«Бездумная» баготворительность может развратить
8 Февраля 2017

В послании Федеральному Собранию в 2016 году президент РФ Владимир Путин обратил особое внимание на необходимость развития волонтёрского движения в нашей стране. Обычно участие в добровольческих отрядах у многих молодых людей начинается со студенческой скамьи, а то и в школе. О том, как волонтёрство перерастает в профессию, рассказала сотрудница московского благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям сиротам» Анна Корзун.


Анна, расскажите, почему вы начали заниматься благотворительной деятельностью? Наверняка была какая-то история?

– История есть. Когда мне было 12 лет, у меня умер отец. В тот момент я решила, что хочу помогать детям, которые остаются без родителей. Тогда я училась в московской частной школе, в которой было принято заниматься благотворительностью. В общем, однажды мы с ребятами поехали в детский дом... После увиденного я активно начала работать в школьном благотворительном фонде. Мы собирали деньги на школьных мероприятиях для того, чтобы хоть чуть-чуть улучшить проживание детей в детдоме. На одном из таких событий мы с одноклассниками стояли и продавали детские поделки. Чтобы привлечь внимание родителей к нашей ярмарке, я придумывала истории.…Помню, среди поделок были две деревянные раскрашенные куколки... Одна женщина взяла их, покрутила в руках.

А я говорю ей:

Здравствуйте, это замечательные куколки.

А зачем они нужны мне? – спрашивает она меня.

Ну как зачем? Затем, что у вас есть дочка, если вы их купите, они могут стать символом ваших отношений. Вы можете куда-то уезжать и брать их с собой. Одна кукла всегда будет у вас, другую – отдадите дочери.

На тот момент мне было лет 14. Я взяла каталог с фотографией заросшего грязью туалета, который находился в детском доме, и показала ей.

– Посмотрите, как дети живут! На деньги от продажи поделок можно будет что-то отремонтировать.

В итоге, она купила у меня этих кукол и ушла.

Вы получили образование психолога в НИУ «Высшая школа экономики». В студенческие годы вы продолжили заниматься благотворительностью?

Да. Я стала участником волонтёрской программы «Друг по переписке». Общалась с одной из воспитанниц детского дома, давала ей советы, поддерживала  в сложных ситуациях, присылала подарки на Новый год и день рождения. Эта программа позволила мне понять, что есть, действительно, несчастные, обделенные любовью дети. Мне стало очевидно, что вместо того, чтобы потратить деньги на новую наклейку или игрушку, я могу помочь человеку, могу в своё свободное время организовать мероприятие по сбору средств для нуждающихся.

– Сейчас вы сотрудник благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Это случайность или сознательный выбор, теперь уже, профессии?

– Нет, это не случайность, а совершенно осознанный выбор. И непростой выбор. Когда я была в декретном отпуске с первым сыном, нашла вакансию в фонде «Волонтёры в помощь детям-сиротам». Туда требовался человек, который бы вёл их «Инстаграм». Я решила совместить уход за сыном и работу в фонде. Сейчас я состою в его ПР-команде, а также являюсь куратором пяти семей по программе «Близкие люди».

Благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» работает по нескольким направлениям. Подробнее о каждой программе можно узнать здесь: https://vk.com/otkaznikiru или https://www.facebook.com/otkazniki.ru/?ref=ts&fref=ts&qsefr=1.

11.png

 

На решение каких проблем направлена эта программа?

Программа «Близкие люди» помогает семьям, которые усыновляют детей-сирот с особенностями развития. Это не всегда дети-инвалиды, это могут быть дети с различными заболеваниями. Мы организовываем оплату медицинских услуг, всевозможных консультаций, а также оказываем психологическую поддержку.


– Получается, что теперь благотворительность стала профессиональной деятельностью?

Ну, в общем, да. Несмотря на то, что я являюсь сотрудником фонда, я продолжаю выполнять свои волонтерские обязанности. К каждой семье, которая обратилась в фонд в программу «Близкие Люди» за помощью, прикрепляется куратор. Он действует на добровольной основе.  Например, у меня есть семья, с которой я общаюсь по Интернету и помогаю ей в случае необходимости. Если родители говорят, что у ребенка ортопедические проблемы и нужны ортопедические стельки, я обращаюсь в наш фонд и помогаю их получить.

Наверняка, у каждой такой семьи не только свои проблемы, но и свое горе, свои переживания. И вы сталкиваетесь с ними ежедневно. Проблемы решить сложно, но можно, а вот как справиться с чувствами и переживаниями, которые неизбежно возникают, когда видишь чужое несчастье?

Справиться сложно. Из своего личного опыта я поняла: чтобы эмоционально «не выгореть» за короткий срок, нужно, чтобы благотворительная деятельность входила в жизнь дозировано, постепенно… В этом случае появляется время на то, чтобы привыкнуть к сложным ситуациям, научиться правильно, без травм для собственной психики воспринимать несправедливость и боль, которые есть в этом мире.

Занимаясь благотворительностью, нельзя чрезмерно сопереживать и полностью растрачивать свою душу. Сотрудникам фондов важно понимать, что это каждодневная работа. Волонтерам – что это один из видов социально полезной деятельности.

–  А когда в порыве чувств готов идти на жертвы ради помощи человеку…

– Не надо жить по принципу: я сейчас последнюю рубашку отдам. Ну, отдашь ты и что потом? А когда ты останешься голый и замерший, ты кому потом поможешь?  Нельзя забывать о себе, о благополучии родных и близких, нельзя приносить их в жертву своим порывам.

Если помогать нуждающимся людям по их потребностям, то можно многое от этого получать и обогащаться. Я нереально обогащаюсь от общения с семьями, с которыми работаю. Это такие ресурсные люди! Такие жизнелюбы! Они берут детей, несмотря на все преграды и трудности.


Не надо брать на себя больше, чем ты можешь сделать. Когда ты начинаешь заниматься благотворительностью, ты должен чётко осознавать, сколько времени, сил, ресурсов можешь этому отдать.

Как вы считаете, не развращает ли благотворительность тех, на кого она направлена?

«Умная» благотворительность – нет, а «бездумная» – может. Например, наш фонд ежегодно перед новогодними праздниками запускает информационные компании о том, чтобы не везли в детские дома игрушки и конфеты. Потому что среднестатистический московский ребенок-сирота получает десять подарков на новый год. В детских домах старшие и более проворные ребята бывает что отнимают эти подарки у младших. Потом они их могут даже продавать и покупают на вырученные средства, например, сигареты и алкоголь. И наконец, у детей формируется потребительское  отношение: «Я – сирота, мне все должны!». Мы просто трубим о том, что не надо этого делать. Лучше приехать и пообщаться с ребятами, провести для них какой-нибудь мастер-класс, отвезти их на производство. Таким образом, вы покажите им жизнь, и для них это будет куда более полезно, чем конфеты и подарки. Ведь в чем одно из самых неожиданных отличий обычных детей, у которых есть родители, и сирот? Маленький ребенок, проживающий  в детском доме, не  понимает, что если чай сладкий, значит, в него положили сахар. Когда ребенка приводят домой и спрашивают у него: тебе положить сахар в чай? Он ничего не может ответить, потому что этим детям уже в столовой выдают сладкий чай. Они не понимают, что чай сладкий из-за того, что в него положили сахар.  У них нет понимания, любят они сладкий чай или нет, потому что их никогда об этом не спрашивают.

– А все ли могут принять благотворительность? Попросить о ней? Что бы вы сказали тем, кто не считает себя вправе перекладывать заботу об усыновленном ребенке (пусть даже с отклонениями в развитии) на чужие плечи, ведь решение об усыновлении было добровольным…

Я бы сказала, что люди не боги, они не всемогущи. Понять, что у тебя есть проблема, с которой ты не можешь справиться, и попросить о помощи может именно ответственный и неравнодушный родитель. Это нормально. Хороший родителем никогда не станет ни на кого ничего перекладывать. Мы, сотрудники фондов, помогаем справиться лишь с малой частью забот: что-то оплатить, что-то купить, посоветовать куда пойти, где специалисты лучше. Всё остальное – на их плечах.

Ради чего нужно заниматься благотворительностью, ведь большинство прекрасно обходятся без этого?

Ну, они еще не знают, как жили бы, если б занимались благотворительностью. А если серьезно – то все люди разные: у кого-то, и правда, нет душевного порыва, это нормально. Другие же – просто не знают, как, кому и чем помочь. Про волонтерство и благотворительность надо больше говорить, как, например, в свое время стали много говорить о здоровом образе жизни. И вот результат: еще 5-7 лет назад никто не бегал, а сейчас люди знают, что это здорово и полезно.

– Ну, наверняка, как и в любой работе, есть что-то, что бесконечно радует и приносит удовольствие?!

– В Ростовской области есть семья, в которой 17 детей, в том числе и приемные. Они даже получили государственную награду. Два года назад из детского дома они взяли очень тяжёлую девочку Сашу. Ей сделали много полостных, сложнейших, операций. Врачи не хотели отпускать девочку к приёмным родителям, ей требовался особый уход. А у мамы не было никаких сомнений, что она справиться. Она смотрела не на диагноз, а на ребенка. Я непосредственно наблюдала за этой ситуацией, помогала собирать деньги на перелеты в Москву на госпитализации. Через некоторое время у Саши появилась положительная динамика. И мне лично это принесло ощущение счастья.

Поделиться с друзьями
Назад к списку статей