, Эдит Пиаф, Александр Миронов, Александр Розенбаум, Юрий Визбор. О творчестве можно говорить часами, сутками, месяцами. Надо читать Пушкина, читать Тургенева, смотреть картины художников, нужно всеми средствами делать из себя личность. Личность чувствующую. И тогда ты точно определишься с тональностью своей музыки. Появится та единственная музыка, которая тебе нужна.

Первая публикация – в газете «Тольяттинский университет» № 10 (930) от 17.04.2024 г.

Просмотров: 1642
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей