Фото с риском для жизни. Студентка ТГУ, ювелир и фотограф Ксения Федосова – о том, как интерес пересиливает страх

Её интересов хватит на две или даже три жизни. Спортсменка, в недавнем прошлом участница сборной России по лёгкой атлетике. Талантливый фотограф, чьи работы с 15 лет выставляются по всей стране. Начинающий ювелир с оригинальным творческим взглядом. Ксения Федосова учится в Тольяттинском государственном университете (ТГУ), мечтает о карьере фотографа-натуралиста и открыта для новых увлечений.

С детства Ксения занималась лыжным спортом. После 11 лет лыжных гонок перешла в лёгкую атлетику, успешно выступала на чемпионатах и первенствах России по горному бегу. В 14 лет всерьёз увлеклась фотографией. Уже через год одна из её работ заняла 3-е место в номинации «Юные таланты» фотоконкурса, организованного журналом National Geographic. Сегодня Ксения – большой мастер, увлечённый пейзажной съёмкой. Её фотографии регулярно побеждают в профессиональных конкурсах. О последних наградах стало известно под занавес 2022 года: победа в российском фотоконкурсе «Это наша страна» и серебро в престижном российско-австрийском конкурсе FOTORUAT.

Ксения Федосова учится на 4-м курсе института изобразительного и декоративно-прикладного искусства ТГУ. В качестве начинающего ювелира она уже громко заявила о себе победами в конкурсе молодых дизайнеров «АРБУЗ» и конкурса ювелирного и камнерезного мастерства «Наследники Данилы-мастера». Кажется, она успевает всё. И даже волонтёрит в центре добровольчества и волонтёрства ТГУ.

«Тольяттинский университет» поговорил с Ксенией о том, на какой риск идёт фотограф ради нужного кадра, о мечтах, о том, как пятна Роршаха могут вдохновить на создание ювелирного украшения, и о новых спортивных увлечениях с ключевым словом «лук». С разрешения редакции публикуем полную версию интервью.

Фотография Ксении Федосовой «Рассветный лес» заняла 3-е место в номинации «Юные таланты» конкурса «Дикая природа России», организованного журналом National Geographic

«Мне не нравилась природа в России»

– Ксения, когда вам в руки впервые попал фотоаппарат?

– Лет в восемь. Каждые выходные мы с родителями ездили на природу. Они рыбачили, а я была предоставлена себе. Чтобы как-то меня занять, мне купили «мыльницу». С этого всё и началось. Первые годы снимала что попало, а лет в тринадцать пошла на фотокурсы для начинающих. С этого периода началась осознанная съёмка. Когда родители увидели мой интерес и то, как я снимаю, задумались о покупке профессиональной техники. Правда, пришлось подождать ещё пару лет. Хорошая камера у меня появилась не раньше пятнадцати.

– Вы сами чувствовали, что у вас получается?

– Да. Но главное – мне это так нравилось! Фотография была моей отдушиной в тяжёлый подростковый период, когда навалились самые разные проблемы. Она помогала отвлечься и одновременно развиваться в отличном от спорта направлении. Кстати, по результатам тех первых фотокурсов моя выпускная работа – серия фотографий, которая демонстрировала всё, чему я научилась за несколько месяцев, – заняла первое место. За это мне дали огромную скидку на дальнейшее обучение, где я уже изучила все жанры фотографии, попробовала и узнала тонкости коммерческой съёмки.

– Что вам нравилось снимать в тот момент?

– Людей и их эмоции, особенно детей или своих ровесников. У меня получалось найти с ними контакт и за счёт этого показать в кадре то, что не удаётся взрослому фотографу. Просто потому, что с чужим взрослым ребёнок обычно не чувствует себя раскрепощённо. Но с возрастом я стала больше тяготеть к пейзажной съёмке, сама того сначала не замечая. Даже спорила с родителями, что это не так.

В тот период мне не нравилась природа России. Я насмотрелась за границей на экзотические места и была уверена, что сдержанная природа нашей страны с ними не сравнится. Однако я научилась видеть в этом красоту, спасибо родителям. Они показали мне весь наш край, соседние регионы, причём самые необыкновенные и безлюдные места.

– На вашей странице во «ВКонтакте» есть чудная фотография осеннего леса, выложенная в сеть году в 2017-м. Когда я её увидела, то подумала: «Как же круто это снято для юного человека!» К этому моменту вы уже поняли, что пейзажная съёмка вам нравится?

– Нет, тогда я ещё думала, что мне она не нравится. Но меня постоянно что-то вдохновляло, и я шла снимать. Я хорошо помню день, когда была сделана фотография, о которой вы говорите. Я тогда прогуляла первый урок в школе. Проснулась – шесть утра, рассвет, туман. Взяла в охапку фотоаппарат и побежала в лес. Бродить одной в туманном сумраке было страшно, но в то же время любопытно. Мне кажется, через фотографию передаётся эта жутко-мистическая атмосфера и одновременно желание идти дальше.

Фотография «Цифра» заняла 2-е место в номинации »Молодёжь Y» российско-австрийского проекта FOTORUAT

«Все зимние съёмки – адреналиновые»

– А можно классно снимать то, что не любишь?

– Если есть опыт и профессионализм, то конечно. Мой тренер по лёгкой атлетике всегда говорил: «Если хочешь хорошо бегать марафон, ты должна уметь бегать все дистанции, начиная с восьмисот метров». В фотографии то же самое. Хочешь хорошо снимать пейзаж, научись снимать всё. Но что-то всё равно будет больше «цеплять» людей.

– Получается, что сегодня вы на полную мощь раскрутили свою любовь к природе. А как же люди? Вы их разлюбили?

– Нет, я продолжаю их фотографировать, периодически устраиваю творческие съёмки. Просто из-за занятости плохо веду свою страничку в соцсети, мало выкладываю работ. Последняя моя крупная съёмка людей была на финале Российской студенческой весны в 2022 году в Самаре. Я была волонтёром, фотографировала открытие и закрытие Студвесны, а также выступления команд в направлении «Цирковое и театральное искусство». Наснимала огромное количество материала! Мне это безумно понравилось – наблюдать за ребятами, за их эмоциями и переживаниями. Фотография с той Студвесны как раз и заняла второе место на конкурсе FOTORUAT («Тольяттинский университет» писал об этой победе, фоторабота называется «Цифра». – Прим. авт.).

– Я была уверена, что это постановочная съёмка.

– Даже близко нет. На сцене выступали двое парней-акробатов. Мизансцена, которая запечатлена в «Цифре», длилась секунд десять. Я успела за это время быстро сменить технику, выстроить нужные параметры съёмки и сделать один кадр. Это было очень экстремально.

– Сколько у вас камер?

– Одна, но несколько объективов. Мечтаю о второй. Она особенно нужна во время экстремальных съёмок, например зимой, когда фотоаппарат может внезапно отключиться при полной батарее. Моя нынешняя камера падала и в воду, и в грязь, и с высоты. Словом, техника у меня боевая.

– В каких обстоятельствах происходила самая адреналиновая ваша съёмка?

– Все зимние съёмки – адреналиновые. Я часто хожу по льду. Боюсь провалиться, но всё равно иду. Интерес пересиливает страх. Была одна локация в Хрящёвке: огромное замёрзшее озеро и старые деревья, растущие из воды, все во льду. Лёд вроде бы толстый, но вокруг деревьев потрескавшийся; есть полыньи. Очень страшно. А ещё там была поднявшаяся льдина. Я залезла в полость под ней – получился кадр, на котором покрытые ледяной коркой корни будто бы висят в воздухе. Мне удалось подсмотреть, что там, подо льдом. Эту фотографию я назвала «Там, где нас нет».

Фотография «Там, где нас нет»

«Садишься в сугроб и снимаешь до посинения»

На самом деле, сделать фотографию – большой труд. Многие думают: нажал на кнопку – и все дела.

– Что за этим стоит в действительности?

– В двух словах не объяснить... Например, нужно встать в четыре утра, бродить одной по незнакомой местности. И не по протоптанным тропинкам, а по чапыжнику; собирать на себя всякую гадость, быть готовой к неожиданным встречам. У меня было много съёмок, когда я встречалась с косулями, зайцами, лисами. Самый большой страх – столкнуться с кабаном или лосем. Фотография «В туманной тишине» (заняла 1-е место во всероссийском фотоконкурсе «Это наша страна». – Прим. авт.) была сделана у озера в Васильевке, вокруг которого было очень много кабаньих следов.

Кроме того, бывают травмоопасные съёмки. Однажды, фотографируя бабочек, я упала с бревна, сильно полоснув руку. Остался большой шрам. А какой нормальный человек пойдёт на прогулку в минус тридцать или в пургу? Я не раз обмораживала себе на съёмках руки и ноги. Как тепло ни оденься, видя потенциально хороший кадр, садишься в сугроб и снимаешь до посинения.

Чтобы получить удачный снимок, порой приходится сделать не одну сотню кадров. В разных местах солнечный свет падает по-разному, так что ты всё время находишься в поисках лучшего освещения. Прежде чем получить тот самый кадр, бродишь по несколько часов. И всё это время снимаешь, снимаешь, снимаешь, не теряя ни минуты. Особенно на рассвете. Солнце встаёт очень быстро, у тебя есть для съёмки от силы полчаса.

Потом уже за компьютером предстоит отобрать из нескольких сотен (а иногда и из нескольких тысяч) кадров один, самый лучший, и довести его до совершенства по цвету и свету. Я за естественность, но, как мы все знаем, фотоаппарат не передаёт картинку так, как её видит глаз человека. С помощью редакторских программ корректирую изображение, чтобы получилась примерно та цветовая гамма, которую я наблюдала вживую.

– Что в фотографии вам было бы интересно попробовать из того, что вы ещё не делали?

– Сегодня мне нравится экспериментировать, создавая абстрактные или философские сюжеты. Недавно я снимала воду. Получились настолько необычные кадры, что кажется, будто это поверхность не воды, а металла. Или что-то совсем непонятное. Теперь хочу сделать фотопроект про состояние воды. Она очень переменчивая, кадры получаются разные, вызывают множество ассоциаций.

Вообще, ловлю себя на том, что ухожу в нетрадиционную фотографию. Это касается всего: пейзажей, портретов, студийной съёмки. Мне хочется делать то, чего не делал ещё никто.


– Вы занимаетесь коммерческой съёмкой?

– Раньше занималась. В шестнадцать лет я пошла работать ассистенткой к знакомому фотографу, а после восемнадцати и сама стала подрабатывать. Снимала свадьбы, юбилеи, наработала довольно приличный опыт, но поняла, что коммерческая съёмка мне не нравится. В ней нет творчества. Приходится идти на компромиссы в угоду клиентам, а они попадались всякие. Порой хамили, даже оскорбляли. Я понимаю, что причина этому во многом мой возраст. Я была совсем юной, а выглядела ещё моложе, и ко мне не относились всерьёз.

В общем, я вернулась к чистому творчеству, и дела у меня пошли в гору. Мои работы стали ещё активнее выставляться на крупных выставках, начались победы в международных конкурсах. Сегодня я понимаю, что хочу сделать фотографию своей профессией. Возможно, стать фотожурналистом. В идеале – работать в Русском географическом обществе, ездить в экспедиции, снимать народы России, заповедные уголки. Это то, о чём я мечтаю и к чему начинаю потихоньку стремиться.

 

«Ювелирное искусство даёт ощущение материальности»

– В таком случае что для вас ювелирное дело?

– Как получилось, что я пошла учиться на ювелира? Ещё в школе я планировала стать физиком, этот предмет мне безумно нравился. Но когда пришло время окончательного решения, родители предложили рассмотреть варианты творческих профессий. Из города я уезжать не хотела. Увидела для себя два интересных творческих направления подготовки в ТГУ: «Графический дизайн» и «Ювелирный дизайн». Ювелирный в итоге оказался ближе сердцу, наверное, потому что у меня папа кузнец и я с самого детства в этом варюсь. Ювелиры, как и кузнецы, имеют дело с металлом, только меньшего размера. Со временем ювелирное дело меня увлекло, особенно когда что-то стало получаться. Но до сих пор для меня остаётся вопросом, буду ли я работать ювелиром. Бросать фотографию я точно не собираюсь в ближайшее время. Думаю, ничто не мешает заниматься параллельно тем и другим. Я уже многое успела попробовать, а хочу ещё больше.

– Есть ли в ювелирном деле что-то, чего вам не может дать фотография?

– Конечно. Чем мне нравится ювелирка, так это возможностью делать красивые вещи своими руками. Ювелирное искусство даёт ощущение материальности. Сначала рождается идея, за ней следует этап проектирования, а затем из ничего рождается нечто. Это очень клёво! И это способ оригинально себя выразить.

Словом, я не жалею, что пошла учиться на ювелира, а не на фотографа. Фотографу по большей части не нужно образование, можно быть успешным самоучкой. Ювелирное искусство – совсем другое дело. Я многому научилась благодаря академической живописи, стала лучше понимать композицию, лучше разбираться в цветовой палитре, освоила основы дизайна. Без навыков ювелира моё творчество как фотографа было бы намного скуднее.

Созданная Ксенией Федосовой брошь «Велiкiй» заняла 1-е место в конкурсе молодых дизайнеров «АРБУЗ», а также выставлялась в залах Новой Третьяковки в Москве

– У вас как у ювелира была классная работа «Шёпотом» со вставками из натуральных семян укропа. В прошлом году вы представили брошь «Велiкiй», где впервые поработали с янтарём. Что теперь в планах?

– Идей много, но пока в приоритете учёба. К тому же впереди диплом – вот там я задумала кое-что интересное. Кроме теоретической части дипломной работы, мы должны сделать серию украшений, описав идею замысла, философию изделий и то, как их создаём. Помимо этого, нужно предоставить чертежи, отмывки (нарисованные акварелью изделия), фотографии украшений на моделях, подготовить портфолио со всеми своими работами за время обучения. Так что фронт работ очень большой.

– Что именно вы задумали? Не секрет?

(Смеётся.) Секрет, конечно. Но если я сейчас не расскажу, то кто ж потом узнает! Идея пришла как озарение, как только я проснулась. Меня вдохновил психодиагностический тест Роршаха, в основе которого картинки в виде чернильных пятен. Я хочу сделать серию колец, использовав рисунки из этого теста, которые сами по себе являются оригинальными фигурами. Изделия можно будет по-разному модифицировать – сложить, разложить, какие-то его части будут вращаться. Всем, кто увидит моё украшение, я хочу предложить игру в ассоциации. А кого-то оно, возможно, загипнотизирует.

Я уже утвердила с научным руководителем тему диплома, сделала макеты изделия. Потихоньку начинаю работать. Попробую в качестве материала нейзильбер – сплав меди, никеля и цинка. С ним я ещё дела не имела. Как и мельхиор, это светлый металл. По сути, они отличаются только процентом содержания цинка – в нейзильбере его меньше. В отличие от мельхиора, он не горит, а значит, его можно отливать. Хотя тоже довольно капризно себя ведёт.

 

«Хочу освоить ачери-биатлон»

– Спорт ещё есть в вашей жизни?

– Пока я решила оставить спорт для удовольствия. Долгое время он был в моей жизни ради достижения результатов, но со временем приоритеты меняются. Хочу больше внимания уделять творчеству. Кроме того, мешают травмы. Сегодня я ограничиваюсь пятью-шестью километрами бега в свободное время для поддержания формы. А вообще, как и во всём остальном, я не хочу зацикливаться на одном виде спорта. Я попробовала себя в лыжных гонках, потом ушла в лёгкую атлетику. Теперь хочу освоить ачери-биатлон – стрельбу из лука на лыжах.

Ксения Федосова во время соревнований по лыжным гонкам

– Почему лук?

– Это интересно. Если биатлон – это по большей части про лыжи, то ачери – лыжи и бег. Классическим биатлоном можно заниматься только зимой, ачери-биатлоном – круглый год. Но это я намерена попробовать уже после защиты диплома.

– Представим, что завтра выпуск. Перед вами все двери открыты. Куда пойдёте?

– Я уже точно иду учиться в магистратуру. Выбираю из двух вариантов. Первый – художественное образование с возможностью преподавания. Второй – психология. Мне это всегда было интересно. Мой педагог по истории искусств агитирует меня рассмотреть вопросы психологии с точки зрения фотографа. Интересная идея, но я пока в раздумьях.

Кроме того, мне бы хотелось вести собственный курс фотографии для студентов. Как председатель студсовета я спрашивала у ребят, и выяснилось, что многие увлекаются фотографией или хотели бы ею заняться. Так что, думаю, это будет востребовано. И, конечно, я планирую дальше развиваться в фотографии. Мне кажется, я себя в этом ещё не реализовала.

Просмотров: 503
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей