«Пласт истории и достояние русского народа» Мария Иноземцева – о прошлом, настоящем и будущем графского имения в Усолье

Обеспечить прекрасному прошлому насыщенное будущее хотят поклонники усадьбы Орловых-Давыдовых. Этот уникальный в своём роде памятник культуры был построен в Самарской области в селе Усолье более двухсот лет назад. Сегодня от шикарного дворянского гнезда осталось несколько полуразрушенных построек, в которых играют местные ребята и фотографируются приезжие. Почему имеет смысл тратить миллионы рублей на восстановление поместья и могут ли окупиться вложения? О прошлом, настоящем и будущем усадьбы Орловых-Давыдовых в интервью корреспонденту Молодёжного медиахолдинга «Есть talk!» Карине Нырцовой рассказала младший научный сотрудник музея истории Усольского края Мария Иноземцева.

Мария Иноземцева. Фото: Артём Чернявский

– Мария, благодарю вас за то, что согласились преодолеть на общественном транспорте сотню километров, чтобы принять участие в интервью. Поясню читателям, что до Усолья можно добраться не только по автодороге, но и по воде. В период навигации, с конца апреля до середины октября, «ОМики» ходят от речного вокзала Комсомольского района и от причала в Автозаводском районе Тольятти. Этот вариант поездки выбирают те, кто не любит стоять в пробках на трассе М-5, или те, у кого нет личного автомобиля. Несколько лет назад из Самары до Усолья доехала и моя собеседница. Билет в обратную сторону покупать она уже не стала. Мария, насколько мне известно, вы учились в Усольском сельскохозяйственном техникуме на ветеринара, а потом обратили внимание на краеведение. Почему вы сменили сферу интересов?

– Приехала я в Усолье для того, чтобы учиться на ветеринара, потому что всегда любила животных. Но ещё даже не доехав до Усолья, я влюбилась в его природу. Места удивительной красоты! Жигулёвские горы, холмы, леса, поля... Это завораживает сразу, как только вы въезжаете в Шигонский район. Когда я приступила к учёбе в Усолье, я познакомилась с усадьбой, с музеем и влюбилась в историю села. После окончания техникума я долго в нём работала, в то же время общаясь с первым директором музея Шульгиной Валентиной Валентиновной, которая поощряла моё увлечение историей. Я часто принимала участие в различных мероприятиях в музее, и вот совсем недавно, буквально шесть лет назад, я пришла работать в музей.

– Сколько лет вы живёте в Усолье?

– С [тысяча девятьсот] восемьдесят восьмого года. Уже около тридцати пяти лет.

– А самому селу на сегодняшний день сколько лет?

– Первые упоминания об Усолье относятся к 1583 году, когда Иван Грозный подарил Большую и Малую Волжскую соль [купцу и промышленнику Симеону] Строганову. Но считается, что это не доказано, документов найдено не было. В то же время есть легенды и народные притчи, которые говорят о том, что Строгановы в наших местах были. Династия имела от Ивана Грозного за свои заслуги перед государством право строить крепости на границах и защищать их оружием, а также пользоваться благами, которые находятся вокруг этих крепостей. Именно поэтому и название села Усолье соответствует Усолью Камскому, которое было владением Строгановых на Каме.

Купцы Строгановы – основатели Усолья на Каме. Сами Строгановы не были владельцами Усолья. По грамоте Ивана Грозного они имели право поставить крепость у соляных источников, пользоваться местным соляным промыслом.

Вид на Усолье с горы Светёлка. Источник: kaliki.ru/usolye

– Название села наводит на мысль о таком виде деятельности жителей, как добыча соли. Когда сельчане занимались этим и можно ли сейчас добыть соль в ваших краях?

– Занимались добычей соли с каменного века, поскольку вдоль подножия Жигулёвских гор били солёные ключи. Именно рядом с ними был построен первый Усольский городок, который охраняли сторожевые люди. Были работники, которые одновременно и пахали землю, и добывали соль. В варницы наливался рассол из соляных ключей, доводился до кипения, несколько раз помешивался, вливался солевой холодный раствор. И так всё кипятилось, пока соль не выпадала в осадок. Одно из упоминаний солеварения в наших местах было [сделано] в 1634 году Адамом Олеарием, который проплывал по Волге до Астрахани.

К сожалению, сейчас добыть соль здесь не получится, потому что после постройки ГЭС в 1953 году все солёные родники ушли под воду. Сейчас там самое глубокое место Жигулёвского моря – двадцать семь метров. При этом наши рыбаки не ходят туда на рыбалку, говорят, лёд там рыхлый. Значит, солёные родники бьют до сих пор, даже под водой. Поэтому, действительно, наш залив можно считать морем – вода в нём солёная.

– Усадьба Орловых-Давыдовых появилась уже в период существования села. Кто выбрал местом её расположения Усолье? Какие для этого были причины?

– Братья Орловы, которые привели Екатерину Великую к престолу, всегда были друг за друга. Их даже называли «Лига сжатого кулака». И вот один из друзей Ивана, старшего из братьев, посоветовал ему приобрести земли на Волге, «потому что они там очень плодородные». Когда в 1767 году императрица путешествовала по Волге, два брата, Григорий и Владимир, осмотрели имения на Самарской Луке. Григорий шёл водой, а Владимир ехал на лошади по земле. После осмотра наших мест они попросили императрицу подарить в нераздельное пользование всех пятерых братьев имения на Самарской Луке. Весной 1768 года императрица подписала указ, но с небольшим отступлением: за дарованные земли братья должны были вернуть в казну часть своих разбросанных по всей России малоземельных имений. Но именно из-за того, что Усолье имело солеварение и большие плодородные земли, наша усадьба была сделана центром огромнейшей вотчины, в которую входило тридцать шесть селений.

В те времена, конечно, усадьба была деревянная. Стояла она рядом с селом напротив горы Светёлки. И располагалась она там до 1812 года, когда 31 августа произошёл огромнейший пожар, уничтоживший всё село. Сгорела и деревянная усадьба. К этому времени селом владел младший из братьев – Владимир. После пожара он распорядился построить усадьбу над селом и сделать её здания защищёнными от пожара (то есть выстроить из камня). Проект для усадьбы делал крепостной архитектор Христофор Иванович Сахаров, ученик архитектора Казакова. Помогал ему с этим проектом один из знаменитейших архитекторов Москвы Дементий Жилярди. Они сделали огромный проект уникальнейшей усадьбы, которой нет больше ни на одном участке Поволжья.

Наша усадьба считается самой крупной: в ней двадцать восемь гектаров земли и замковый комплекс (это центр). Было построено три здания: вотчинная контора трёхэтажная, дом графа и дом управляющего. Во всех трёх домах были сводчатые потолки, выложенные из камня. Поэтому она уникальна ещё и тем, что вы больше не найдёте построек девятнадцатого века с такими потолками.

Источник: vk.com/usadba_usolie

– Удивительные места. Когда речь идёт о владельцах поместья девятнадцатого века, у читателей наверняка возникают мысли об угнетённых крестьянах и непомерных налогах. Справедлив ли этот стереотип в отношении Орловых-Давыдовых?

– Нет. Орловы и Орловы-Давыдовы – род меценатов и благотворителей. На их деньги строились храмы, больницы, училища, содержались музеи и библиотеки. Также они старались вносить преобразования в свои имения. Тот же Владимир Петрович Орлов-Давыдов (внук последнего из братьев Орловых) учился в Эдинбургском университете и перенял многие английские политические, социальные и экономические веяния. В своих имениях он всегда старался облегчить труд крестьян. В Усолье привозилось сельскохозяйственное оборудование, станки для предприятий. В сороковых годах девятнадцатого века Владимир Петрович жил полностью в Усолье. Он тогда говорил: «Как я могу оценить работу своего крестьянина, если я не знаю, как он работает?» Поэтому владелец мог сам ходить за сохой.

Ольга Ивановна Орлова-Давыдова обустраивала женские школы, делала родильные бани, ясли для детей, где женщины оставляли своих малюток, когда уходили в поле работать. В яслях детей кормили за счёт владельцев. И за всё это Орловых-Давыдовых очень любили. Именно поэтому крестьяне после революции усадьбу не разграбили, а назвали её достоянием республики и оставили в целости и сохранности.

– Получается, Орловы-Давыдовы были очень благодушные и добрые люди.

– Да, и в тоже время очень воцерковленные, потому что действительно поняли, что такое возлюбить ближнего своего. Каждый их крестьянин был им близок. В одном из своих писем Ольга Ивановна писала, что, когда они уезжали с Владимиром Петровичем из Усолья, крестьяне долго не могли их отпустить: «Ко мне подошёл старик Терёхин, взял меня за рукав и говорит: „Матушка, как доберётесь, письмецо пришлите“».

– Усадьба в Усолье занимает двадцать восемь гектаров. Это примерно тридцать девять футбольных полей. Что находилось на этой огромной площади двести лет назад?

– Был огромнейший парк – восемь гектаров земли. Здесь росли дубы, липы, осины, клёны, карельские сосны. Единственное, что к нам завезли, – это лиственницы, которые были посажены рядом с усадьбой. Был нанят французский садовник Помре – один из тех, кто реконструировал Гайд-парк в Англии. Он посадил у нас сирень. Было привезено семнадцать сортов сирени, которые смогли прижиться в нашей климатической зоне. Многие растения в горшках на зиму заносили в усадьбу, а весной выносили. Были цветники, для которых цветы выращивались в оранжереях. Для этого на лето нанимались крестьянские девочки, которые высаживали цветы и ухаживали за ними. Парк был действительно очень красивый.

На остальной территории располагались овчарни, конюшни для лошадей, конный завод, конюшня-маточник для кобылиц с жеребятами, телятники. Дома для наёмных работников появились на территории усадьбы уже после отмены крепостного права. Поскольку крестьяне больше не могли ухаживать за земельным участком и быть работниками у графа, их освободили от земельных участков, и крестьяне [за работу] получали как денежное, так и продовольственное вознаграждение.

Источник: vk.com/usadba_usolie

– Вы упомянули об уникальном сиреневом саде на территории усадьбы. В чём заключалась его неповторимая особенность?

– Особенность в том, что были представлены разные сорта, которые прижились в нашей местности. К сожалению, сейчас от сиреневого сада фактически ничего не осталось: деревья очень старые и начинают отмирать, сорта перекрестились между собой, получилась обычная фиолетовая сирень.

– Колодец, водонапорная башня, чугунные трубы, фонтан и жилые помещения... Если я правильно понимаю, поместье проектировали замечательные специалисты, они создали инженерную систему, которая могла бы действовать и сегодня. А в период её появления она, видимо, была шедевром инженерной мысли?

– Да, но водопровод, конечно, был проведён намного позже, чем была построена усадьба. Это произошло в семидесятых годах девятнадцатого века, когда управляющим у графа был финский дворянин Брюмер. Он и поставил хозяйство на наёмный труд. Он же спроектировал и провёл водопровод. Под землёй были уложены чугунные трубы до водонапорной башни, от неё вода поступала во все заведения усадьбы и питала фонтан в парке перед усадьбой, перед графским флигелем. В фонтане стояла статуэтка – мальчик с гусем. Сейчас она находится в Сызранском краеведческом музее, при желании её можно увидеть.

– Правдива ли информация о том, что неподалёку от усадьбы Орловых-Давыдовых проезжал Александр Сергеевич Пушкин, собирая информацию для «Капитанской дочки»?

– Александр Сергеевич действительно путешествовал по Поволжью в 1833 году. От Симбирска он доехал до Сенгилея (Симбирская губерния). Но был ноябрь, жуткая распутица. Когда он выезжал из Сенгилея, из-под копыт лошади выскочил заяц. Лошадь напугалась, карета завязла в грязи. Расстроенный поэт возвращается в Симбирск, переправляется на левую сторону Волги и дальше уже путешествует по большому торговому тракту, собирая информацию о Пугачёвщине.

– Перечисляя исторических личностей, которые побывали в поместье в Усолье, часто произносят имя Александра Первого. Факт его визита в самом деле зарегистрирован в летописи села?

– Да. Наш летописец протоиерей Сергей Михайлович Преображенский записал, что 7 сентября 1824 года через Усолье проехал кортеж императора Александра Павловича. На почтовой станции ему сменили лошадей, после этого карета спустилась вниз, в центр села, где около храма императора встретили крестным ходом. Он подошёл под благословение местного священства, поцеловал им руки (себе руку целовать запретил), принял хлеб-соль от управляющего имением и только после этого отправился на переправу в Ставрополь на смотр калмыцких войск.

– Мария, несомненно, вам известно ещё немало интересных фактов из истории поместья. Какие из них поразили вас больше всего?

– Фактов можно перечислить очень много: что сами владельцы могли работать как крестьяне, что они содержали девушек-сирот (их обучали, им давалась приданое, чтобы выдать замуж)... Школы в Усолье стали создаваться с 1770 года, когда Владимир Григорьевич Орлов организовал училище для мальчиков-сирот, из которых он воспитывал будущих конторских работников. Очень интересно и то, как Ольга Ивановна общалась со своими девушками-воспитанницами. Она преподавала им музыку, вместе с ними проводила литургии в храме.

Источник: travelvolga.ru

– Когда жизнь в усадьбе Орловых-Давыдовых начала угасать?

– Именно угасать она начала в 1975 году, когда из усадьбы был убран сельскохозяйственный техникум. До 1919 года она была в целости и сохранности, принадлежала владельцам, которые в [тысяча девятьсот] семнадцатом году уехали за границу. До [тысяча девятьсот] девятнадцатого года она оставалась целой, и в том же году было принято решение поставить в ней сельскохозяйственный техникум, школу механизаторов. С этого момента и начинается её частичное разграбление, потому что приезжали преподаватели из голодных городов России, приезжали с узелком и одним чемоданчиком, преподавали год или два, а уезжая, забирали с собой две, три, пять подвод имущества. Именно поэтому в 1925 году сохранившиеся остатки графского имущества были переданы Сызранскому краеведческому музею.

Техникум располагался в усадьбе до 1975 года. К этому времени в нём училось до тысячи студентов. Славилось училище не только по всему Союзу, но и по странам Варшавского договора, выпускников приглашали на работу даже туда. Но тысяча человек в училище фактически уже не помещались. Тогда было принято решение построить новое здание с большими классами и общежитие. После перевода техникума в новое здание усадьба была фактически законсервирована. Можно сказать, её просто бросили. С этого момента пошло её разрушение.

– Что осталось от былого величия? Какие постройки могут увидеть туристы в Усолье?

– Почти все здания усадьбы стоят. Некоторые, конечно, утеряны, но основные, графский комплекс – целы. Кроме крыши. Благодаря тому, что при постройке усадьбы в раствор, который скреплял кирпичи, добавлялось яйцо, стены стоят. Можно хорошо рассмотреть хозяйственный блок усадьбы. Водонапорная башня, к сожалению, разрушена в семидесятых годах двадцатого века. Сохранился дом садовника и застольная для наёмных работников. В этих домах сейчас располагается библиотека, а дом садовника до последнего момента был жилым, но в прошлом году пришёл в аварийное состояние, людей из него переселили.

– Какое здание можно назвать самым хорошо сохранившимся?

– Вотчинная контора, трёхэтажное здание. Несмотря на то, что в 2004 году произошёл большой пожар, который унёс третий этаж и крышу, в нём полностью сохранились все стены, сводчатые потолки и почти весь второй этаж. Окна сейчас за решётками, но это не спасает от местной ребятни, которые «растут» на этих стенах. Несмотря на то, что здание в аварийном состоянии и мы предупреждаем, что нежелательно ходить внутрь, детей это не останавливает.

Фото предоставлено Марией Иноземцевой

– Дети есть дети... Мария, когда и кем впервые был поднят вопрос о необходимости восстановить усадьбу?

– В 1973 году Емельян Филимонович Гурьянов (он одно время был даже главным архитектором Самары), прознав, что техникум собираются переводить в другое здание, озаботился открытием паспортов на здание нашей усадьбы. Принимали в этом участие и другие исследователи истории нашего региона. Можно сказать, пятьдесят лет люди пытаются сохранить это достояние культуры, истории, традиций народа. Это три поколения людей: те, кто родились сразу после революции; те, кто родились после Великой Отечественной войны; и третье поколение – люди тридцати – сорока лет, которые также стремятся сохранить усадьбу. К ним можно отнести, помимо Гурьянова, Бессонову Наталью Александровну, благодаря которой вышла в свет книга «Собрание графов Орловых-Давыдовых на Волге». Это также исследователи нашего Поволжья, преподаватели Самарского государственного университета и института культуры. К этим людям можно отнести первого директора [музея истории Усольского края] Шульгину Валентину Валентиновну и научного работника Долгорукову Людмилу Васильевну. Сейчас принимают участие волонтёрское движение, которое возглавляет Головлёва Анна (выпускница Тольяттинского государственного университета (ТГУ). – Прим. ред.), наш музей и глава местной администрации.

За последние несколько лет было предпринято несколько попыток реставрации усадьбы, вплоть до обращения Валентины Валентиновны лично к Президенту России, когда им ещё был [Дмитрий] Медведев. Но, к сожалению, тогда не было возможности реставрировать усадьбу.

В 2019 году Усолье посетил губернатор Самарской области Дмитрий Игоревич Азаров и взял усадьбу под личный контроль. В двадцатом году усадьба подавалась в федеральный список сельских усадеб на восстановление, но, к сожалению, не прошла. В данный момент она находится в списке проекта развития культуры Самарской губернии до 2030 года. И именно по распоряжению губернатора производится разработка концепции использования и развития усадьбы при условии её восстановления. Конечно, люди, которые сейчас этим занимаются, просто хватаются за голову, потому что усадьба уникальна и восстановить её в том виде, в котором она была в девятнадцатом веке, очень и очень сложно. Поэтому оптимистический настрой – разработать концепцию до середины осени 2022 года – не оправдался. Но мы надеемся, что в ближайшее время концепция будет создана.

– Какой может быть цена вопроса восстановления усадьбы?

– Астрономической. Потому что усадьба уникальна. Конечно, все двадцать восемь гектаров земли восстанавливаться не будут, будет восстанавливаться графский дворцовый комплекс и часть усадебного парка. Но даже это требует колоссальных вложений.

– А как думаете, было бы неплохо после основного восстановления заняться восстановлением и других объектов?

– Это проблематично. На территории хозяйственного блока усадьбы построены жилые дома, убрать их просто нет возможности. Самым главным мы считаем восстановление именно дворцового комплекса, потому что он играет основную роль в усадьбе.

Макет усадьбы графов Орловых-Давыдовых. Фото предоставлено Марией Иноземцевой

– Почему, на ваш взгляд, имеет смысл тратить миллионы рублей на восстановление остатков былой роскоши?

– Здесь я могу сделать своё личное предположение. Усадебная культура, которая существовала в России девятнадцатого века, уникальна, потому что это культура людей, для которых слова «честь», «родина», «верность» имели очень большое значение. Усадьбы, как правило, были родовыми гнёздами, где, помимо самого хозяйского дома, располагались храмы и усыпальницы предков. Это достояние людей. Это связывает прошлое поколение с нынешним и будущими, это наши корни, которые позволяют привязывать себя к какой-то местности, идентифицировать себя с жителями этой территории. Только послушайте, какие имена привязаны к нашей усадьбе: Иван Грозный, купцы Строгановы, купцы Светешниковы, Михаил Фёдорович Романов, Алексей Михайлович Романов, Меншиков Александр Данилович, графы Орловы и Екатерина Великая, Орловы-Давыдовы. Не говоря уже о таких разбойниках, как Пугачёв и Степан Разин. Это действительно целый пласт истории и достояние русского народа, которые позволяют чувствовать себя россиянином.

– Уверена, вы знаете историю возрождения, пожалуй, самого известного в России дворцово-паркового ансамбля – Петергофа. Он, как и усадьба Орловых-Давыдовых, находится у воды. Причём билет на скоростное судно может обойтись дороже, чем билет в объекты Петергофа. Но посетителей это не останавливает, и, наверное, сейчас ни у кого не возникает вопроса, зачем тратились государственные деньги на восстановление резиденции. Вы изучали историю восстановления похожих на усольскую усадьбу объектов и их окупаемость после реставрации?

– Усадьба – довольно дорогостоящая вещь, содержать такое здание и поддерживать его в историческом виде очень накладно. Поэтому, думаю, полностью усадьба окупаться не будет. Должны быть дотации от государства, чтобы сохранять историческую ценность, развивать усадьбу, показывать, насколько Россия богата своей историей.

– Думаю, усадьба в Усолье ничуть не менее ценна, чем тот же Петергоф.

– Абсолютно! От Нижнего Новгорода и до Астрахани такой усадьбы больше нет. Она уникальна!

– В России есть ещё как минимум два населённых пункта, которые известны наследием семьи Орловых-Давыдовых: село Симбилей в Нижегородской области и село Семёновское в Московской области. Мария, существуют ли принципиальные отличия усольской усадьбы от симбилеевской и семёновской?

– Семёновская «Отрада» – главное имение, там действительно стоит дворцовый комплекс. К сожалению, он в таком же состоянии, как и наша усадьба. Но это была именно главная контора, в Семёновском часто проживали владельцы, все управленческие функции остальными владениями графов распространялись оттуда. Наша же усадьба – центр огромной волжской вотчины, в ней также стоит дворцовый комплекс, который управлял тридцатью шестью сёлами, входящими в волжские владения.

А вот симбилеевское имение – это небольшое село, где находятся барский дом и несколько хозяйственных построек. Огромнейшую ценность в этом имении имеет только храм, который построил Владимир Петрович Орлов-Давыдов. Эта церковь построена в романском стиле, что нехарактерно для православия. Можно сказать, это отголосок его обучения в Англии. Наша же усадьба, помимо того, что построена со сводчатыми потолками, уникальна ещё и тем, что в таком же стиле неоготики построена почтовая станция. Она действительно похожа на готический храм.

Источник: vk.com/usadba_usolie

В то же время именно при Владимире Петровиче была сделана реконструкция усадьбы, потому что после отмены крепостного права огромный штат управы был уже не нужен. Поэтому контору перенесли в дом управляющего, в здание поменьше, а всё северное крыло усадьбы было отдано графскому семейству. Тогда ещё один русский архитектор – Роберт Гедике – создал проект реконструкции усадьбы, по его чертежам построен бальный зал, жилые комнаты до северного флигеля, где располагалась двухэтажная библиотека. Также Гедике спроектировал хозяйственные постройки из красного кирпича. Такую же постройку можно увидеть и в Симбилее, а это говорит о том, что Владимир Петрович заботился о своих имениях и делал в них реконструкции.

– А жители Симбилея и Семёновского так же активно выступают за восстановление объектов, связанных с семьёй Орловых-Давыдовых, как и жители нашего региона?

– Мы общаемся с Ниной Александровной Симоненко, которая занимается изучением рода Орловых и Орловых-Давыдовых по «Отраде». Там тоже есть субботники на территории усадьбы. Восстанавливается монастырская обитель «Отрада и Утешение», которую создала дочь Владимира Петровича Орлова-Давыдова Мария (она стала игуменьей Магдалиной, первой начальницей монастыря). Поэтому да, люди так же заботятся о своём достоянии. Недалеко от симбилеевской усадьбы, насколько я знаю, расположены жилые постройки, и люди просто используют усадьбу под склад.

– Если реставрация усадьбы в Усолье всё-таки произойдёт (а я этого хочу не меньше вашего), обязательно встанет вопрос о содержании объекта. Велика вероятность, что часть средств от платных услуг пойдут на оплату коммуналки и благоустройство территории. Мария, какой вы хотите видеть усадьбу после реставрации? И какие платные услуги можно было бы предоставлять на территории бывшего поместья?

– Мы очень рассчитываем, что это будет культурно-исторический центр, то есть музеефикация через интерактив. Здание будет восстановлено в стиле девятнадцатого века, но доступно для людей, которые будут его посещать. Можно будет потрогать вещи, посидеть на стульях, похожих на те, на которых сидели графы, посмотреть картины, которые висели в имении до революции (сейчас они находятся в Сызранском музее).

Также есть такой, скажем, феномен: последний рыцарский турнир в России провела Анна Орлова-Чесменская. Поэтому мы рассчитываем сделать в усадьбе рыцарский зал, так как братья Орловы-Давыдовы, близнецы Владимир и Анатолий, которые участвовали в кавказской войне, собрали огромнейшую, уникальную коллекцию оружия. Часть её находится в Сызранском музее. Мы рассчитываем, что хотя бы копии этих предметов будут в нашей усадьбе.

Источник: vk.com/usadba_usolie

– Мы уже упоминали о том, что тольяттинцы принимают активное участие в жизни усадьбы. Так, выпускница ТГУ Анна Головлёва ведёт во «ВКонтакте» группу, посвящённую имению графа Орлова-Давыдова. Анна уверена в том, что усадьба может стать новой точкой притяжения туристов в Самарской области. И чтобы привлечь к поместью дополнительное внимание, Анна вместе с ещё одной выпускницей ТГУ Алёной Будариной с апреля по сентябрь этого года организуют на территории Усолья несколько мероприятий. В частности, пройдёт пленэр художников. Созданные на свежем воздухе картины представят в Тольятти в центре творчества «Голосова, 20», в самой усадьбе и на специальном сайте. По словам Алёны Будариной, цель их совместного с Анной проекта – популяризировать и показать в цифровой среде усадьбу, потому что в электронном виде информация хранится дольше и доступ к ней проще. Кроме того, Анна планирует в 2023 году провести два субботника, после которых на территории имения должно стать чище. Визит множества волонтёров, помогающих сделать усадьбу более привлекательной, – это хорошо. Но ведь они в том числе ходят по оставшимся зданиям. Не наносят ли гости ещё больший ущерб помещениям?

– Те, кто приезжает на субботники, конечно, понимают ценность усадьбы и стараются не разбирать её до конца. Самые крупные разрушения нашей усадьбы происходили в девяностые годы по неосторожности или из-за того, что людям просто не на что было жить. Развал Советского Союза, сельского хозяйства, которое фактически перестало существовать... Поэтому здесь разбирались стены, потолки и крыши. Но сейчас мы рассчитываем, что это будет пресечено, и люди, которые увидят, что идёт работа по восстановлению усадьбы, сами будут стараться её оберегать. При этом, как Анна [Головлёва] сказала, необходимо и волонтёрское движение, которое она возглавляет. Оно действительно помогает.

В то же время популяризация нашей усадьбы началась ещё пятьдесят лет назад, если не больше. А в самом начале двухтысячных годов целых десять лет существовал пленэр, проводимый объединением художников России вместе с клубом французско-русской дружбы «Рандеву». Они десять лет приезжали в Усолье, писали картины усадьбы, парка, Жигулёвских гор, нашего музея. Эти картины выставлялись в Усолье, Шигонах, Сызрани, Самаре, возились во Францию, где также проходили выставки. Так что наша усадьба популярна не только в России.

Источник: vk.com/usadba_usolie

– Думаю, Алёна Бударина и Анна Головлёва больше нацелены, наверное, на молодёжную аудиторию.

– Скорее всего. Молодёжь действительно надо привлекать к таким мероприятиям, они оторваны от корней, поэтому должны знать свою историю.

– Мария, озвучьте, пожалуйста, ваши рекомендации для тех, кто после нашего интервью впервые соберётся посетить Усолье и вживую увидеть усадьбу Орловых-Давыдовых. Где и как можно ходить по территории, ранее принадлежавшей дворянам?

– В парке можно ходить безбоязненно. Конечно, он в запущенном состоянии, но все деревья, которые я перечислила, можно увидеть, есть дорожки, по которым можно ходить. В парке также располагается храм Николая Чудотворца, великолепный, хоть и молодой. В него тоже можно зайти. Можно погулять по всем дворам усадьбы. А вот внутрь лучше не заходить, здания в аварийном состоянии: крыши нет, ступеньки стерты. Это очень опасно. Когда она будет восстановлена – милости просим.

– Надеюсь, что после восстановления усадьбы Орловых-Давыдовых по её территории будет комфортнее не только ходить, но и танцевать. С идеей организовать в Усолье бал Анна Головлёва живёт уже некоторое время. Отработанные с хореографами танцевальные движения, красивые наряды дам и кавалеров – и машина времени перенесёт всех участников мероприятия на двести лет назад. Разве мечты не должны сбываться? Очень хочется, чтобы у Анны Головлёвой и всех её единомышленников, которые помогают сохранять культурно-исторические объекты в Самарской области, всё получилось. Мария, благодарна вам за этот диалог и желаю успехов в вашей очень нужной для всех нас работе!

– Спасибо. Приезжайте к нам в Усолье!

«Усадьба Орловых-Давыдовых – достояние русского народа» Младший научный сотрудник музея истории Усольского края Мария Иноземцева – о прошлом, настоящем и будущем графского имения в Усолье
Просмотров: 1297
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей