Главная книга. Писательница Екатерина Бордон: «Книги могут быть убежищем и источником счастья»

Человечество можно весьма условно разделить на две большие категории: тех, кто книги читает, и тех, кто их пишет. А что читают те, кто пишет книги? Героиня нового выпуска проекта «Главная книга» – писательница, драматург, выпускница Тольяттинского государственного университета (ТГУ) 2010 года Екатерина Бордон. Она рассказала корреспонденту Молодёжного медиахолдинга «Есть talk!» о произведениях, которые образно называет «хрустальными», о своих первых писательских неудачах и... книжных свиданиях.

Екатерина Бордон. Фото из личного архива

– Какие эмоции вы испытывали, когда увидели свой первый опубликованный текст?

– Если честно, не помню, какой мой текст опубликован первым. Это был один из ранних рассказов. Его выбрали для публикации в литературном журнале. Ощущения были, конечно, космические. Это было долгожданное подтверждение того, что я на правильном пути – писательском!

– А какой была первая книга, которую вы самостоятельно прочли?

– Моя первая книжная любовь – цикл о приключениях Алисы Селезнёвой Кира Булычёва. В детстве я терпеть не могла читать, но эти книги всё изменили. Помню, как, наткнувшись в тексте на возраст героини, считала, сколько ещё у меня есть лет, чтобы и со мной случились все эти удивительные приключения. Мне не хватало их в реальной жизни, поэтому мы с сестрой разыгрывали целые сцены из любимых книг.

– Какие книги вы предпочитаете – электронные, бумажные, аудиокниги?

– Аудиокниги слушаю очень редко, их, наверное, можно пересчитать по пальцам одной руки. А электронные и бумажные – плюс-минус поровну. Гораздо больше люблю бумажные книги. Я книжный романтик. Но иногда с телефона читать удобнее: например, когда под боком спит ребёнок или в пути.

Ещё я постоянно перечитываю книги. Для меня это как упасть на мягкий диван после долгого пути, вытянуть ноги, укрыться одеялом. Таких книг очень много. Например, почти каждые новогодние праздники я читаю несколько романов из «Саги о Форкосиганах» – это цикл романов и повестей в жанре научной фантастики американской писательницы Лоис Макмастер Буджолд. Мне нравится то, как герой, при всех его физических недостатках, выкручивается из сложных ситуаций и не даёт себя сломить.

Поражают своей искренностью и романы Анны Гавальды. Они какие-то почти... хрустальные. Мне нравится, как писательница относится к своим героям: с нежностью и бесконечной любовью ко всем их «трещинкам». Она показывает, какие они хрупкие и ранимые под своими «доспехами». Её книги настолько настоящие, что у меня иногда перехватывает дыхание от того, как тонко она подмечает детали, какими живыми и прекрасными в своём несовершенстве получаются персонажи её книг. Она не осуждает, знает, что быть человеком – непросто.

– Самая интересная книга за последний год, которая произвела на вас впечатление?

– Для меня такой книгой стал рифмованный роман Насти Рябцевой «Гриша не свидетель». Я бы включила его в обязательную школьную программу. Это роман для подростков в стихах типа рэпа. Он о том, как Гриша решает, что больше не может наблюдать за тем, как травят его одноклассницу. И он выбирает не быть молчаливым соучастником.

Обложка книги «Гриша не свидетель» Насти Рябцевой. Источник: samokatbook.ru

В жизни каждого есть книги, которые ему не нравятся. А какие книги не нравятся вам?

– Я не люблю, когда автор манипулирует моими чувствами. Например, слишком сильно давит на жалость. Уж такие герои бедные-разнесчастные! Не люблю поверхностных персонажей. И ещё не очень-то жалую российскую элитарную прозу. Может, не доросла?..

Есть много книг, которые меня разочаровали. «Анна Каренина» Льва Николаевича Толстого, например. В школе меня возмутило, что я столько страниц перелопатила, а она так прозаично прыгнула под поезд буквально в одном абзаце.

– Как вы писали свою первую книгу? Какие эмоции и мысли были у вас?

– Моя первая книга так и осталась черновиком. Она называется «Слова, которые». История получилась очень сырой, а текст – неровным. Я писала её почти год, но после решила, что не хочу мучить текст бесконечными переписываниями. И на читательский суд выносить тоже не хочу. Работать над этой историей в будущем пока не планирую.

– Почему для вас так важно писать? Проводили ли вы над собой жестокий эксперимент и совсем ничего не писали?

– Есть такая известная цитата Толстого: «Писать надо только тогда, когда не можешь не писать». Это не про меня. Думаю, я вполне могу и не писать. Но не хочу! Писательство делает меня значимой в моих собственных глазах. Когда я пишу, мне кажется, что я не зря живу и делаю что-то особенное.

– Какова главная тема вашего творчества? Можете ли вы выделить вашу самую особенную книгу?

– Думаю, моя главная тема – преодоление одиночества. А что касается «особенной» книги... Наверное, это «Самый синий из всех». Благодаря этому роману со мной случилось много прекрасных событий и людей. «Самый синий из всех» – роман в жанре янг-эдалт (young adult – молодые взрослые; книги этого жанра поднимают подростковые проблемы и созданы преимущественно для читателей от 12 до 20 лет. – Прим. авт.). У главной героини Саши есть очень необычная способность – прикасаясь к людям, она видит их чувства и эмоции как вспышки разных цветов. Гнев – красный, зависть – жёлтая, одиночество – синее... Влюбившись в одноклассника с «чернотой» в душе, Саша решает пойти на всё, лишь бы его спасти. Даже сыграть дряхлую старушку в школьном спектакле по «Евгению Онегину», который изменит их жизни.

Фото из личного архива Екатерины Бордон

Эта книга очень важна для меня. Она получила несколько значимых премий (например, «Звезда молодёжной литературы самиздата – 2021»), стала моей первой опубликованной крупной прозой и «свозила» меня на арт-кластер «Таврида», где её очень здорово поддержал «ЛитРес». Изначально книга вышла в издательстве «Аквилегия-М», но уже летом перейдёт в Like Book и, я надеюсь, обретёт новых читателей. А ещё мы с издательством работаем над заявкой на экранизацию.

– Вы пишете не только стихотворения и прозу. Как вы работали над своей первой пьесой?

– Мне посчастливилось попасть на мастер-класс к драматургу Юлии Тупикиной. Она дала участникам два задания: первое – написать на листочке тридцать своих страхов, второе – создать пьесу о самом страшном из них. Признаюсь честно, о самом страшном страхе я написать не смогла, но на втором месте был пункт «Моего ребенка будут травить в школе, и я не смогу помочь». Из этого постепенно, по крупицам, родилась моя первая пьеса «И мы смеёмся». Она до сих пор самая успешная, её ставили во многих городах. Например, сейчас она идёт в «Театре Поколений» в Питере и в московском театре-студии «Постскриптум». По ней сняли фильм «Игорь-стул». Думаю, свою роль сыграл не только сам текст, но и то, насколько острой стала тема буллинга и шутинга в школах. «И мы смеёмся» как раз об этом – как шутка перерастает в травлю и почему взрослые оказываются бессильны её предотвратить.

– Как происходит взаимодействие с театром, когда по вашей пьесе ставят постановку?

– После того, как пьеса написана, от драматурга уже ничего не зависит. В этом смысле драматургия похожа на прозу: я не сижу за спиной у каждого читателя и не комментирую прочитанное. На готовых спектаклях стараюсь бывать, если позволяет география, или хотя бы смотреть в записи. Честно признаюсь, на мой взгляд, не все постановки были удачными. Но я благодарна всем режиссёрам и актёрам, которые пропустили через себя такой тяжёлый текст и прожили его вместе с персонажами. Для меня главный показатель удачного спектакля по этой пьесе – если мне страшно его смотреть.

– О чём жалеете, что не ваше? Есть ли такая книга, про которую вы думаете: «Эх, жаль, не я написала».

– Их огромное множество! Каждый раз, когда я читаю книгу, которая меня потрясает, то жалею, что она не моя. Что это не я смогла так сильно затронуть кого-то своим текстом. Это, например, «Книжный вор» Маркуса Зусака, «Медвежий угол» Фредрика Бакмана или «Бегущий за ветром» Халеда Хоссейни. Все они глубокие, сильные, человечные... Я восхищаюсь ими.

Фото из личного архива Екатерины Бордон

– Какую книгу вы можете посоветовать начинающим писателям?

– Я бы, наверное, в большей степени посоветовала не книгу, а писательские курсы. Причём желательно с обратной связью. Например, у «Бэнда» или «Союза детских и юношеских писателей России». Помимо знаний там можно найти важнейший ингредиент успеха – поддержку.

– Можете выделить одну книгу, которая повлияла на вас, стала самой главной и судьбоносной?

– Пожалуй, нет, не смогу выделить одну-единственную книгу. Очень люблю «Валькирию» Марии Семёновой. Это книга о верности себе. А «Ведьмак» Анджея Сапковского – настоящая классика фэнтези. Мы читали его всей семьёй ещё тогда, когда книги цикла выходили по одной в год. Они классно написаны, у них интересный сюжет и сильные сложные персонажи, перед которыми постоянно встаёт непростой выбор.

Вообще, чтение играет в моей жизни огромную роль. В детстве я терпеть не могла читать, но в доме читали все: бабушка с дедушкой, родители, сестра... Никто не хотел со мной играть, так что пришлось мне, чтобы не скиснуть от скуки, тоже полюбить книги. Сейчас у меня своя семья, мы с мужем обожаем читать. Правда, он математик, а я гуманитарий, но это не мешает нам создавать совместные книжные традиции. Например, книжные свидания. Примерно раз в два-три месяца мы выбираемся в книжный и покупаем себе новые книги. Потом идём в кафе, усаживаемся за столик и хвастаемся друг перед другом покупками, попивая кофе и зачитывая вслух интересные цитаты. Вот так чтение объединяет меня с самыми близкими людьми. Мария Семёнова, Анджей Сапковский, Кир Булычёв и многие другие авторы показали мне, что книги могут быть убежищем и источником счастья.

Просмотров: 2169
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей