С татами на пьедестал. Спортсмены Тольяттинского госуниверситета – о подготовке к чемпионату России по карате
16 августа 2023

Спортсмены Тольяттинского государственного университета (ТГУ) готовятся завоёвывать новые награды. Очередной площадкой для проверки их навыков станет ГРИНН Центр в городе Орёл. Там с 18 по 20 августа пройдёт чемпионат России по карате. Для второкурсников института физической культуры и спорта ТГУ Кирилла Наумова и Егора Пулькина это далеко не первое серьёзное соревнование. Они – призёры и победители национальных и международных турниров по карате. Их путь на татами начался ещё в детстве, а сейчас оба студента являются обладателями чёрного пояса и звания «Мастер спорта России». Однако многого достигли и их соперники, и они тоже хотят увидеть на своей груди медали – доказательство того, что они имеют право называться лучшими в стране. Корреспондент Молодёжного медиахолдинга «Есть talk!» Ксения Дунаева узнала, как на фоне серьёзной конкуренции проходит подготовка к предстоящим поединкам.

Кирилл Наумов (слева) и Егор Пулькин. Фото: Артём Чернявский

– Участие в чемпионате России необходимо заслужить. Как правило, спортсмены попадают на главное национальное состязание, если показали хороший результат на предыдущих соревнованиях. Кирилл, Егор, какие ваши достижения позволили вам оказаться в списке участников августовских поединков?

Кирилл Наумов (К. Н.): Моё достижение – это как раз прошлый чемпионат России. У нас идёт квота на чемпионат России двумя способами: на первенстве в области (то есть областные соревнования) и если ты являешься призёром прошлого чемпионата России, то ты автоматом попадаешь на следующие.

Егор Пулькин (Е. П.): Как Кирилл сказал, это отбор на области идёт и отбор по предыдущим чемпионатам. Я на прошлом первенстве России стал вторым, и в области нет конкуренции больше, поэтому мы, соответственно, едем на чемпионат России.

– Участники чемпионата России узнают своих оппонентов после составления турнирной сетки. Во время распределения учитывается такой важный фактор, как весовая категория. Кирилл – до шестидесяти семи килограмм, Егор – до семидесяти пяти. Правильно ли я понимаю, что именно в этих категориях, как правило, выступает наибольшее количество каратистов?

К. Н.: Ну не то чтоб больше всего там выступает, по-разному. То есть может быть в один год в [категории] шестьдесят килограмм больше. Но сказать, что прям [есть] какие-то два конкретных веса, где больше всего народа всегда... Ну, так не скажешь. Но часто да, бывает, что шестьдесят семь и семьдесят пять – самые популярные веса у нас.

Е. П.: Я бы сказал, что конкуренция больше всего в этих весах как в России, так и в мире вообще.

К. Н.: Ну да, и ты к соревнованиям подходишь с лучшей подготовкой, потому что знаешь, что у тебя в весе пять-шесть таких претендующих на золото спортсменов. И чтобы выиграть, надо, по крайней мере, быть готовым к полному трёхминутному бою в хорошем темпе.

– Егор, ты пропустил целый соревновательный сезон из-за разрыва суставной губы плечевого сустава. Каково вернуться в профессиональный спорт после такой длительной реабилитации?

Е. П.: Возвращаться в спорт после длительного отдыха всегда тяжело. Нагрузки, которые раньше давались легко, сейчас даются достаточно сложно, но я потихоньку уже схожу в форму. Скинул лишний вес, подхожу к своей категории. Поэтому, думаю, на чемпионате всё получится.

– Егор, карате – довольно опасный вид спорта. Не пугает ли тебя перспектива разбередить травму на августовском чемпионате?

Е. П.: Ну, я на самом деле не боюсь этого. Я знаю, что у меня всё зажило, слава богу. И я сейчас укрепил место, где делали операцию, то есть выполнял специальные упражнения. И не думаю, что эта травма должна опять выскочить. Ну и как говорится, кто не рискует... Почему бы и нет, почему бы и не выступить, тем более подготовился я сейчас хорошо.

– Когда молодой каратист только ступает на татами, ему нужно принимать участие во многих соревнованиях, чтобы набраться опыта. Но вы уже стали обладателями чёрного пояса и звания «Мастер спорта России», что говорит о вашей компетентности. Наверное, теперь вы можете сами выбирать, в каких соревнованиях участвовать?

К. Н.: В целом да. Но всё равно в году есть обязательные календарные соревнования. Даже не то чтобы они обязательные, но мы сами понимаем, что без них вообще нам никуда. Тот же чемпионат России, потому что это идёт отбор в сборную страны. Также у нас есть сейчас всероссийские соревнования хорошего уровня, они даже уже перешли в международные. И там есть призовые фонды, то есть это добавляет мотивации. Мы хоть и выбираем сами, но в основном ездим всегда на одни и те же соревнования. Новых у нас особо не добавляется. Только если нужна практика, например, чуть побольше [соревнований], если мы пропустили что-то.

Е. П.: С тренерами ведётся коммуникация, и они сами уже понимают, что нам, допустим, эти соревнования не нужны, а вот на эти надо обязательно поехать, чтобы лишние силы не распылялись.

– Кирилл, Егор, у вас есть не только такие качества как физическая сила и крепость духа, но и опытные преподаватели, которые помогают направить энергию в нужное русло. Какие самые ценные уроки они преподали вам на тренировках?

К. Н.: Тренеры привили нам трудолюбие (это самое главное) и дисциплину. А в спорте больше особо ничего и не надо. Сами хотим тренироваться, сами знаем, сколько нам надо тренироваться, и они [тренеры] знают, как нас заставить тренироваться.

Е. П.: Кирилл всё правильно сказал. Обязательно трудолюбие, потому что спортсмен, когда дорастает до определённого возраста, то у него в голове должно уже складываться понимание о том, что он должен сам заниматься. Помимо тренировок основных должны быть самостоятельные тренировки. И такой же важный момент – это дисциплина. И дисциплина как раз-таки закладывается с юного возраста, когда спортсмены приходят в 5-7 лет.

– Любой вид спорта – это ещё и воспитание самодисциплины. Недаром каждая тренировка начинается с церемониала, которая заряжает бойца уважением к залу и к своему противнику. Могу предположить, что строгая подготовка, учащая вас сдержанности, влияет и на ваше отношение к результатам соревнований. Так ли это, или эмоции всё-таки иногда берут верх?

К. Н.: Я вообще в целом очень эмоциональный человек, Егор знает, и в бою у меня очень разные эмоции. Если я проигрываю, они очень у меня раздосадованные, а если выигрываю – очень радостные. Когда проигрываю, я расстроен, причём очень сильно. Но сейчас с возрастом уже спокойнее отношусь к этому, конечно, потому что тяжело каждый проигрыш переносить так, как я переносил его раньше.

Е. П.: Чуть-чуть Кирилла поправлю. Не согласен, что он сейчас спокойнее на соревнованиях ведёт себя. Но это и хорошо, потому что энергия должна выходить куда-то, и у него выходит эмоционально. И в этом есть свои плюсы. Я более сдержанный. Я радуюсь победе, но не показываю это эмоционально. Так же и про поражения. У меня есть какие-то мысли в голове, но я их никак не показываю.

– Получить медаль на соревнованиях – значит подтвердить своё мастерство. Но какую ещё пользу вы извлекаете из участия в поединках всероссийского уровня?

К. Н.: Даже не знаю. Я получаю только положительные эмоции, когда выигрываю, и ради этого я в целом занимаюсь. Мне нравится потренироваться, выиграть, [это] круто. Проиграл – очень обидно. И призовые фонды стали делать из-за того, что у нас нет выездных соревнований особо и надо чем-то мотивировать спортсменов. Так что ещё и деньги иногда.

– Кирилл, Егор, думаю, даже если бы уровень противников был известен вам заранее, вы бы не бросили усердную подготовку к чемпионату России. С какой регулярностью вы тренируетесь в обычное время и в преддверии национальных турниров?

К. Н.: Обычная регулярность у нас 5-6 раз в неделю. В преддверии крупных турниров проходят сборы, в которых у нас, например, пять дней в неделю по две тренировки в день. Ну, может быть, три дня по две тренировки в день, день отдыха и ещё три дня по две тренировки в день.

Е. П.: Мы и так знаем уровни всех, кто у нас в категории. И, естественно, это не повод, чтобы остановиться заниматься. Надо готовиться, чтобы быть лучшим на татами. Насчёт тренировок... На сборах две тренировки в день пять дней в неделю, в обычном режиме у нас вечерняя тренировка каждый день, два часа она длится. Но опять же про мышление спортсмена: каждый спортсмен должен самостоятельно заниматься помимо основных тренировок.

– Опишите типичный день каратиста, который готовится к соревнованиям.

К. Н.: Очень интересный день. Например, когда сборы, мы просыпаемся рано, в восемь утра. Вот сегодня в 9:30 у нас была тренировка. После тренировки мы приходим домой абсолютно убитые, обедаем и идём на ещё одну тренировку, после которой приходим ещё более убитые. День заканчивается на этом, мы ждём следующего. И мы живём так до выходных. Для нас сборы – это печаль. Мы всегда ждём, когда они закончатся.

Е. П.: У нас при подготовке используются два цикла тренировок. [Один из них] функциональный, где мы физические качества свои улучшаем. И когда у тебя мышцы окислены, ты приходишь с тренировки, ложишься на кровать, тридцать минут проходит, ты хочешь встать попить воды – и не можешь встать, потому что ужасно болят ноги, ужасно болит тело. Нет каких-то развлекательных моментов между тренировками, после тренировок, до тренировок. То есть это постоянно: отдохнуть чуть-чуть, чтобы тело расслабилось, и на следующую тренировку. Редкий раз можно выйти на прогулку.

К. Н.: В выходной день у нас, например, может быть баня. Вот это лучший день вообще при подготовке. Мы очень любим эти дни, потому что после бани как раз приходишь очень расслабленный, даже появляется желание провести ещё один день сборов. Но на второй день сборов уже не хочется.

– На соревнованиях по карате применяется особая система оценок. Максимальные три балла дают за сложные приёмы, от которых труднее защититься. На предсоревновательных тренировках вы отрабатываете бои комплексно или делаете акцент именно на приёмах, которые помогут вам быстрее обогнать противника по количеству очков?

К. Н.: На тренировках у нас нет такого разделения. У нас есть целый бой, [который] мы проводим, и есть отработка ударов, которые приносят, как вы говорите, какое-то количество баллов. У нас просто каждый знает, что он делает лучше. Например, я работаю ногами больше. Егор, например, работает руками и ногами, у него сбалансировано. У меня не сбалансировано особо, и я, например, в самостоятельной подготовке больше отрабатываю удары ногами. Но ещё мы отрабатываем защиту, например. Это так же важно, как и делать удары, потому что она [защита] очень важна сейчас вообще во всём карате. А бои – это как, грубо говоря, просто закрепление. Когда мы между собой бьёмся, мы уже все друг друга идеально знаем и нам тяжело друг с другом работать, что ещё и даёт плюс при подготовке. Потому что когда ты ещё и идеально знаешь, что твой оппонент сделает, ты делаешь уже гораздо лучше, чем в обычном бою.

Е. П.: У нас на тренировках ([ранее] я говорил про функциональную тренировку) есть тактика-техника. У нас два тренера. Один – Роман Валерьевич, он импульсивный такой, предпочитает все задания давать, как будто [это] имитация боя. То есть во всех заданиях он говорит, что это сто процентов будет в бою, это надо отрабатывать. «Вы должны сейчас вот тут поработать, а в бою увидите, что это поможет». А есть Станислав Николаевич, который более спокойный. И он даёт просто технические действия, упражнения, задания, больше над техникой работу производит.

К. Н.: А ещё у нас есть Андрей Александрович Мазуров. Это тренер, который любит нас «убивать». Он нам даёт «физуху». Техника у него тоже своеобразная, которую в мире карате мало кто знает, а он знает.

– Кирилл, как ты говорил ранее, во время регулярных тренировок в школе «Союз» вы постепенно привыкаете к своим оппонентам и начинаете предугадывать их действия. Не делает ли это подготовку менее эффективной?

К. Н.: На самом деле новые оппоненты нужны, особенно сейчас, потому что нас, взрослых, осталось мало: я, Егор и ещё один паренёк. Поэтому мы всё равно работаем друг с другом, всё идеально знаем. Я знаю, как работает Егор, он знает, как работаю я. В работе нам мало что удаётся друг с другом. А когда приходят новые оппоненты (у нас же есть ещё другие школы), то с ними уже интереснее.

Е. П.: Согласен с Кириллом. Мы работаем в паре больше десяти лет. К сожалению, другие ребята, которые вместе с нами росли, ушли по разным обстоятельствам. Хочется, чтобы ещё ребята подтянулись с других клубов, с других городов. Поэтому ездим на сборы, чтобы было разнообразие партнёров. Но иногда мы в заданиях знаем, какие у нас будут соперники, и друг другу говорим, что мы хотим видеть. Вот, допустим, сейчас сделай так, я буду вот на это отрабатывать, и наоборот.

– Отработка поединков – это основа подготовки, но её всегда можно дополнить. Например, ознакомиться с записью чужих боёв и подсмотреть фишки известных каратистов. За какими спортсменами следите вы?

К. Н.: В детстве я следил за какими-то спортсменами, сейчас особо не слежу. Карате – индивидуальный вид спорта. Подсмотришь у крутого спортсмена, он сделает какое-то движение, и ты его никогда не повторишь так, как он. Повторишь, может быть, но он его делает именно в то время, очень вовремя, грубо говоря. У каждого каратиста есть индивидуальные действия, которые у него получаются, но у другого они не получатся, хотя по технике выглядят просто. Поэтому у нас не особо актуально повторять за кем-то. Есть базовые движения, которые все используют.

Е. П.: В детстве очень многие до подросткового возраста, даже в подростковом возрасте [следят за спортсменами]. Есть кумиры, следят активно, что-то пытаются повторять. Мы сейчас с Кириллом перешли этот возраст, у нас уже профессиональный вид спорта. Некоторые дети уже следят за Кириллом, за мной, какие-то видео могут смотреть. Но у нас нет уже такого. Мы уже профессионалы и выступаем как раз с теми, на кого смотрят, равняются.

– Кирилл, Егор, иногда родители приводят детей в секцию карате для того, чтобы они научились постоять за себя. Будут ли эффективны приёмы карате во время стычки на улице, где нет никаких правил ведения боя?

К. Н.: Будут эффективны, но не так, как, например, приёмы в боксе, в борьбе. Карате даёт очень хорошее, например, чувство дистанции, тот же тайминг (определение момента. – Прим. ред.). Каждый тренер не учит конкретно движениям карате. Всё равно он обучает ударам базовым, как держать кулак.

Е. П.: Кирилл правильно подметил, что в карате очень хорошо развито чувство дистанции. Это очень важно, даже если брать, условно, уличную драку. Мы с Кириллом – мастера спорта по карате, и если нас заметят в уличной потасовке, это может грозить последствиями не очень приятными. Может и карьера оборваться, и так далее и тому подобное. Поэтому мы постоять за себя сможем, наши навыки пригодятся, но не хотелось бы, чтобы это случалось.

– А вам приходилось применять свои навыки, чтобы защитить себя или кого-нибудь ещё?

К. Н.: Ни разу в жизни мне не приходилось, потому что в школе мы всегда дрались просто по веселью. А в жизни у меня вообще конфликтов никогда не было. Проще как будто словами всё решить.

Е. П.: Тут согласен. По детству были моменты определённые, а в сознательной и взрослой жизни такого не было.

– Во время подготовки к масштабным соревнованиям важно не только уделять время усиленным тренировкам, но и получать поддержку от близких. Кирилл, Егор, кто будет болеть за вас во время чемпионата России?

К. Н.: За меня будет болеть вся семья, весь Тольятти. Все мои родственники будут за меня болеть. Они мне уже все пишут: «Давай! Мы ждём тебя на чемпионате России! Мы уверены, что ты выиграешь!» Так они говорят. «Я тоже уверен», – говорю. Самая главная поддержка – это Роман Валерьевич Самин, который будет сидеть за [тренерской] будкой у меня во время моего поединка. Потому что под его надзором я всегда боюсь проиграть.

Е. П.: Тут полностью согласен. Роман Валерьевич когда в будке сидит тренерской, там эмоции настолько [сильные], что вообще невозможно проиграть поединок. Очень эмоциональный человек. Даже второй тренер, Андрей Александрович, его называет итальянцем, потому что он такой прям вспыльчивый. С моей стороны... У меня мама [будет болеть], но она всегда шутит, что я проиграю. Я знаю, что это шутка. Мама, бабушка, отец. Отец у меня достаточно строгий, и он не показывает, что «я болею за тебя», но я знаю, что болеет. Девушка моя тоже будет болеть за меня. На прошлых соревнованиях она также смотрела онлайн-трансляцию.

– Могу предположить, что после окончания соревнований и разбора поединков с наставниками вам хочется отвлечься от карате на что-нибудь другое. Что помогает вам переключиться?

К. Н.: Много всего. Мой второй любимый вид спорта – хоккей. Я с детства мечтал им заниматься, но меня отдали на фигурное катание. Видимо, меня всё вело к карате. Но сейчас я очень слежу за хоккеем, играю в хоккей. Очень удивился, что довольно скучно в институте, и начал играть я в шахматы. Уже второй год играю, но какой-то я слабенький до сих пор. Турниры [по шахматам] ещё пока не играл, но хочу сыграть. А так – люблю поиграть в компьютер.

Е. П.: Тоже занимался раньше шахматами, могу иногда поиграть. Абсолютно разные виды спорта, дартс – это всё отвлекает [от карате]. Компьютерные игры тоже присутствуют как расслабление. Люблю на дачу съездить, отдохнуть... Для меня отдых активный – это хорошо. Но когда полежать можно на диване – вообще замечательно.

– Осенью и весной проходит самое большое количество соревнований по карате. Насколько мне известно, в этот период вы участвуете в турнирах в среднем раз за месяц. Кирилл, Егор, как вы справляетесь с такой высокой нагрузкой?

К. Н.: Нагрузка невысокая на самом деле. Раз в месяц – это мало. У нас бывает чаще раза в месяц или вообще ни разу. Зависит от месяца. Есть календарный план, и мы знаем, когда у нас соревнования, когда можно отдохнуть, когда нужно потренироваться. И поэтому у нас нет загруженности. Даже если бы они [соревнования] были каждый месяц, я бы не сказал, что я бы от этого устал.

Е. П.: Да, у нас есть определённый календарный план соревнований. Но периодически он видоизменяется. У меня была ситуация, что в месяц меня каждую неделю [отправляли на соревнования]. Это были важные турниры, три их было. И каждую неделю я выступал. Но вот то, что раз в месяц соревнования... У нас идёт подготовка летом, зимой, такие мини-сборы проводим. Мы набираем форму, и потом просто соревнования, тренировки... Поддерживаем эту форму, следующие соревнования... Это не сильно сложно.

– Сезон, когда проходит наибольшее количество соревнований, – это самый разгар семестра. Как вам удаётся совмещать профессиональный спорт и учёбу в университете?

К. Н.: Учёба у нас очень тяжёлая, да. Приходится совмещать, конечно. Как-то стараемся. С преподавателями у нас хороший диалог, они понимают, что мы спортсмены. Учёба очень сильно помогает ещё и в подготовке, потому что у нас каждый день физкультура: волейбол, тренажёрный зал, велосипед. Мы особо не думаем в институте, только тренируемся. Тренируемся, грубо говоря, не один раз в день в обычное время, а, например, четыре.

Е. П.: У нас преподаватели очень многие понимающие. Да, мы пропустили [занятие], но у нас есть документы, [подтверждающие] где мы были. Мы просто это нагоняем.

– Вы мастера спорта России. Даёт ли это звание бонусы во время обучения в ТГУ? Например, повышенную стипендию?

К. Н.: Повышенная стипендия зависит от результатов соревнований за тот год, в который вы учитесь. У меня [звание] мастера спорта, но я ещё не был ни на одном соревновании, поэтому... Нет, никак не влияет.

Е. П.: У меня сейчас есть повышенная стипендия. Я подавал документы за последние два года. Или за последний год. Не помню... Соревнования, награды [включал в портфолио]. Поэтому её одобрили. А то, что мастер спорта... Особой разницы-то нет.

– Можно сказать, что само занятие профессиональным спортом – уже большой плюс для вашей учёбы. Вы погружены в его тонкости больше, чем многие студенты, и имеете багаж практических навыков. Помогает ли внушительный опыт осваивать университетскую программу проще и быстрее других?

К. Н.: Я думаю, что да, потому что теория – ничто по сравнению с опытом. На опыте всегда всё проще. Мы реально десять лет занимаемся, я вообще с четырёх лет занимаюсь. Всю жизнь в спорте. Гораздо понятнее на опыте всё проверять, чем в теории. Я вообще не люблю теорию.

Е. П.: Я тоже согласен, что помогает. Но также помогает институт, допустим, в моей тренерской деятельности. Я тренирую детей, и очень многие преподаватели дают упражнения, теорию, как можно, как нельзя это делать. На практике у меня это используется, что-то я для себя запомнил, что-то отметил.

– Могу предположить, что за время обучения карате вы подмечали проблемы, которые вам было бы интересно исследовать с научной точки зрения. Не планируете ли вы связать тему своей будущей выпускной квалификационной работы именно с этим боевым искусством?

К. Н.: Я, честно говоря, не задумывался о том, как буду писать дипломную работу и какую тему возьму. Но думаю, что да, что-то приближенное к этому [боевому искусству] я возьму. Потому что... Ну а зачем что-то менять, если я хотя бы в этом хоть что-то понимаю? Поэтому я думаю, что возьму что-то приближенное к своей тематике.

Е. П.: Кириллу, на самом деле, легко дастся дипломная работа, если он выберет спорт и карате, потому что у него очень много претензий к карате. Очень много. Он возмущается: «Это задание, это...». Это ему не нравится, то... Такой он общительный на тренировках. Но вообще можно будет взять тему карате и раскрыть её как-то в дипломной работе, потому что у нас есть определённый опыт. Надеюсь, найдём способ, как это всё исполнить.

К. Н.: Да я вообще считаю, что тренировки надо уже проводить по-новому, поэтому я всегда спорю. Потому что я порой не понимаю, зачем мы делаем то или иное задание, когда для меня лично оно бесполезно.

– Егор, насколько мне известно, твои навыки приносят тебе доход. Сейчас ты спортсмен-инструктор и преподаёшь карате детям в школе «Союз». После выпускного в ТГУ ты планируешь продолжать работать там или думаешь о другой сфере?

Е. П.: Это хороший вопрос, потому что у меня в планах, когда я получу данное высшее образование, получить ещё одно. И было бы хорошо, если бы у меня получалось совмещать основную работу с работой тренера, найти этот баланс времени по возможности. В планах есть продолжать, но сильно наперёд я пока ещё не смотрел.

– Кирилл, а что планируешь делать ты после того, как окончишь университет?

К. Н.: Я тоже не планировал. Про тренерскую деятельность особо не думаю. Я вообще с детства всегда хотел быть спортсменом хорошего уровня и никогда не думал, что буду тренером. Но последние обстоятельства показывают, что в жизни очень многое может резко поменяться. Поэтому сейчас, конечно, мысли появляются такие. Но пока что я всё равно не вижу себя тренером. Вижу себя спортсменом хорошего уровня.

– Кирилл, на прошлом чемпионате России ты занял третье место, но надеюсь, что в этот раз ты сделаешь себе отличный подарок и 29 августа встретишь свой 20-й день рождения в статусе победителя.

К. Н.: Спасибо большое, я тоже надеюсь.

Е. П.: Перед прошлым чемпионатом мы ему то же самое говорили.

– Когда спортсменов спрашивают об их мечте, они говорят, что хотят получить олимпийскую медаль. В случае с карате ситуация не самая простая. Его то включают в программу Олимпиады, то исключают. Какие вы ставите себе цели? Чего хотите достичь?

К. Н.: В данный момент цели [такие]: выиграть чемпионат России, попасть в сборную и полетать по доступным турнирам. В Армении, в Дубае, в Беларуси они проходят. Хотя бы на них. То есть их выиграть. А если глобально смотреть, то, конечно, я всегда хотел быть чемпионом мира. И мне два раза снилось, что сначала я стал победителем молодёжного первенства мира, но потом я туда даже не поехал. Потом мне снилось, что я стал чемпионом мира. Туда я тоже ещё не ездил, но хотя бы мне снилось.

Е. П.: Насчёт ситуации с тем, что убрали карате из [перечня] олимпийских видов спорта... Это, конечно, всё прискорбно. Да, есть открытые международные турниры, но, по слухам, планируют сделать свою олимпиаду в карате. Определённые страны там будут участвовать, всё должно заиграть новыми красками.

– Кирилл, Егор, как думаете, сколько времени вам нужно, чтобы достичь поставленных целей?

К. Н.: Выиграть чемпионат мира? Очень много времени. По крайней мере, пока границы не откроют. А конкретно сейчас цель – выиграть чемпионат России.

Е. П.: Первоочередная цель – это, естественно, чемпионат России. Это среди российских турниров вообще самый важный турнир. А насчёт чемпионатов мира, чемпионатов Европы – да, определённо надо, чтобы открыли границы. Ну и подготовка нужна очень серьёзная, потому что чемпионы мира и чемпионы Европы показывают очень сильное карате. Нужно готовиться в десять раз больше.

– Ребята, я желаю вам ресурсов для достижения ваших целей. И пусть те задачи, которые вы поставите перед собой на ближайший чемпионат, будут выполнены.

К. Н.: Спасибо.

Е. П.: Большое спасибо.

– Напомню нашим слушателям, что в гостях у «Толк радио» были второкурсники института физической культуры и спорта Тольяттинского государственного университета, мастера спорта России Кирилл Наумов и Егор Пулькин. В августе они примут участие в чемпионате России по карате, и для них важна ваша моральная поддержка. Не подведите!

С татами на пьедестал. Спортсмены Тольяттинского госуниверситета – о подготовке к чемпионату России по карате
Просмотров: 1318
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей