Культурный код. Вездесущие двойники: кто скрывается в каждом из нас и при чём тут искусство
6 февраля 2023

Тринадцать лет назад Джеймс Кэмерон совершил революцию в кинематографе. Его легендарный «Аватар» поразил критиков и зрителей визуальными решениями и передовыми технологиями, применявшимися для создания фильма. Однако феноменальный успех и высокие рейтинги объясняются не только техническими прорывами, но и историей главного героя фильма, его внутренней борьбой. Одна из ключевых идей фильма – проблема выбора между добром и злом. Идея эта реализуется в том числе и через двойственный образ главного героя. В итоге человечнее людей оказываются обитатели далёкой Пандоры.

Кэмерон не был ни первым, ни последним из тех, кто показывает внутренний конфликт личности через образ двойника. Версии появления героя и его альтер эго встречаются ещё в древних мифах. Сюжет с двойниками до сих пор успешно эксплуатируют в массовой культуре. В этом материале мы возьмём на себя смелость рассказать о нескольких видах раздвоенного «я» и попытаемся докопаться до причины невероятной живучести темы двойничества.

Иллюстрация автора

Хороший, плохой, злой

Развитие мотива раздвоенной личности литературного героя принято связывать прежде всего с эпохой романтизма. Европейские революции конца XVIII века стали импульсом для обострения конфликта индивидуальности с обществом, которое не может отойти от традиционных идей. Появился новый идеальный герой – свободный бунтарь, который хочет сделать мир совершенным в соответствии со своими фантазиями. Невозможность реализовать свои мечты в суровой реальности породила волну противоречий разума и чувства, которую деятели искусства иллюстрировали через персонажную пару «оригинал – копия».

Двойники – это персонажи, которые имеют внутреннее или внешнее сходство, при этом всегда одинаково важны для понимания авторской идеи. Писатель, философ и теоретик театра Сигизмунд Кржижановский выделил две линии развития двойничества: раздвоение и удвоение. Двойники могут представлять собой пару равнозначных героев, сходство которых обусловлено их сюжетной и идейной функцией, а также пару «оригинал – «копия», где «оригинал» занимает центральное положение в системе персонажей, а «копия» олицетворяет ту или иную сторону его сущности.

В творчестве писателей-романтиков выделяют три типа раздвоенного «я». Один из них – образ искусителя, или доппельгангер (нем. Doppelgänger – «двойник»), который противопоставляется слабовольному герою, не сумевшему укротить внутреннего демона. В отличие от оригинала «копия» является цельной натурой. В произведениях с таким двойником появляется мотив сделки с дьяволом, преобразованный в сделку с совестью. Герой, столкнувшийся с искусителем, должен сам сделать выбор между тёмной и светлой стороной, опираясь на свои личные качества. «Тёмный» двойник встречается в «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда» Роберта Луиса Стивенсона. Главный герой повести, доктор Джекил, хотел стать порядочным человеком, поэтому решил отделить свою порочную сторону от положительной. Но эксперимент вышел из-под контроля, тёмная сторона взяла верх над «оригиналом». В гротескной форме Стивенсон показал, что происходит с человеком, если он полностью освобождает себя от всех запретов.

Кадр из фильма «Доктор Джекил и мистер Хайд» (1931)

Отдельного внимания заслуживает двойник-отражение. Внешне он похож на «оригинал», но не пытается занять его место. Отражение воплощает разум, совесть и память героя о прошлом. Он может стать желанным собеседником, как это показано в сборнике повестей Антония Погорельского «Двойник, или Мои вечера в Малороссии». А может стать непрошеным напоминанием душевной непривлекательности героя, как в рассказе «Вильям Вильсон» Эдгара По. С одной стороны, такой двойник может привести к достижению внутреннего баланса, с другой – к непринятию своей тёмной сущности.

Вильям Вильсон со своим двойником. Иллюстрация Артура Рэкема (1935) к одноимённому рассказу Эдгара По (1839)

Ещё один распространённый образ – двойник-самозванец, который является лучшей версией оригинала и стремится занять его место. Двойник куда больше нравится обществу, он сильнее и увереннее героя. Оригинал вынужден выбирать: переосмыслить свою жизнь и побороть слабости – или полностью раствориться в тени самозванца.

Если в период романтизма литературный герой зачастую борется с двойником, то в эпоху модерна, которая началась в конце XIX века, наоборот – стремится его обрести. Такая трансформация отношения ко второму «я» находит отражение в литературе и кинематографе.

– В Серебряном веке прослеживается своеобразная мечта о двойнике. Герой стихотворения Иннокентия Анненского «Двойник» даже нуждается в нём. Анненский хоть и говорит об абсурде цельности, но это не означает, что он не стремится к ней и не верит в её возможность. В кинематографе тоже есть примеры, где двойник не является отрицательным персонажем. В фильме «Королевство кривых зеркал» второе «я» помогает главной героине взглянуть на себя со стороны и измениться в лучшую сторону, – объясняет Марина Лелявская, доцент кафедры «Русский язык, литература и лингвокриминалистика» Тольяттинского государственного университета.

 

Двойник: время настоящее

Фигура раздвоенного героя перешла во все сферы массовой культуры. Особое место она заняла в кинематографе за счёт возможности визуализировать разные типы расколотого «я». Вот мини-подборка фильмов XXI века, в которых мы найдём пугающего доппельгангера, неоднозначного «самозванца» и спасительное «отражение».

Официальный постер к фильму «Джокер», 2019

В «Джокере» (2019, 18+) мы видим неожиданную интерпретацию культового образа суперзлодея из вселенной DC Comics. Привычного противопоставления зла и доброго Бэтмена ждать не стоит. В центре картины – антагонист с его травмированной психикой. Главный герой борется не с законом, а с обществом, которое винит во всех своих бедах. Он – человек, который не смог справиться со своим доппельгангером и выпустил его наружу. Триллер наполнен гнетущей атмосферой, жестокими сценами и неоднозначным переосмыслением антигероя. Хоакин Феникс, сыгравший Джокера, бросил вызов своим физическим и психологическим возможностям. Ради роли он похудел на 23 килограмма, изолировался от всех, кроме режиссёра, и потратил много времени на поиск новой версии зловещего смеха Джокера. Фильм цепляет не только прекрасной актёрской игрой Феникса, продуманной до мелочей визуальной частью, но и пронзительным психологизмом в подходе к сюжету.

Официальный постер к фильму «Адаптация», 2002

В трагикомедии о творческом кризисе «Адаптация» (2002, 16+) появляется киноверсия литературного двойника-отражения. В центре сюжета – две противоположности: сценарист Чарли Кауфман, которого сыграл Николас Кейдж, и его реальный (или нет?) близнец Дональд. Чарли отчаянно пытается написать сценарий по книге, в то время как его брат без труда продаёт клишированные сюжеты продюсерам и живёт беззаботно. В этом фильме двойник помогает главному герою, нерешительному и закомплексованному, переосмыслить свою жизнь. Но сможет ли Чарли выбраться из череды неудач? Картина привлекает нестандартным сюжетом с долей философии и юмора.

Официальный постер к фильму «Селфи», 2018

Пример двойника-самозванца можно найти в отечественном «Селфи» (2018, 16+) – экранизации книги Сергея Минаева «Духless 21 века. Селфи». Сюжет повествует о популярном писателе Владимире Богданове, роль которого исполнил Константин Хабенский. Главный герой триллера пользуется успехом у публики и ведёт разгульный образ жизни. Но всё переворачивается с ног на голову, когда появляется его лучшая версия, стремящаяся занять место оригинала. К очевидным плюсам картины можно отнести саундтрек, визуальный ряд и не провисающий сюжет, который держит зрителя в напряжении до конца фильма. «Селфи» заставляет задуматься над тем, какое место занимаем мы настоящие в мире двойников, в том числе и виртуальных.

Мотив двойника прошёл длинный путь от мифов до кинематографа и до сих пор остается актуальным.

– Двойничество всегда связано с глубоким проникновением в человеческую личность и психику. Второе «я» будет бессмертно как в литературе, так и в кинематографе. Трудно сказать, хорошо или плохо само существование такого образа. Ведь есть вероятность того, что двойник возьмёт верх над «оригиналом». Если бы это было так просто, ответ был бы найден ещё во времена романтиков, – поясняет Марина Лелявская.

 

Две стороны одной медали

Думаете, что двойники есть только в фильмах или на страницах книг? Ошибаетесь! Они есть у каждого из нас. В цифровом обществе второе «я» нашло себе новое место в виртуальной реальности. Почти у всех в социальных сетях есть аватары, которые нередко выступают лучшей версией оригинала. Можно наложить фильтры на фото, сделав себя более привлекательным, или придумать новую биографию. Современный человек, подобно романтическому герою, стремится стать идеальным и обрести цельность. В этот момент важно вспомнить то, о чём говорит искусство: никто из нас не может быть только хорошим или только плохим. Стремление искусственно улучшить себя в виртуальном мире может привести лишь к тому, что неидеальный оригинал полностью растворится в тени собственной улучшенной цифровой версии.

Просмотров: 3259
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей