«Случайность, возведённая в закономерность». Интервью с тольяттинским художником Игорем Пановым

Как много талантливых людей среди нас – и чтобы раскрыть эти способности, кого-то достаточно направить в нужное русло, а другим нужно дать недостающие знания. Такую миссию взял на себя известный российский художник Игорь Панов – профессор кафедры живописи Тольяттинского государственного университета.

Художник – кто он для вас?

– Как известно, художник – это мало обеспеченная деятельность, да и профессии как таковой уже не существует, поэтому многие бросают, не найдя себя. Художник – это диагноз, человек, это у которого есть душевная потребность творить.

Почему вы решили преподавать в университете, а не в художественных школах?

– Мне нравится работать со студентами, то есть со взрослыми «детьми». С ними можно решать более серьёзные проблемы и обсуждать аспекты профессиональной деятельности.

Для чего вы взяли на себя «крест» преподавателя, когда могли посвятить себя только творчеству?

– Когда мне предложили попробовать поработать со студентами в ТГУ, я испытывал серьёзный недостаток финансовых средств, а потом втянулся в учебный процесс и открыл для себя некие истины – нужно делиться, отдавать накопленный опыт и посредством обучения студентов окультуривать городскую среду. Да и постоянное нахождение рядом с молодыми людьми заряжает новой энергией, и, я думаю, сильно продлевает жизнь. Есть, конечно, свои минусы – нельзя, например, среди семестра надолго уехать в творческую командировку.

С чего начинается обучение молодых студентов рисованию?

– Мы преподаём основы. Сейчас студент должен правильно компоновать, писать и рисовать, именно на этой базе строится его дальнейшее творчество. Это консервативная система, где все чётко, как в математике.

Каких принципов вы придерживаетесь в преподавании?

– Научить студентов учиться, чтобы они достигли того профессионального уровня, когда смогут самостоятельно завершать свои работы.

Кем из студентов можете гордиться?

– Могу назвать Армена Карапетьянца. Он защитил в ТГУ диплом и вступил в Союз художников России. Сейчас он студент первого курса Академии художеств в Санкт-Петербурге.

Какие персональные выставки вы провели за последнее время?

– 12 октября в Поволжском православном институте была организована моя персональная выставка «Умиротворение», а в Библиотеке Автограда, в отделе искусств, прошли выставки «Родное и близкое», «Краски времени». Весной-летом этого года мои работы были представлены в технопарке «Жигулёвская долина» и в Тольяттинском госуниверситете. Я стараюсь никому не отказывать в предложении выставлять мои работы, поэтому часто появляюсь на разных площадках.

– Вы отправляете свои картины на конкурсы?

– Конкурс как лотерея – не значит, что победит сильнейший. Бывают конкурсы для меня заведомо проигрышные, когда в жюри сидят деятели культуры из других направлений изобразительного искусства. Тогда происходит борьба интересов. Или в жюри оказываются специалисты в других областях искусства, но дилетанты в живописи – и они не могут адекватно оценить мою работу. «А судьи кто»? Всё субъективно. Поэтому я разочаровался в подобных мероприятиях.

 Искусство – это не соревнование и не забег на дистанцию. Как можно сравнивать стул и стол, когда это равнозначные предметы, просто у каждого свой смысл и своя функция? Так же и искусство – оно индивидуально и особенно по-своему. Я прихожу к выводу, что конкурсы больше подходят молодым и начинающим художникам, у которых ещё нет амбиций и ранимости зрелого автора. Для меня более значима оценка моих работ коллегами – художниками, которых я ценю как мастеров.

Какие ваши работы имели успех за рубежом?

– Больших программных работ я за границу не отправлял. Самые знаковые выставки, все-таки, проходили в России. Здесь нужно чётко понимать цели и задачи выставок за рубежом. Престиж? Да, конечно, потешить своё эго, но главное же – продажи. Деньги – это не цель, а средства. Если бы меня пригласили, заинтересовавшись моим творчеством, выставиться в другой стране, оплатив все расходы, я бы согласился. Но сейчас происходит наоборот – приходится платить за транспорт, рекламу и прочее ради возможности показать своё творчество. Мир интернета позволяет делать это бесплатно.

Появились ли у вас новые идеи, менялась ли техника написания картин?

– Моя манера изменилась после египетских поездок, когда я увидел росписи гробниц, декоративную фактуру изображений. После этого стал использовать тянущий грунт, который впитывает краску через полчаса, застывает – и последующий мазок ложится ровно, не смазывая предыдущий слой. Здесь происходит наложение одного слоя на другой с очевидными неожиданностями в цвете и фактуре. Я называю это случайностью, возведённой в закономерность.

Думаете ли вы создать монументальную картину, посвятить ей годы?

– Темы детства, Волги, семьи бесконечны, таким работам необязательно быть в крупных форматах, не тот пафос. Детство – это что-то камерное и отнюдь не монументальное.

Есть ли у вас картина, образ которой возник при необычных обстоятельствах?

– Есть у меня такая работа, называется «Старое пальто», сейчас она находится в Тольяттинском художественном музее. Задумывалась она в Питере, я представлял детство и думал, как передать эту атмосферу и чувства через старое пальто, но не мог изобразить в правильном ракурсе, передать её форму, в общем, я долго думал. И вот уже в полудреме у меня возник образ, который в дальнейшем приобрёл существующий вид. Можно сказать, что мне привиделась работа, в которой была идея, но не было решения.

Какая ваша картина вам особенно дорога?

– Портрет беременной супруги, где она стоит в профиль. В принципе, может продаваться всё, но именно эту работу я не продаю, потому что подобное я повторить уже не смогу.

Существуют ли для вас авторитеты среди профессиональных художников?

– Всемирно известные художники: Микеланджело, Рубенс, Рафаэль, Врубель, Серов, Репин... Можно перечислять бесконечно. У каждого из них есть произведения, на которых я учусь и к высотам мастерства которых стремлюсь.

Что вас вдохновляет?

– Жизнь, природа, старинные вещи, красивые люди, их пластика. Надо уметь замечать красивое вокруг себя. Когда есть что-то эстетическое рядом, человек чувствует душевную гармонию с самим собой и окружающей действительностью, именно так и получаются хорошие работы.

Можно ли научиться рисовать или это всё же талант?

– Мы будем говорить о способностях. Они у всех в большей или меньшей степени есть. Способность видеть цвет, провести линию, к примеру. Талант – это совокупность этих способностей. Умение размышлять обязательно – бездумно что-то изображать не получится. Именно этот комплекс – способности, анализ, трудолюбие – и есть формула таланта.

Каковы ваши планы и цели на будущее?

– Работать. Мои темы детства и Волги ещё полностью не раскрыты, есть много задумок. В планах съездить на Камчатку, посмотреть Северный Ледовитый океан. И на Тибете я ещё не был.

– Что вы можете пожелать юным художникам, которые встали на этот путь?

– Не лениться. Всё даётся через труд. Учиться видеть красоту этого мира. Читать, слушать музыку, визуально анализировать вещи. Нельзя только заниматься живописью – нужно развиваться, не ограничивая себя.

Поделиться с друзьями
Назад к списку статей