«Вы будете строкой в Excel-таблице». Первокурсник ТГУ Роман Грачёв – о том, почему он решил перевестись из московского вуза

От редакции. По этическим соображениям мы убрали из текста название московского вуза, в котором учился Роман Грачёв.

Получить высокие баллы ЕГЭ и поступить на бюджет в престижный столичный вуз – мечта многих выпускников региональных школ. У некоторых абитуриентов получается осуществить задуманное. Однако вместо ожидаемого счастья студентов может накрыть разочарование.

Мой собеседник окончил школу год назад и прошёл в Москву на бюджет. Но отношения с престижным вузом продлились лишь одну сессию: увлечённый техническим творчеством молодой человек перевёлся в Тольяттинский государственный университет (ТГУ). Почему он решил вернуться на родную землю и что полезно знать тем, кто хочет освоиться в столице, узнаем из первых уст – у первокурсника института машиностроения ТГУ Романа Грачёва.

«Мне интересна наука с разных сторон»

– Насколько я понимаю, робототехникой ты увлекаешься давно. Ещё будучи школьником, ты занимался в тольяттинском детском технопарке «Кванториум». С чего началось твоё увлечение искусственными существами?

– С игры в конструктор: железный и «Лего».

– В каком возрасте ты заинтересовался робототехникой?

– С самого детства. Сложно оценивать, может, с трёх-четырёх лет. Дальше были всевозможные видео, книги по теме. После это вылилось в хобби. Дальше я обнаружил, что в Тольятти есть такое место, как «Кванториум» (оно только открывалось в 2017 году). Записался на первое занятие, мне понравилось, и я продолжил туда ходить.

– Робототехника – обширное понятие. Сюда входит создание и манипуляционных роботов, которые помогают на производстве, и роботов мобильных, которые выполняют самые разные задачи. А какое именно направление в робототехнике тебе интересно?

– Сложно сказать, потому что в «Кванториуме» я занимался и в наноквантуме, и в автоквантуме, и в робоквантуме (образовательные направления внутри «Кванториума». – Прим. авт.). Мне интересна наука с разных сторон.

Сейчас я больше времени уделяю сервисным роботам и роботам конвейерного типа: всякие роботы-манипуляторы, различные системы для работы на конвейере, выполнения каких-то циклов и задач.

– Конвейерные роботы используются, очевидно, на производстве...

– Да.

– А сервисные – это какие?

– Они нужны для помощи человеку, потому что упрощают жизнь. К таким роботам относятся, например, роботы-официанты. А прямо сейчас я делаю робота-червя. Он ездит по нефтепроводу и изучает его состояние. У робота есть камеры, с помощью которых человек видит трубопровод и принимает решение о его дальнейшей эксплуатации.

– Как появилась идея робота-червя? Это твой проект ещё с московского вуза?

– Робот был конкурсным. В 2018 году я участвовал в соревновании по робототехнике, где одним из направлений было создание подобного механизма для езды по трубопроводу. Мы его сделали вместе с командой в «Кванториуме», но сейчас робот требует модернизации, которую я и провожу, чтобы продукт пошёл в серию.

– В какой момент ты понял, что хочешь связать с манипуляторами и андроидами свою профессиональную жизнь?

– Думаю, что я именно в такой формулировке решения не принимал, просто мне это направление очень нравится, оно мне близко. В роботах-манипуляторах заложен очень большой стек технологий (от англ. stack – «стопка» – комплекс технологий. – Прим. авт.) – это и низкоуровневое программирование, и программирование микроконтроллеров на языке C++, и высокоуровневое программирование – машинное зрение, искусственный интеллект на языке Python, с подключением робототехнического симулятора.

В робота-манипулятора закладываются различные технические параметры, и постоянно возникают новые технические задачи: новые оси, развитая кинематика... Технических возможностей очень много. На данный момент мне весь этот комплексный подход очень нравится. Минцифры говорит, что робототехническое направление перспективно в России. Они же говорят, что сейчас в России мало компаний, которые профессионально и качественно занимаются робототехникой. Поэтому она может стать хорошим бизнесом в дальнейшем.

 

«Я провалил все возможные экзамены»

– Итак, с направлением ты определился, и вот пришло время сдавать ЕГЭ. Ты сразу решил, что хочешь учиться именно в этом московском вузе?

– Нет, я только предполагал, что можно пойти туда. Были более амбициозные цели, например, МГТУ имени Баумана. Но не сложилось по баллам ЕГЭ. У меня довольно низкие баллы, хотя я победитель олимпиад.

– На ЕГЭ ты сдавал русский язык, математику и физику. Сколько баллов тебе нужно было набрать по профильным предметам, чтобы поступить в вуз твоей мечты?

– У меня есть БВИ (БВИ – без вступительных испытаний – особый формат поступления в высшие учебные заведения: призёры и победители профильных предметных олимпиад получают право приоритетного поступления, условия могут различаться в зависимости от конкретных олимпиад и вузов. – Прим. авт.). Это такая система, при которой ты можешь выиграть олимпиаду, и, если по профильному предмету ты наберёшь определённое количество баллов, сумма округляется до трёхсот. Дальше ты можешь поступить в любой вуз, где засчитывается БВИ. В «бауманке» эта система засчитывалась, но проходной балл был в районе 280 по сумме трёх предметов.

– А у тебя в сумме сколько было?

– Получилось 186 баллов. Я провалил все возможные экзамены, даже физику, к которой два года готовился. Но у меня были ещё плюс десять дополнительных баллов, поэтому в сумме получилось 196.

– И твой вуз в Москве оказался единственным вариантом, куда можно было поступить с такими баллами?

– Нет. Можно было и в Российский химико-технологический университет имени Менделеева поступить на какую-нибудь химическую специальность (физика там тоже котируется), можно было и в Московском авиационном институте посмотреть несколько специальностей. В «бауманке» было одно или два подходящих направления, в МГУ на физико-математический факультет тоже можно было поступить.

Но я в итоге выбрал другой вуз, потому что там было направление, которое мне тогда казалось актуальным, – проектирование технологических машин и комплексов. Проходной балл на эту специальность составлял 135–140 баллов.

– Давай ненадолго вернёмся к ЕГЭ. Как думаешь, почему ты сдал экзамен не так хорошо, как рассчитывал?

– Думаю, это сочетание факторов. Может быть, накопилась усталость или было подавленное состояние и не хотелось ничего сдавать, шёл на экзамен, чтобы хотя бы что-то написать.

– Я уже упоминал, что в детстве ты занимался в «Кванториуме». И довольно успешно выступал на различных конкурсах робототехники. В частности, на олимпиаде Кружкового движения Национальной технологической инициативы ты стал лучшим в индивидуальном зачёте. Если я правильно понимаю, именно за высокий результат в этом конкурсе тебе и полагалось поступление в вуз по системе БВИ, о которой ты рассказал?

– Да. Я выиграл две олимпиады НТИ, соответственно, у меня было два БВИ: по информатике и по физике. Именно по физике я и сдавал ЕГЭ, информатику писать не стал, думал, что готовиться к трём предметам более рационально, чем к четырём, и я сдам ЕГЭ лучше. Оказалось, что нет. Экзамен по информатике был проще, чем по физике.

 

Час езды в одну сторону, гостиница и «Доширак»

– Итак, столичный вуз опубликовал списки поступивших, и ты обнаружил свою фамилию в числе бюджетников. Как проходило твоё знакомство с Москвой и с университетом?

– 15 сентября мы, первокурсники, приехали в университет на общее собрание, в аудитории было порядка ста человек с разных направлений, включая наше. Нам рассказали про вуз, где находятся учебные корпуса, и отправили жить в гостиницу, потому что в их собственном общежитии шёл ремонт, как нам говорили. Гостиницу нам оплачивали, но особенных бытовых удобств там не было. Особенно сложно было с едой – в гостинице негде было готовить.

Место, где мы жили, находилось рядом с метро ВДНХ. Это удобно, но всё равно был некоторый дискомфорт. Гостиница – это всё-таки не общежитие, мы там жили одновременно с обычными постояльцами. Студентов группировали так, что в комнате, где должно быть два человека, жили четверо, кому-то приходилось спать на раскладных стульях, кому-то доставались кровати. В комнате был один стол, и я его забрал под компьютер (я привёз в Москву свой системный блок с монитором, так как занимаюсь 3D-моделированием). Никто не возражал.

– А кровать забрать повезло?

– Да, кровать тоже успел (улыбается).

– Получается, все условия – по местным меркам – у тебя были.

– Кажется, что так, но на самом деле нет. Мы жили в гостинице вчетвером. У четвёртого парня в 120 километрах от вуза была квартира. К нашему удивлению, он каждый вечер уезжал домой, и фактически нас в комнате было трое. Так мы жили порядка двух-трёх недель.

Так как готовить было негде, питались мы быстрозаваримой лапшой. Может, сначала это было в духе студенческой романтики, но на третью неделю уже надоело.

Потом нам сказали, что с общежитием вопрос решился. Из гостиницы наше направление переселили в район станции метро Кузьминки. Это юго-восток Москвы, ехать до университета где-то час двадцать на метро, а ещё до самого метро минут двадцать. Причём это общежитие снова было не наше, а другого университета. Нам с товарищем повезло чуть больше, чем тем, кого определили в Кузьминки. Мы жили в Коньково – это юг Москвы, добирался я до места учёбы час и ещё семь-восемь минут шёл пешком до метро. Но добираться целый час только на метро и ещё двадцать минут от станции до учебного корпуса – это долго. Час в одну строну, час в другую, каждый день, два раза в день, шесть раз в неделю – это начало «убивать».

Плюс у моего московского вуза очень интересно располагаются корпуса. Один находится рядом с метро «Менделеевская», другой – на востоке Москвы (там на Шоссе Энтузиастов корпус физкультуры). То есть на физру надо было ехать с севера – из главного корпуса – на восток. А ещё у моего вуза есть производственный корпус со станками и оборудованием. До него добираться часа полтора, причём неважно, с севера или с юга Москвы. Это очень долго.

Вот как-то так и прошло моё знакомство с Москвой. Изначально, когда ехал в столицу, у меня в голове была картинка, что я живу где-нибудь в центре или в сталинской высотке. Что-то такое красивое было в голове – розовые очки. Думал: «Класс, я поступил в Москву!» Оказалось, что я трачу два-три часа в день на дорогу, есть какие-то бытовые проблемы. Плюс тот вуз, в который я поступил, как оказалось, не самый лучший. И весь этот комплекс проблем, конечно, очень сильно угнетал.

– Какие-то ещё бытовые проблемы были, помимо того, что оказалось негде готовить?

– Когда нас всё-таки переселили в общежитие, было непонятно, о каком ремонте шла речь: у нас был деревянный паркет и такие же окна. Комната была 12 квадратных метров на двух человек. Мы жили вдвоём с товарищем. Кругом сантиметровый слой пыли. В розетки нельзя подключать ничего мощного (но это во многих общежитиях так). У нас была одна розетка на всю комнату, мы не стеснялись, включали мультиварку и никого не слушали. Но у соседа, я знаю, потом начались проблемы: он включал обогреватель, и в общежитии постоянно вырубало электричество. А ещё на общей кухне были неудобные, очень старые советские плиты. Ну и полно тараканов.

– Это хотя и серьёзные, но всё-таки именно бытовые проблемы. Ты же приехал, в первую очередь, получать знания. Если с точки зрения учёбы посмотреть на университет, может, стоило потерпеть прочие неудобства?

– Нет, терпеть никогда не стоит. Во-первых, меня не выгоняли из дома, а условия жизни дома, конечно, приятнее. И Тольяттинский госуниверситет, как оказалось, лучше, чем тот вуз, куда я изначально поступил.

Про сам московский университет могу рассказать, что преподаватели там намного более злые, чем в ТГУ. Они считают, что работают в серьёзном учреждении, и начинают давить на студентов, говорить, что мы слабая группа, плохо учимся. Оборудование, которое есть в этом университете, находится в печальном состоянии, а пользоваться им могут только аспиранты. При этом там есть и манипуляторы, и модели конвейеров, с которыми мне было бы интересно поработать, но, к сожалению, это оказалось невозможно.

Нам говорили, что, если мы на базе вуза будем выполнять какую-то научную работу, то все эти результаты будут патентоваться на имя университета, и мы останемся без авторских прав. Каких-то лабораторий, кстати, у нас там не было. Если в ТГУ это направление развито (да взять хотя бы Точку кипения, куда можно прийти и поработать над своим проектом), то в моём столичном вузе такой структуры нет.

Скажу как обычный абитуриент. У таких, как я, розовая картинка в голове: все думают, что учиться в московском вузе четыре года – это классно, это весело, будет классное общежитие, студенческая жизнь. По итогу же получается, что реальность не совпадает с ожиданиями. Кому-то, например, могут поставить «пять», а тебе необоснованно ставят оценку ниже. Но это условно, для примера, потому что там, где я учился, высоких оценок-то особо и не ставили. Зато, если ты вышел отвечать первым, то мог получить баллов больше, чем если бы отвечал следующим. Все эти моменты достаточно сильно давили.

– А плюсы учёбы в столице были?

– Сложно сказать. Один раз я волонтёрил на инструментальной выставке, которая проходила рядом с Москва-Сити. Это было моё желание, и я там был единственным из первокурсников, остальные были со второго-третьего курса.

Плюсов-то особых нет, на самом деле. Можно поступать в Москву, казалось бы, за каким-то красивым видом. Потому что само по себе образование везде – что в ТГУ, что в столице – не может принципиально отличаться, ведь все стандарты регулируются Министерством образования. А если говорить о том, что Москва – это виды: Кремль, Пресненская набережная, ВДНХ, Парк имени Горького... Этот фактор тоже нужно забыть, потому что времени на то, чтобы там ходить, у вас не будет. Максимум один-два раза в год. У меня была работа в десяти минутах ходьбы от Красной площади, я был на Пресненской набережной каждый день, но это совсем не значит, что у меня было время на прогулки. Обычный московский студент становится клерком, погружается в интенсивную работу, шесть раз в неделю у него пары, четыре-пять штук в день. И их нельзя прогуливать – это жёстко отслеживается. А после пар нужно ещё организовать себе быт и выполнять домашние задания.

В вузе, куда я поступил, действует система модулей: сначала нужно защитить два модуля по пройденному материалу, и только потом человека допустят к зачёту. Можно не получить зачёт или не защитить любой модуль – и провалить предмет. В ТГУ же и система, и люди более лояльны, есть время для творчества. В Москве, может быть, и хорошо, но я пообщался с некоторыми представителями компаний, в том числе с людьми из «Ростеха», из МТС, и они говорят, что выпускники университета, где я учился в Москве, никак не котируются. Если к выпускникам, например, Высшей школы экономики или МГТУ имени Баумана у них есть маленькая, но «галочка», то приоритета у выпускников моего вуза нет совершенно. Суммируя все факторы, я понял, что мне будет лучше и удобнее получить диплом в ТГУ.

 

«Учебная программа в ТГУ на одном уровне с „бауманкой“»

– А в чём преимущества учёбы в региональном вузе? Конкретно в Тольяттинском государственном университете.

– Во-первых, люди здесь лишены каких-то пороков, например. В Москве каждый хочет обмануть, нажиться на тебе.

В ТГУ учиться проще. Жить дома проще, потому что все бытовые проблемы решаются твоей семьёй. Следовательно, освобождается время, которым ты можешь распоряжаться. Можно устроиться на работу, иметь заработок, можно изучать перспективные направления (например, программирование), найти интересные мероприятия. В общем, инвестировать своё время куда-то.

Учёба в региональном вузе позволяет легче сдавать экзамены за счёт того, что вы с преподавателем «на одной волне».

– Учебная программа в ТГУ не слабее, чем там, где ты учился?

– Нет-нет. Программа в ТГУ на очень хорошем уровне, на одном уровне с МГТУ имени Баумана. Я обучаюсь на направлении «Электроника и робототехника» и вижу, что образование качественное. За один семестр, что я учусь в ТГУ, я узнал для себя больше, чем за тот же семестр в столичном вузе.

 

«На рынке труда котируется не название университета и не Москва как таковая»

– Тем не менее, тольяттинские школьники, как в прошлом ты сам, каждый год выпускаются и отправляются покорять столицу. К чему стоит быть готовым людям, которые решили переехать в Москву?

– Сложный вопрос. Наверное, если выгоняют из дома, Москва – это вариант. Чтобы отдалиться, попробовать себя и так далее. Если давит окружение, ваши товарищи из школы, родственники, то, наверное, стоит попробовать.

Но если мы говорим про реалии – на рынке труда котируется не название университета и не Москва как таковая. Вы также можете окончить «бауманку» и продавать промышленных роботов. Заметьте, продавать, а не создавать. Таких примеров полно. Также вы можете окончить любой столичный вуз и пойти работать фрезеровщиком – выполнять слесарные, а не конструкторские работы, не будете инженером.

И точно также вы можете окончить региональный вуз, совершенно спокойно жить без нервов, у вас будет очень много свободного времени, вы можете совершенствоваться, при этом получите больше, чем если будете жить студенческой московской жизнью. Нужно учитывать очень много факторов, чтобы понять, переезжать или нет. Надо очень тщательно взвесить, нужны ли вам эти проблемы в Москве.

– И ты сделал выбор в пользу ТГУ, хотя мог бы попробовать стать студентом другого столичного университета. Чем тебя зацепил Тольяттинский госуниверситет?

– Да, возможности перевестись в другой московский вуз были, но я понимал, что становлюсь клерком, поглощённым учёбой, а моя научная деятельность уходит на второй план.

Если открыть сайт вуза, где я учился в Москве, и посмотреть новостную ленту, то будет видно, что университет будто в первую очередь гордится тем, что принял участие в волейбольном турнире. А вот новостей, связанных с научными достижениями как будто бы нет. Также можно открыть сайт ТГУ и увидеть, что в вузе ведётся множество интересных именно научных работ, и это заставляет задуматься о месте, в котором ты учишься.

– Сейчас ты уже почти второкурсник Тольяттинского госуниверситета. И тем не менее, твои комментарии часто можно увидеть в студенческом паблике твоего бывшего вуза во «ВКонтакте». Ты отвечаешь там на вопросы поступающих и делишься опытом. Почему предыдущее место учёбы тебя не отпускает?

– Я хочу показать людям, как всё есть на самом деле, чтобы они не совершали моих ошибок. Если люди спрашивают, просят поделиться мнением, то я отвечаю, чтобы у них не было этой розовой картинки в голове, как у меня когда-то. Чтобы все понимали, что учиться будет сложно до безумия, сдать экзамены спокойно у вас не выйдет ни при каких обстоятельствах. По сути, вы будете строкой в Excel-таблице, не будете никому нужны до момента, когда либо решите перевестись в другой вуз, либо когда вас отчислят. На всё остальное время про вас просто забудут. Таких пунктов очень много. Например, общежития. Очень спорно, когда кому-то достаются места в двадцати минутах езды от метро. И это направление «Менеджмент» – казалось бы, не приоритетное для машиностроительного вуза. А в это время студентов приоритетного направления селят в часе езды от места учёбы. Это вызывает вопросы.

 

«Нужно было успокоиться и уделять заданиям меньше времени»

– Бывает, что человек, отправившийся покорять столицу, в итоге сам покоряется ей – у него всё идёт совсем не так хорошо, но и возвращаться домой он не хочет – такой выбор означает для него шаг назад. Несмотря на весь описанный тобой московский опыт, у тебя было ощущение, что поступить в ТГУ – это регресс?

– Нет, у меня такого ощущения не было. Всё дело в том, что, если у тебя есть знания, навыки, желания, ты всегда сможешь грамотно сформулировать для себя цель, продумать шаги по её достижению, и, следуя им, ты получишь результат. Может быть, он будет немного другой, чем ты изначально хотел, но тем не менее. Иначе получается ситуация, как если бы ты при увольнении бегал за руководителем, который принял решение о твоём увольнении, и просил его этого не делать. Но если ты как специалист и как личность уже сформировался, тебе совершенно не страшно, потому что ты понимаешь, что найдёшь себя где-то в другом месте. Поэтому я не боялся, просто спокойно перевёлся в ТГУ и не жалею о своём решении.

– Оглядываясь назад, скажи, стоило ли так напрягаться с подготовкой к ЕГЭ, участвовать в конкурсах и трепать нервы поступлением в столичный вуз?

– Мне кажется, что стоило изменить некоторые факторы собственной подготовки. Например, спать по ночам. Потому что голова отказывалась работать последние несколько месяцев до сдачи экзамена. Нужно было успокоиться, уделять заданиям меньше времени. Я решал варианты ЕГЭ по восемь или девять часов в неделю. Не надо было участвовать в олимпиадах в одиннадцатом классе – это бы снизило мой уровень стресса, я бы отдохнул и, может быть, с чистой головой пошёл на экзамен.

– Правильно ли я понимаю, что с осени ты будешь совмещать учёбу в ТГУ с работой в «Кванториуме». В тот самом, куда несколько лет назад сам ходил заниматься.

– Да, с сентября я выхожу работать в детский технопарк наставником по робототехнике.

– То есть ты педагог дополнительного образования. Будешь заниматься с детьми?

– Да, в технопарке будут ребята 8–11 лет. Я буду с ними заниматься конструированием из «Лего», будем проектировать роботов. Думаю, что результат не заставит себя ждать, и мы с ребятами будем ездить по конкурсам. Это вопрос времени, я соберу несколько команд, и мы будем показывать высокие результаты.

– Педагогом дополнительного образования в детском технопарке ты будешь во второй половине дня, а в первой – студентом кафедры «Промышленная электроника»?

– Занятия в «Кванториуме» я буду вести по воскресеньям, учёбе работа не помешает. А с третьего курса буду заниматься с детьми робототехникой два-три раза в неделю. Думаю, проблем с учёбой не будет.

– А кем ты хочешь работать после получения диплома в ТГУ?

– После получения диплома хочу создать свою робототехническую компанию. Я планирую, что моя компания должна выйти на IPO, то есть она должна оцениваться акциями, люди смогут эти акции покупать. Планирую, что выручка будет составлять несколько десятков тысяч долларов – это реально. Рынок таких устройств, вроде того, над которым я сейчас работаю (роботизированный «червь» для трубопроводов), оценивался в два миллиарда долларов по состоянию на 2020 год. И если я смогу квалифицированно ответить на вопросы заказчиков, то продажи пойдут вверх, как и выручка.

Просмотров: 1291
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей