Художник, дизайнер Роман Гринёв: «Запах хорошей художественной краски для меня – запах детства, запах дома»
22 декабря 2020

Графический лист «Декабрь, или Молитва о снеге» главного дизайнера Тольяттинского госуниверситета (ТГУ) Романа Гринёва занял второе место в номинации «Книжная иллюстрация» на престижном международном конкурсе современной графики Russian Art Week. 

То, что вот так, с ходу, автор сможет попасть в фавориты такого громкого конкурса, ему не очень верилось. Художник просто отобрал три самые «сильные» картины своего цикла «Времена года». Помимо удачливой «Молитвы», на суд взыскательного жюри были представлены «Декабрь» и «Весна идёт». Все они – об отношениях с природой: о её переменчивом характере, ожидании благосклонности от неё, совместных с человеком биоритмах.

Запрос в небесную канцелярию

– Когда живёшь в собственном доме, на земле, начинаешь иначе относиться к природе. К примеру, серьёзнее воспринимать приметы: кружат ли в небе птицы, как темнеет небо, а потом твоё предчувствие оправдывается и начинается обильный снегопад. Ощущение, что надвигается стадо слонов. Этот образ запечатлён в листе под названием «Декабрь».

Вторая работа – «Весна идёт» – навеяна сюжетом картины Аркадия Пластова «Весна», где обнажённая женщина кутает ребёнка после бани. Моя графика больше из серии размышлений: а как приходит к нам весна? Мой ответ – тихой поступью, как что-то прозрачное и невесомое. Один момент – и вдруг понимание: она здесь.

Если говорить о листе-победителе, то у него своя предыстория. Появился он в декабре 2018 года. Тогда снег долго не выпадал. Даже сейчас помню эту гнетущую атмосферу тягостного ожидания. Было очень сухо, холодно, ветрено, противно, тяжело... Человек зависит от биологических ритмов, ощущения света. Это низкое, скупое на снег небо отзывалось в нас раздражением. И светало поздно, и темнело рано, и фонари не помогали. И вот в такой момент я подошёл к уже натянутой на планшет бумаге и за пару часов создал «Молитву о снеге». Мой запрос в небесную канцелярию, к Николаю Угоднику или какому-то другому праотцу, который нас слышит и дарует нам желаемое. Когда утром я выглянул в окно, снег лежал глубоким белым ковром. Услышали! Картина обладает умиротворяющим эффектом – и образ печатной машинки, где звук клавиш точно падающие снежинки, и дедушка с бородой Деда Мороза, и искорки снежинок, свечение которых напоминает бенгальские огни. Смотришь и веришь – снегу быть. И он был.

«Рисую, потому что не могу не рисовать...»

– Зачем люди рисуют? Я – потому что не могу не рисовать. Кроме графики есть и живопись. Я никогда не пишу летом, всегда зимой или осенью. Выпадает первый снег – я достаю этюдник. Запах хорошей художественной краски – самый манкий аромат для меня, запах детства, запах дома. В том, что я рисую, «виноваты» гены. Отец Владимир Васильевич – художник, учился у советского живописца и графика Андрея Дмитриевича Гончарова, окончил Московский полиграфический институт как специалист по книжной иллюстрации, преподавал в Тольяттинском педучилище будущим художникам и педагогам. Впоследствии и моя дочь выбрала этот путь. Она художник анимации и компьютерной графики.

Отец был моим первым учителем, от него пришло понимание профессии: как набрасывать краску на холст, держать в руках карандаш, работать с портретом. Читал книги и думал, как бы их проиллюстрировал я. Сейчас благодаря Тольяттинскому университету готовится к печати мой персональный альбом под названием «Сто листов Романа». Его будут вручать гостям ТГУ наряду с альбомами наших талантливых живописцев Алексея Зуева, Владимира Ротмистрова и Сергея Кондулукова.

 

Серийный художник

– Было время, когда я не брал карандаш в руки. Это длилось несколько лет. Тогда на полном серьёзе думал, что как художник я закончился. Когда начал работать на кафедре дизайна ТГУ, то достал старые наброски и вспомнил, почему я рисовал: тебя переполняют живые эмоции, и ты изливаешь их в сюжет – в этот миг твоя жизнь фиксируется. Я смотрю на работу и точно знаю, когда я её сделал, помню свои ощущения. Потому что рисуешь не сразу: несколько дней ты ходишь с ощущением творчества, попутно собирая образы, слушая музыку, а потом неожиданно приходит финал – графический лист. Как правило, из такого запала рождается целая серия. Одна работа вытаскивает другую, будто крючком цепляя. Как сказал мне один преподаватель, серийность – это признак не только маньяка, а ещё признак хорошего художника и дизайнера.

Стандарт Ван Гога

– Раньше я не ставил перед собой задачи победить в конкурсах. Акцент делал на другое. У меня пять персональных выставок за последние семь лет. Я их добросовестно готовил. В советские времена для членов Союза художников своя выставка могла быть одной за всю жизнь, а у меня – семь. Это огромное вложение сил, средств, энергии. Радуешься, когда получается, но отдаёшь себя этому без остатка. По отношению к своему творчеству такой подход неправильный – надо показывать работы не только друзьям и коллегам, нужно, чтобы они больше «светились» и шли в зачёт университета. Ректор ТГУ Михаил Криштал давно мне об этом говорил и предлагал пробовать свои силы именно в конкурсах.

Для себя я вывел формулу – «стандарт Ван Гога» – план, который должен был выполнить (нидерландский художник-постимпрессионист Винсент Ван Гог за 10 лет написал более 800 работ, по 80 картин в год или одну каждые две недели. – Прим. ред.). Упёрся, сделал 100 работ за год. Признаюсь, больше половины из них в печке (она есть в моей мастерской). Но именно в тот период, в 2008 году, родился цикл работ «Бесы» – парные листы, в основе которых лежит игра слов и противоположность понятий: бес страшный (бесстрашный), бес сердечный (бессердечный), бес понтов, бес крыши, бес отпуска. Позже создал циклы «Атака клоунов», «Времена года». Мне было что показать широкой публике, нужно было только созреть.

Материал впервые опубликован в газете «Тольяттинский университет» № 21 (813) от 18.11.2020 г.

Просмотров: 83
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей