Психотерапевт и путешественник Артур Чубаркин: «Успешным быть не хочу»
8 декабря 2023

Президент Ассоциации психотерапевтов и психологов города Тольятти, руководитель центра психотерапии и психологии «Мой Мир» Артур Чубаркин – человек увлечённый. Он с одинаковым энтузиазмом совершает длительные путешествия на Север и работает с людьми, помогая им решать различные профессиональные и личные проблемы. В интервью «Тольяттинскому университету» Артур Чубаркин рассказал о работе психологов, о борьбе людей со стрессами, а также о своём участии в экспедиции «Берингов мост 2020», которая пока осталась незавершённой. С разрешения редакции публикуем полный текст интервью.

Артур Чубаркин. Фото из личного архива

«Профессиональный интерес направлен на результат»

– Артур Владимирович, почему психология? Что побудило помогать людям?

– Тема взаимоотношений между людьми интересовала меня ещё в школе: я составлял анкеты, опрашивал одноклассников и в итоге выстраивал рейтинг респондентов с точки зрения социальных ролей. При этом никогда не думал, что стану психологом. Профессия сама нашла меня. Сначала планировал быть хирургом, но по состоянию здоровья пришлось отказаться от этой идеи. Во время обучения в Куйбышевском медицинском институте имени Д.И. Ульянова я вдруг заинтересовался психиатрией. Тем не менее после выпуска я принял решение работать с проблемами психически здоровых людей. Большой удачей было приглашение главного врача Тольяттинской городской больницы № 1 Виталия Александровича Гройсмана на должность заведующего в Центр психотерапии и психологии «Мой Мир». Мне нравится помогать людям, решать их проблемы. Профессиональный интерес направлен на результат: я люблю, когда мои «вложения» в клиента оборачиваются изменением качества его жизни, здоровья и отношений.

– За решениями каких жизненных ситуаций люди обращаются к вам чаще всего?

– Тревожность, депрессии и проблемы, связанные с взаимоотношениями в социуме, например, трудности с внутрисемейной коммуникацией.

– Каким образом вы помогаете людям решить их жизненные проблемы?

– Психотерапевт – специалист, который помогает людям двигаться из стратегии избегания трудностей (уклонизма) в лучшем для них направлении. Изменившийся человек способен жить по-новому. Я считаю, что лучше не советовать клиенту, как трансформировать своё мышление, а создать безопасные условия для получения им опыта.

В своей работе я использую четыре вида терапии. Первая – когнитивная психотерапия – это деятельность, направленная на изменение привычных представлений клиента о жизни. Вторая – поведенческая психотерапия, которая включает в себя диагностику слабых мест поведения личности и её обучение более продуктивным вариантам действий. Третья – восстановление через символы, образы эмоциональной сферы человека, акцентирование его внимания на понимании личностных потребностей. И четвёртая – телесная психотерапия. По сути, это снятие накопленных напряжений, спазмов, зажимов, чтобы позволить телу человека осознать собственный «ресурс».

– Ваш девиз: «Под лежачий камень вода не течёт». Какой смысл вы в него вкладываете?

– Чтобы твоя жизнь изменилась в лучшую сторону, нужно включиться в создание внутренней гармонии и взять на себя ответственность за свою жизнь. В моём понимании ответственность – это когда я знаю, что моя жизнь в большей степени зависит от меня, что я – сам хозяин своей жизни.

Не стоит забывать, что время идёт, всё меняется, и мы уже не можем жить по старым представлениям: вчерашние внутренние рамки ведут к прежним результатам. В психологии есть такой термин, как «умственная жвачка». Это когда человек, независимо от возраста, «жуёт прошлогоднюю жвачку», «пилит прошлогодние опилки», живёт прошедшими воспоминаниями и не может перестроиться на новые способы поведения.

Экспедиция «Берингов мост 2020» отправляется в путь. Фото из личного архива Артура Чубаркина

«Мы вгрызались в лёд 12 дней»

– В феврале 2020 года вы приняли участие в экспедиции по движущимся льдам Арктики «Берингов мост 2020» в качестве гида-проводника. Как проходила экспедиция?

– На маршруте я, как член Русского географического общества, отвечал за психологическую помощь команде и за контакт с Чукотской администрацией в решении организационных вопросов. Само путешествие состояло из нескольких этапов: дойти до места старта, на вертолёте долететь до Чукотки, на вездеходе добраться до побережья Северного Ледовитого океана в посёлок Энурмино, пройти маршрут и вернуться домой. Перед нами стояла задача: пройти по древнему пути чукчей севернее Берингова пролива по дуге до Аляски, а именно – до американского посёлка Пойнт-Хоуп.

Два года мы с Виктором Симоновым (российский путешественник и полярный гид. – Прим. ред.) готовились к экспедиции «Берингов мост 2020»: решали все юридические вопросы, закупали снаряжение, собирали команду. Экспедиция была международной: в составе было четыре россиянина, три словака и новозеландец. Я и Виктор Симонов подбирали опытных людей, способных пройти экстремальный маршрут, обеспечить безопасность и результативность путешествия.

Из Анадыря наша команда, преодолев расстояние в 800 километров, добралась на вездеходах до Энурмино, где мы прошли таможню, пограничный контроль и стартовали на лёд. И уже в лёд мы «вгрызались» двенадцать дней. Два участника сошли с пути на территории Берингова пролива в начале экспедиции: на следующий день после начала похода – словак, а через восемь дней – россиянин. Да и сама экспедиция была преждевременно завершена из-за опасных погодных условий. Получив предписание МЧС, мы вызвали вертолёт и вернулись в посёлок Лаврентия. Наша команда планировала через год снова отправиться в это путешествие, но изменилась общественно-политическая обстановка.

– Какие юридические вопросы нужно было решить для организации экспедиции?

– По закону РФ, пересекать государственную границу можно только в местах расположения пропускных пунктов. На Чукотке такие точки есть в городе Анадырь и в посёлке Провидения. Однако от Берингова пролива это довольно далеко. Соответственно, чтобы наша команда стартовала на лёд, нужно было доставить пограничников и таможенников в место, где мы в течение суток пересечём государственную границу. Подписание документа, которое обеспечило бы нам такую возможность, было одной из главных организационных сложностей. С целью развития международного арктического туризма на территории России депутаты Государственной Думы обратились к президенту Русского географического общества Сергею Шойгу. Общими усилиями главная юридическая проблема была решена: мы впервые открыли временный пропускной пункт на Аляску на территории Чукотки в посёлке Энурмино.

Виктор Симонов (слева) и Артур Чубаркин. Фото из личного архива

«Беринг оберегал от медведей»

– Какое снаряжение было у участников экспедиции?

– Каждый нёс небольшой рюкзак и тащил волокушу (пластиковую лодочку) с грузом в восемьдесят килограммов. В ней находились палатка на двоих, спальные мешки, провиант, горючее, примусы, запасное снаряжение, два комплекта сменной одежды, ремонтный набор, сани, лыжи, собачий корм, видеокамеры, фотоаппараты, аккумуляторы, солнечные батареи, спутниковые телефоны, GPS и батарейки к ним, оружие, патроны, оленья шкура.

– Как лично вы готовились к экспедиции?

– В течение полугода перед путешествием ходил в тренажёрный зал, чтобы привести мышцы в тонус, занимался с личным тренером. У меня большой опыт участия в арктических экспедициях: на Чукотке прошла моя юность, и я возвращаюсь туда за ресурсом. Обязательно хожу в походы и зимой, и летом. Для меня природа Арктики не является враждебной. Во время путешествия в районе Берингова пролива в 2020 году вечером участники команды прятались в палатках. А я, выполнив свой долг проводника, с удовольствием гулял на свежем воздухе и фотографировал ледяные пейзажи.

– Есть ли у вас талисман, который вы берёте в поездки?

– Мой талисман – небольшой чукотский оберег из клыка моржа. Он достался мне в подарок ещё в детстве. Я берегу его, а он – меня.

– Экспедиция проходила в местах обитания белых медведей. Случалось ли вам сталкиваться с хозяевами Арктики?

– Да, белых медведей было много. Мы отпугивали их выстрелами из ружья или из охотничьих ракетниц. А ещё мы разливали вокруг лагеря керосин, запах которого медведям неприятен. Также нас охранял пёс по кличке Беринг, породы чукотская ездовая.

Пёс Беринг отвечал за безопасность во время экспедиции «Берингов мост 2020». Фото из личного архива Артура Чубаркина

«В Арктике нельзя останавливаться»

– Во время путешествия были ли у вашей группы форс-мажоры?

– Главный форс-мажор экспедиции – недельный тайфун с ветром 42–46 метров в секунду, который и положил конец нашему путешествию.

Ещё одно непредвиденное обстоятельство – дрейфующий мокрый, переломанный лёд. Наша команда передвигалась, как по ледовой реке. Было сложно выбирать льдину для расположения лагеря. Мы надеялись на чутьё и реакцию пса Беринга. Он бы предупредил нас, если бы ночью льдина начала крошиться. Но, слава богу, всё обошлось.

– Температура воздуха во время похода держалась на отметках от –25 до –40 градусов мороза. Как команде удалось продержаться в таких условиях?

– От мороза нас защищало современное снаряжение. На Севере люди мёрзнут от влажной, пропитанной потом одежды, поэтому мне нужно было в течение дня надевать на себя, в зависимости от силы мороза и ветра, разное количество слоёв одежды, по «принципу капусты». Если холода были слабые, я надевал три слоя, если лютые – от пяти до семи. Простая физика: внутренние слои одежды, прилегающие к телу, должны быть сухими. Если первые два слоя будут влажными, человек замёрзнет. В Арктике нельзя останавливаться. Когда двигаешься – ты греешься, когда остановился – ты замёрз. Вечером обязательно нужно тщательно стряхнуть с себя кучу снега, чтобы он не растаял и внутренние слои одежды не намокли. В палатках на полиуретановый коврик, который отражает тепло, мы стелили оленью шкуру, чтобы она впитывала оттаявшую влагу.

Важный фактор: на Севере не бывает никаких вирусных заболеваний из-за слишком низких температур. Сам мороз может вызвать воспаление носоглотки, но опытным путешественникам это привычно. Больше страдает позвоночник из-за «рваной» физической нагрузки.

– Куда планируете отправиться в будущем?

– В планах завершить экспедицию «Берингов мост». Кроме того, я ежегодно участвую в других, менее экстремальных проектах. В августе ходил в Арктику, в район Полярного Урала, по маршруту река СибирчатаЯха – река Кара – Карское море. Следующая экспедиция у меня запланирована на лето 2025-го года также в район Полярного Урала. Начнётся она со сплава на катамаранах по реке Нгою (в переводе – Великая), затем пройдём на тримаранах по проливу Югорский Шар с заходом на остров Вайгач и по Карскому морю до посёлка Амдерма.

– Считаете ли вы себя успешным человеком? И что в вашем понимании «успех»?

– Успешность – очень узкий диапазон социальной реализации. В противовес успешности есть понятия «гармония» и «счастье». Я считаю себя разносторонним, гармоничным человеком, частенько испытывающим счастливые моменты. Успешность для меня – это очень низкий по качеству уровень жизни, поэтому «успешным» я быть не хочу. Успешность – это временное явление, которое имеет свойство заканчиваться. Главная цель, которую важно поставить перед собой, – научиться быть гармоничным и счастливым. Для клиентов, которые пришли ко мне за успехом, я определю рамки и последствия данного явления и предложу альтернативу – найти гармонию с собой, а не укреплять одну ножку стула из четырёх.

Первая публикация – в газете «Тольяттинский университет» № 27 (916) от 22.11.2023 г.

Просмотров: 1160
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей