«Это не всем дано, но это и не всем нужно». Кандидат химических наук Сергей Соков – о пути к учёной степени
16 февраля 2024

В Тольяттинском государственном университете (ТГУ) теперь двенадцать кандидатов химических наук. Но поздравления можно адресовать не только автору новой диссертации – Сергею Сокову, но и его воспитанникам, которым посчастливилось встретить талантливого педагога. Профессионализм Сергея Александровича подтверждает тот факт, что его приглашают в качестве наставника в различные образовательные центры России, в том числе для работы с одарёнными школьниками. А считает ли себя одарённым сам Сергей Соков? Или основным компонентом его формулы успеха является трудолюбие? Думаю, скоро мы узнаем ответ. Доцент Тольяттинского госуниверситета и член Российского химического общества имени Д. И. Менделеева побывал в студии «Толк радио».

Сергей Соков в студии «Толк радио». Фото: Артём Чернявский

 Сергей Александрович, здравствуйте.

– Всем добрый день!

– Сергей Александрович, когда я говорила об одарённых школьниках, я думала о вашей учительнице химии в тридцать девятой гимназии [Тольятти] – Елене Гулюшовой. Студентам ТГУ и школьникам повезло, что у них есть вы, а ведь лет пятнадцать назад повезло и вам. Что именно на уроках Елены Николаевны вдохновляло вас так, что её дисциплина легла в основу вашей профессиональной деятельности?

– Да, действительно, первым человеком, который ввёл меня в чудесный мир химии, была Гулюшова Елена Николаевна, учитель химии в тридцать девятой гимназии. Она во многом способствовала формированию меня как химика. Какой формат уроков меня вдохновлял? Прежде всего, наверное, лабораторные практикумы. Не во всех школах в принципе есть лабораторный практикум. В некоторых школах либо нет материально-технической базы, либо опыты проводятся демонстрационно. У нас же была такая прелесть, мы могли провести опыты своими руками, узнать, что такое опыт, не только в теории, но и на практике. Возможно, именно эта практическая составляющая и помогла в дальнейшем становлению меня как практикующего и академического химика.

– Хочу спросить вас как педагога и человека, прошедшего путь от первого урока химии до кандидата химических наук. Любой ли учащийся общеобразовательной школы при желании может дорасти до учёной степени по химии? Или всё-таки должны быть предпосылки и, как говорится, не каждому дано?

– На мой взгляд, учёная степень – такая вещь, которая показывает, что ты не только хороший человек или неплохо знаешь свои предметы. Она говорит о том, что ты кое-что сделал для фундаментальной науки в целом. Что я имею в виду? Если представить всю текущую науку как плоскость, то, если на этой плоскости ты способен сделать небольшой, но всё же пичок (уменьшительно-ласкательное от «пик». – Прим. ред.), ты действительно заслуживаешь стать кандидатом. И, к сожалению или к счастью, не всем это, во-первых, дано, а во-вторых, это не всем и нужно. Можно быть хорошим человеком, хорошим специалистом, не имея степени. У меня много знакомых, которые являются заслуженными деятелями, которые проявили себя в том числе в практической области наук, но при этом не имеют степени. Это им просто не нужно. То есть это не всегда необходимо. В академической среде – да, остепенённость является одной из форм признания. А в других родах деятельности это часто не столь необходимо. Поэтому да, это действительно не всем дано, но это и не всем нужно.

– И в продолжение предыдущего вопроса. Считаете ли вы себя одарённым или основным компонентом вашей формулы успеха является трудолюбие?

– Человек по своей природе не может объективно оценивать свои способности, поэтому, наверное, я не назову себя одарённым. Неплохо знаю науку, пытаюсь проводить эксперименты... Но всё-таки основной компонент здесь – трудолюбие, стремление достичь чего-то.

Фото: Артём Чернявский

– Поскольку отправной точкой для вас стали школьные уроки химии, я хотела бы узнать, насколько глубоко вы тогда погружались в науку о веществах и её превращениях. Изучали ли дополнительную литературу? Были ли постоянным делегатом на предметной олимпиаде? Какие возможности использовали?

– В школьные годы, помимо учебного курса, класса с девятого я начал дополнительно читать другую литературу. Когда начались некоторые элементы органической химии, она меня очень заинтересовала. И я читал уже в десятом классе сборники по поступлению в вузы, немножечко расширял свои знания, узнал про механизмы реакций. В рамках школы – да, участвовал в олимпиадах. Это было в девятом, десятом классах, в одиннадцатом... Но дальше области не прошёл, выдающих результатов не добился. Тем не менее я понимаю специфику олимпиадной деятельности и какие задания там бывают. И даже сейчас пытаюсь следить за трендами как у нас в области, так и в целом по стране: какие задания формируют, что спрашивают у детей. Это всегда полезно использовать в своём практикуме.

– Сергей Александрович, будучи сотрудником ТГУ, вы неоднократно становились наставником в образовательном центре «Сириус» и в Самарском региональном центре для одарённых детей «Вега». А когда вы ещё учились в школе, в России действовали подобные организации?

– Когда я учился в школе, таких центров было немного. Это за последнее десятилетие в регионах и в целом по стране очень много начали вкладывать ресурсов, в том числе территориальных, человеческих, в формирование компетенций у как можно большего числа детей. И если раньше это были развлекательно-познавательные смены или форматы (например, летний лагерь, олимпиадное движение), то сейчас есть возможность проявить себя практически в любых сферах науки. Это раз. Второе – это стало более массовым, что не может не радовать. Ребёнок уже на раннем этапе может попытаться определить, что ему интересно. Не с помощью книжек, в которых можно прочитать про всё подряд, а действуя своими руками, изучая непосредственно на месте, он делает выводы, что его интересует на самом деле, кем он хочет быть, его это или нет. И за такие возможности нужно выразить огромную благодарность людям, которые за это отвечают. В первую очередь это Правительство Российской Федерации.

– Нынешние школьники от участия в профильных сменах известных образовательных центров получают, конечно же, знания, знакомства и, скорее всего, уверенность в своих силах. Для вас же как для педагога приглашение на работу в «Сириус» – это, предположу, признание и высокая оценка профессионального сообщества. Или я ошибаюсь?

– Естественно, когда тебя приглашают на подобные смены, с одной стороны, это становится для тебя, действительно, признанием. Это значит, что среди других педагогов тебя выбрали, решили, что твоя кандидатура интересна, её можно рассмотреть. Значит, ты можешь провести такую смену, руководить проектом и так далее. С другой стороны, подобные смены – очень большой вызов. Когда говорю некоторым коллегам, что еду, допустим, в «Сириус», они считают, что меня ждут море и отдых. На самом деле, это очень большой труд. В первую очередь ты должен рассматривать, как завлечь детей не только в моменте, не только на одну пару. Ты должен в течение нескольких недель в режиме нон-стоп давать задания, чтобы ни один ребёнок не почувствовал себя ненужным в команде. Это раз. Второе – ты должен продумывать, как выстраивать взаимодействие между участниками команды, если это командный проект, и с членами других команд, если это межпроектные задачи. То есть здесь и некоторую психологическую работу нужно выстраивать, нужно следить за эмоциональным состоянием ребёнка. Те, кто были в лагерях, прекрасно знают это состояние: сначала у тебя эйфория, потом начинается упадническое настроение, хочется домой... И в конце, конечно, никто не хочет уезжать, потому что это расставание с друзьями, командой... Но тем не менее все эти стадии каждый раз нужно с детьми проживать. И я считаю, что это не совсем лёгкий труд. И то, что организаторы образовательных смен отбирают определённых людей, говорит о том, что эти люди действительно могут выполнить работу на необходимом уровне и показать соответствующие результаты.

Фото: Артём Чернявский

– Сергей Александрович, как вы уже отметили, уезжать с подобных смен действительно трудно. А с каким полезным для вашего профессионального будущего багажом вы уезжаете со смен известных образовательных центров?

– Прежде всего, это связи, которые выстраиваются за время подобных смен, потому что помимо химиков там также присутствуют физики, айтишники, материаловеды из России и других стран. Например, на последних сменах мы взаимодействовали плотно с коллегами из Белоруссии. Образование новых связей – закономерный итог таких смен. Крупные мероприятия всегда являются кластером, который собирает вокруг себя выдающихся специалистов и экспертов в определённых областях, с которыми, пользуясь случаем, я, конечно, пытаюсь познакомиться, получить от них обратную связь по интересующим вопросам. А второй момент – опыт взаимодействия с детьми, потому что каждая смена, каждая деятельность, каждый проект, каждый заезд по-своему уникальны. Потому что сталкиваешься с теми или иными трудностями, задачами. Каждый раз приходится решать по-новому. И это навык решения в моменте, сейчас. Ты не можешь это отложить на неделю, на месяц, да даже на завтра. Это нужно решать здесь и сейчас. И то, насколько ты быстро умеешь решать вот такие оперативно создающиеся проблемы, – это ценный навык, который ты увозишь с подобных смен.

– Не факт, что шести- и девятиклассники, которые приезжают в образовательные центры в качестве поощрения за достижения в научной деятельности или в сфере искусства, точно знают, кем хотят стать. Возможно, они ещё изменят маршрут. Сергей Александрович, а какие у вас были варианты профессии? Хочется услышать о начальном и промежуточных пунктах.

– Изначально меня очень интересовала информатика – всё, что связано с IT. Тогда ещё не было ни блокчейна, ни нейросетей, никаких ChatGPT... Про это никто не знал. Информатика, как правило, ограничивалась простейшим программированием на Python, С++, PascalABC. Но тем не менее мне это давалось, мне это нравилось, и я рассматривал карьеру в этой области. В дальнейшем я постепенно влился в химию, понял, что мне это чуть больше интересно, чем IT, и переквалифицировался. У нас был медицинский класс, я думал поступать в медицинский вуз, но в итоге пошёл на химию, о чём ни разу не жалею.

– Когда пришло время выбирать направление подготовки в вузе, как вы уже сказали, на одной чаше весов у вас была медицина, а на другой – химия. Какие были аргументы в её пользу?

– На мой взгляд, основной аргумент в пользу химии (и вообще в пользу любой естественной науки) – это её логичность, её последовательность. Если сравнивать, например, с биологией, с той же самой медициной, там нужно очень-очень много вещей запоминать механически: вывести какую-то закономерность, понять, что откуда вытекает, не всегда представляется возможным. А в химии в большинстве случаев все идёт стройным рядом так, как написано в законах. И, если ты видишь исключение из правил, ты можешь найти объяснение этому исключению.

– Высшее образование вы получали в Тольяттинском государственном университете. Не все студенты занимаются научной деятельностью, потому что это достаточно сложно. Но вас трудности, судя по всему, не пугали. Уже на втором курсе вы шагнули на тропу молодого учёного. Сергей Александрович, с каких исследований всё началось?

– Действительно, со второго курса я начал научную деятельность уже во взрослом формате. Начал с того, что погрузился в область органической химии. Мы изучали различные реакции: многокомпонентные реакции, реакции синтеза таких веществ, которые называются тиазолами. Также было много других различных синтезов, которые оставили ряд воспоминаний, потому что это был первый опыт работы в лаборатории.

– Бакалаврскую работу вы готовили под руководством нынешнего директора центра медицинской химии ТГУ Александра Бунева. Это он убедил вас в том, что наука – ваш путь, или вы сами поняли, что сворачивать нельзя и надо двигаться дальше?

– Если говорить о взаимодействии с уважаемым Александром – да, действительно, он во многом способствовал формированию у меня понимания себя как специалиста в области химии и учёного за счёт именно взаимодействия с ним и выполнения работ под его руководством. Можно сказать, что путь в науку был открыт в основном благодаря ему.

Фото: Артём Чернявский

– Вашим научным руководителем при написании магистерской диссертации был доктор химических наук, профессор Геннадий Остапенко, который, кстати, тоже работает в центре медицинской химии ТГУ. То есть, несмотря на то, что десять лет назад в медвуз вы не пошли, к медицине некое отношение вы всё же имеете. Более того, к ней имеют отношение и ваши выпускные квалификационные работы (ВКР), которые вы написали для получения первого и второго высшего образования. Сергей Александрович, поясните, пожалуйста, в чём заключается новизна ваших ВКР и как обозначенные в них темы связаны с лечением болезней.

ВКР, которую я писал в годы бакалавриата, была посвящена получению вещества, которое было найдено в определённой морской губке. И мы пытались это вещество получить синтетически. В чём был интерес? Данное вещество обладает противораковой активностью. Насколько помню, это была активность против немелкоклеточного рака лёгких. Часто применяется такой подход: получить что-то подобное природному, а потом модифицировать. Концепт был в этом. Если говорить о магистерской диссертации, то там уклон был немного в область химической технологии: мы разрабатывали вещества, которые можно было бы использовать в качестве индикаторов, то есть для того, чтобы обнаруживать определённые металлы.

– Следующая ступень после магистерской диссертации – кандидатская. Но она требует большей степени проработки, а значит, времени и сил. И чтобы человек был готов их тратить, он должен ответить для себя на вопрос «Зачем?» Сергей Александрович, какие плюсы получения диплома кандидата химических наук вы выделили?

– Да, действительно, это долгий путь. Мы его проходили вместе с моим научным руководителем Александром Александровичем Головановым. И основной плюс, на мой взгляд, опять-таки возвращаясь к вопросу о признании, – это признание того, что ты что-то сделал для науки и оставил след. Это первое. А второе – что ты можешь заслуженно претендовать на научное звание. Допустим, получить научное звание доцента можно только с дипломом кандидата химических наук. И до конца жизни в официальных документах перед твоим именем будут три заветные буквы – к. х. н. (кандидат химических наук). Такие основные преимущества.

– Вновь отмечу, что готовить диссертацию на соискание учёной степени кандидата химических наук вам помогал заведующий научно-исследовательской лабораторией «Органический синтез и анализ» Александр Голованов. В 2020 году он стал самым молодым доктором наук в Тольяттинском государственном университете. Тема докторской Александра Александровича связана с темой вашей кандидатской. И даже защищались вы в одном вузе в Республике Башкортостан. Сергей Александрович, название вашего исследования «Синтез, свойства и реакции присоединения новых ениновых акцепторов Михаэля» для нехимиков прозвучало, наверное, как набор слов. Поясните, пожалуйста, теоретическую и практическую значимость вашей работы.

– Нужно начать с того, что это вообще за енины такие. Если мы будем рассматривать какое-то вещество, у которого есть несколько мест для атаки реагентами, то есть для того, чтобы происходила реакция, такие вещества вызывают интерес. С чем можно это сравнить? Представьте себе, что вы кидаете игральную кость. Она может выпасть, например, шестёркой, но может выпасть и единицей. Здесь то же самое. В зависимости от того, какие условия мы создадим, реакция может идти в один или в другой центр в данном типе молекул. Академический интерес в основном был вызван тем, что подобные молекулы не очень хорошо изучены. Всегда интересно, как пойдёт реакция конкретно с этими веществами. Есть даже такой термин – «региоселективность реакции»: куда именно реакция пойдёт, какой именно продукт образуется. Если говорить о практическом применении, нужно смотреть, какой это конкретно продукт, потому что в диссертации мы описали порядка полусотни новых продуктов. Есть продукты, которые обладают явлением флуоресценции (светятся в определённых условиях). Есть продукты, которые имеют некоторую потенциальную протираковую активность или могут использоваться в других областях медицины.

Фото: Артём Чернявский

– Диссертационная работа моего собеседника включает в себя список использованных источников из 265 наименований, содержит 126 страниц машинописного текста, 10 рисунков и 11 таблиц. А основные результаты диссертационной работы опубликованы в 19 научных трудах. Сергей Александрович, я поздравляю вас с тем, что всё это было не зря!

– Спасибо.

– Ваш коллега (наверное, его можно назвать ещё и учителем) Александр Голованов, как я уже упоминала, стал самым молодым доктором наук в Тольяттинском государственном университете. Он защитился в 35 лет. Сергей Александрович, планирует ли ученик обойти своего учителя?

– На мой взгляд, плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Тем не менее я понимаю, что подготовка докторской диссертации – такая вещь, к которой нужно подходить максимально осознанно. Она требует долгого и кропотливого труда. Но я вижу, что мне есть куда расти. А получится или не получится в 35 лет или раньше... Это всё-таки не гонка, где стараешься как можно быстрее что-то сделать. Здесь история про то, что надо подходить к данному вопросу тогда, когда ты будешь готов. И здесь ответ очевиден: если я буду готов и когда я буду готов, тогда я и получу данную степень.

– Настоящая наука подразумевает приложение своих усилий, способностей и знаний. Приходится ли вам чем-то жертвовать ради новых профессиональных достижений?

– Как и в других областях, чтобы получить результат, нужно прикладывать усилия. Чем больше усилий, тем больше результатов. Усилия у нас часто измеряются во временном факторе. Соответственно, чтобы получить большие результаты, нужно потратить много времени. То есть основной момент связан со временем.

– Сергей Александрович, гормон счастья вас накрывает, когда вы в аудитории объясняете тему студентам, получаете нужный результат в лаборатории или же во время участия в проектной деятельности школьников?

– На мой взгляд, всё из этого может вызывать удовольствие. Если говорить в общем, то ты счастлив, когда видишь результат своей деятельности. Если это проектная деятельность, ты видишь, как твои дети защищаются, показывают результаты. Если научная деятельность, ты видишь, что получил что-то новое, не описанное ранее. Если, допустим, ведёшь пару, ты видишь, как твои студенты отвечают на твой вопрос, вспоминая, что было несколько месяцев назад. Это всё радует, согревает душу.

– Каких принципов вы придерживаетесь в работе со школьниками и студентами? Ваше кредо?

– Одна из основных вещей, которые нужно учитывать, – это хоть и дети (если мы говорим о детях), хоть и маленькие, но тоже люди. Не надо пытаться их чрезмерно оберегать, не доверять им. Надо давать им побольше свободы, в разумных пределах пытаться дать возможность себя реализовать, показать себя. Когда видишь, что человек под твоим началом делает всё от и до (например, во время лабораторной работы ты ему говоришь: «Возьми это, возьми то и смешай») – это одна история. А вот когда ты видишь, как он сам до этого доходит, сам предлагает тебе, что взять, сам это делает, – это совсем другая история. И я думаю, что ключевой момент – там, где это возможно, давать свободу. И не забывать, что все мы чему-то учимся. Никто из нас не рождается с абсолютным знанием и пониманием процессов, науки... Нужно всегда иметь терпение по отношению к тем, кто учится. Мы все чему-то учимся. И когда у меня возникнет вопрос, я надеюсь, что найдётся человек, который ответит на него спокойно, с терпением, наглядно объяснит и покажет. Я тоже стараюсь быть таким человеком для своих студентов и учеников.

Фото: Артём Чернявский

– Сергей Александрович, у меня есть ещё один повод поздравить вас. С декабря прошлого года вы исполняете обязанности заведующего кафедрой «Химическая технология и ресурсосбережение» Тольяттинского государственного университета. Это чуть дальше от медицины и чуть ближе к экологии. Какие темы вы хотели бы поднять вместе со студентами своей кафедры и какие исследования, на ваш взгляд, было бы важно провести?

– Нужно понимать, что наша специфика – химическая технология. Она может быть нескольких типов: взаимодействие с предприятиями, проведение совместных с ними научно-исследовательских работ или разработка принципиально новых историй, например, тонкий органический синтез. И те, и другие работы мы сегодня пытаемся проводить на кафедре и в дальнейшем будем их развивать.

– А в лаборатории «Органический синтез и анализ» научно-исследовательской части ТГУ вас по-прежнему можно будет встретить?

– Конечно.

– Сергей Александрович, наука, которой вы увлечены уже почти два десятка лет, приносит вам не только доход и моральное удовлетворение, но, мне кажется, ещё и делает вашу жизнь удобной. Вы кладезь лайфхаков. Для решения некоторых бытовых проблем люди ищут рецепты в интернете, обращаются за советом к знакомым, а химик способен принять эффективное решение в течение минуты. И я хочу показать нашим слушателям, чем могут быть полезны знания даже школьного курса. Сергей Александрович, вы готовы?

– Да, конечно.

– Ситуации, которые я буду описывать, могут произойти с каждым. Итак, первая из трёх задач. Человек обрабатывал рану и случайно разлил на линолеум зелёнку. Как быстро и бесследно её отмыть?

– Зелёнку очень легко отмыть, например, нашатырным спиртом или ацетоном.

 – В следующую неприятность могут попасть не только дети. Ягодные и фруктовые пятна на футболке. Как их вывести?

– Здесь всё очень индивидуально, различные ягоды имеют разную красящую способность за счёт веществ, которые в них содержатся. Но, наверное, один из самых универсальных рецептов – использовать чистящее средство на основе соды либо же слабые кислоты. Допустим, лимонную или щавелевую.

– И третья история. Она касается каждого дома. Вопросом задаются как мужчины, так и женщины. Накипь и жир на посуде. Какими подручными и недорогими средствами лучше всего с ними бороться?

– На мой взгляд, лучше всего бороться с загрязнением и жиром не дешёвыми средствами, а классическими синтетическими моющими средствами. Если нет к ним доступа, мы можем использовать соду в горячей воде или даже песок. Широко известно, что за счёт абразивных свойств песка на Руси и в некоторых других странах использовалась именно песчаная смесь, которая эффективно очищала посуду от загрязнений. Но лучше всего использовать синтетические моющие средства.

– Сергей Александрович, вы настоящий пример человека не только эрудированного и целеустремлённого, но и поистине вдохновлённого своим делом и всесторонне развитого. Пусть химия и дальше покоряется вашему пытливому уму, а удача и успех идут с вами рука об руку!

– Спасибо.

– Напомню слушателям, что в студии «Толк радио» был ставший в 2023 году кандидатом химических наук, доцент Тольяттинского госуниверситета и член Российского химического общества имени Д. И. Менделеева Сергей Соков. «Человек, влюблённый в химию» – с таким заголовком в 2019 году выходил материал о моём сегодняшнем герое в корпоративной газете предприятия «Тольяттиазот». И вы сегодня слышали, как окрыляет человека возможность заниматься любимым делом. Я желаю всем вам, чтобы и в вашей формуле карьеры главным элементом была любовь.

«Это не всем дано, но это и не всем нужно» Кандидат химических наук Сергей Соков – о пути к учёной степени
Просмотров: 6052
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей