Синтез древности и современности

В нынешнюю эпоху социальных сетей, электронных гаджетов и англоязычной музыки сложно представить, что молодёжь стала бы интересоваться историей и русско-народной этнической музыкой. Но не всё, оказывается, потеряно.

Есть люди, которые активно этим занимаются, да ещё и других к этому привлекают! Мы поговорили с Алексеем Павловым – основателем и лидером тамбовской фолк-рок группы «Сколот».

– Привет, Алексей.         

– Привет.

– В Тольятти вы впервые. Какие впечатления вы увозите о нашем городе?

– Исключительно положительные впечатления. На самом деле я считаю, что первый концерт у нас удался. Всё было душевно, здорово. Мы в полном восторге, и уже с нетерпением хочется приехать сюда снова. И надеюсь, по весне у нас это получится с презентацией новой пластинки.

– Тоже будет тур по Поволжью?

– Да-да, планируем. Вообще, по Поволжью очень любим ездить. Всегда хорошие города, отзывчивая публика. Поэтому у нас очень серьёзные планы вернуться в скором будущем.

– Что в тебе рождается первым – музыка или слова?

– Как правило, слова, а потом придумываю музыку. Но есть и такие композиции, как, допустим, «Сквозь туман и вьюгу», когда музыка была придумана достаточно давно, а спустя практически десять лет я написал текст. И мы решили, что это будет песня. И, по-моему, достаточно неплохо получилось. Поэтому иногда бывает и наоборот.

– Группа существует с февраля 2005 года, прошло уже десять лет. Как ты думаешь, изменилось ли у аудитории отношение к фолк-музыке? В какую сторону?

– Уж на месте мы за десять лет точно не стояли (Смеётся). И я смотрю, что интерес к фолк-музыке как таковой достаточно возрос за последнее время. И это очень радует. Люди всё больше интересуются своей историей, культурой, посещают всевозможные мероприятия, исторические фестивали.

– Помимо традиционных инструментов по типу гитары, барабанов и скрипок вы также используете старинные древнерусские.

– Да-да, у нас же фолк-рок. Поэтому у нас и получается так, что ритмическая основа больше традиционно эстрадного коллектива – бас, барабан и гитара. А мелодика и тексты больше тяготеют к фольклору. У нас всевозможные народные духовые инструменты – волынки, жалейки, вислы и прочие флейты. Так же достаточно активно используем гусли. На этом наши эксперименты не заканчиваются. Как раз на новый альбом будем экспериментировать – с русским народным хором будет у нас несколько композиций. У нас синтез древности и современности.

– А где вы берёте эти инструменты?

– Можно находить и мастеров. Большинство инструментов, естественно, являются эксклюзивными мастеровыми. И благодаря тому, что мы часто ездим на гастроли, выезжаем на разные мероприятия, встречаемся с нашими коллегами, с другими музыкальными командами. Естественно, идёт активное общение, и все друг другу помогают. Делимся опытом в освоении разных колоритных старинных инструментов. Все стараются помочь, советуют каких-то мастеров. Дорогу осилит идущий, как говорится. Поэтому, если есть желание, то всё вполне достижимо, можно эти инструменты находить.

– А какие-нибудь раритетные инструменты или инструменты с богатой личной историей у вас имеются?

– Лично для нас. Не какие-нибудь музейные экспонаты, конечно, которые являются исторической мировой ценностью. А для нас каждый инструмент всегда наша маленькая история. Это что-то родное, своё. В Тамбове у меня трое своих гуслей разных модификаций. Двое из них сделаны в Тамбове гитарным мастером, который до этого про гусли не то чтобы не знал, но не планировал их изготавливать. Благодаря тому, что мы познакомились, я его раззадорил, и он начал делать гусли. И мне это по-своему импонирует – простимулировал человека, и он в этом направлении смог себя проявить. И вообще, на тамбовщине мы являемся родоначальниками фолк-направления. То есть до нас ничего похожего не было. Я в 2002 переехал в Тамбов, поступил в институт, и с тех пор фолк-движение активно продвигаем в массы. Плюс ко всему, у нас свой ежегодный фестиваль, который группа «Сколот» организует – фолк-рок фестиваль «Наследие». Мы его проводим уже на протяжении пяти лет. К нам приезжают разные музыканты со всей России, с ближнего зарубежья. Люди активно стягиваются со всего Черноземья, с округи – Воронеж, Белгород, Липецк. Мы стараемся раскрасить и разнообразить жизнь нашего города.

– Благодаря песням группы «Сколот» нынешнее поколение эпохи гаджетов могут почувствовать запах степи, зов предков и культуру. А как рождаются эти песни?

– Естественно, вдохновляет дорога. Профессию я такую неспроста выбрал, что у меня всё время тяга к каким-то путешествиям и странствиям. А музыка она подразумевает сама по себе движение куда-то в горизонт. Очень нравится путешествовать, общаться с интересными людьми. Литература и кино – это тоже, естественно, стимулирует, толкает на рождение идеи какой-то песни.

– Какая литература, например? Какое кино? Тоже русское?

– Не только русское, конечно. Но вот есть у нас, например, песня «В добрый путь». Я прочитал книгу Валентина Иванова «Повесть древних лет». Там идёт речь о Великом Новгороде, о раннем Средневековье. Очень мне понравилась. Прочёл эту книгу, и потом почему-то пришла в голову строчка «други – в струги». Я думаю, интересно. И вот потом уже позже получилась песня «В добрый путь», заглавная на нашем первом студийном альбоме. Книга – это вообще очень сильная вещь. Я, к сожалению, сейчас не очень много читаю. Вообще, в этом плане у меня достаточно серьёзный пробел. Но когда есть время – просто очень мало порой свободного времени – стараюсь что-то интересное, опять же историческую, художественную литературу читать. Ну, то, что, так сказать, в нашем направлении. И это всё очень стимулирует и развивает. Конечно, ещё и фильмы всевозможные. Из западной классики очень нравится «Храброе сердце», долгое время был мой любимый фильм. Ну, не может это не воодушевлять! Когда все сделано качественно, хорошо, с душой. Опять же и музыка других исполнителей. И российских, и зарубежных. Не может не отразиться позитивно хорошая музыка на нашем творчестве.

– Откуда интерес к истории? Когда он у тебя зародился?

– Не знаю, может тут отдельную благодарность нужно сказать моим родителям. С детства они, с маленького возраста, читали мне всевозможные книги, русские сказки, былины. И в доме это постоянно тоже звучало. Отец очень любил музыку – были и хоры русско-народные. Всё это постоянно звучало у нас в доме. И я это всё впитывал в себя. Русский рок тоже очень серьёзный отпечаток наложил. Я считаю, что это всё пошло из детства, что касается интереса к истории. Хотя, честно скажу, в школе я не очень хорошо учился. Первую, начальную школу - нормально, а потом я попал в своеобразный андергрануд в подростковом возрасте. С другой стороны, это отчасти в итоге и позитивно повлияло на мою личную историю. Родители мне в 13 лет подарили бобровскую гитару за 50 рублей. И я начал что-то там поигрывать, пошёл в музыкальную школу. Но не по классу гитары, а просто лёгкий курс, так скажем, дворовых аккордов. Мне этого на тот момент хватило. Я мог петь песни Цоя, Чижа и т.д. У меня был собственный гараж, а машины не было. И я там собирал себе компанию, мы постоянно пели, пили чай, общались. В тот момент так получилось, что там сформировалась моя первая аудитория из моих же друзей и знакомых. А когда настало время куда-то поступать, я понял, что продолжать дело родителей – они у меня по медицине – я не хочу. Я себя в этом не видел. Идти куда-то на юриста или в строительный – к этому тоже колоссального интереса не было. На тот момент историей я не сильно интересовался, но понял, что, кроме как на гитаре играть, у меня больше ничего не получается (Смеётся). И я решил поступить в Воронежское областное училище культуры. И с этого всё началось. Родители меня поддержали, с ними мне вообще очень повезло. Они всегда мне старались помогать. В общем, поступил в училище и по этому направлению и пошёл. Появились мечты создать собственный коллектив. Пошло-поехало…

– Помимо творчества группы «Сколот» ты ещё занят фолк-движением «Рарог».
– Фолк-движение наше – это как раз организация всевозможных культурно-массовых мероприятий на территории Тамбовской области. Хотя, может, в перспективе, можно за эти рамки выйти. Я уже говорил о собственном фестивале, «Наследие». Помимо этого, мы постоянно помогаем разным фолк-командам, информационно поддерживаем их, когда они приезжают в Тамбов. Иногда помогаем проживанием у меня на квартире, предоставляем еду и ночлег (Смеётся). Спектр фолк-движения «Рарог» достаточно широкий, просто сейчас очень тяжело совмещать деятельность в группе и движения. Но в свободное от «Сколота» время мы стараемся устраивать интересные мероприятия, приглашать гостей, радовать нашу публику.

– Когда ты женишься, и у тебя будут дети – спой ту колыбельную, которую ты бы им пел.
– Мне вот мама пела колыбельную. Я потом дальше узнал текст, а до этого все думал, почему же она пела мне только два куплета. А там вообще такая грусть-печаль начинается – «ты гори, моя лучина, догорю с тобой и я». Своему ребёнку я бы на гуслях поиграл. А можно из нашего репертуара «Князь Ростислав»:

Князь Ростислав в земле чужой
Лежит на дне речном,
Лежит в кольчуге боевой,
С изломанным мечом.

Днепра подводные красы
Лобзаться любят с ним
И гребнем витязя власы
Расчёсывать златым.

Его напрасно день и ночь
Княгиня дома ждёт…
Ладья его умчала прочь —
Назад не принесёт!

В глухом лесу, в земле чужой,
В реке его приют;
Ему попы за упокой
Молитвы не поют;
 
Но с ним подводные красы,
С ним дев весёлых рой,
И чешет витязя власы
Их гребень золотой.

Когда же на берег Посвист
Седые волны мчит,
В лесу кружится жёлтый лист,
Ярясь, Перун гремит,

Тогда, от сна на дне речном
Внезапно пробудясь,
Очами мутными кругом
Взирает бедный князь.

Жену младую он зовёт —
Увы! его жена,
Прождав напрасно целый год,
С другим обручена.

Зовёт к себе и брата он,
Его обнять бы рад —
Но, сонмом гридней окружён,
Пирует дома брат.

Зовёт он киевских попов,
Велит себя отпеть —
Но до отчизны слабый зов
Не может долететь.

И он, склонясь на ржавый щит,
Опять тяжёлым сном
В кругу русалок юных спит
Один на дне речном.

– К чему все-таки идёт группа «Сколот»? Какая у вас высокая миссия или цель, например?

– Одна из наших основных миссий, я считаю, - это стимулировать интерес к культуре и истории у молодёжи и у зрелого контингента. Нас слушают и маленькие дети – мои знакомые включают своим детям наших «Зайчиков», и они танцуют, поют. Люди серьёзного возраста тоже хорошо принимают наш материал, наше творчество. Поэтому у нас достаточно широкий спектр, возрастных ограничений нет. В этом плане, я считаю, удачно все исторически сложилось. Люди часто начинают забывать, что они являются частью огромного великого народа. А об этом обязательно нужно знать. И на самом деле таких, как они, очень много. Просто люди зачастую очень разрозненны. И живут, допустим, в своих небольших компаниях, в населённых пунктах, городах. И порой друг о друге совершенно не знают. И у «Сколота» есть определённая миссия – это идея всеобщего такого объединения. Приоритетом является, конечно, славянское направление – поскольку мы сами русские люди, это неоспоримый момент. Но мы с уважением относимся и к другим культурам, народам. Поэтому я считаю важным, что объединяющую роль мы несём. У нас даже появилась такая весёлая традиция – мы передаём приветы с каждого города. Допустим, выступаем в одном городе и передаём «привет» от него следующему. И идёт своеобразная эстафета. По-моему, весело получается. Этот «привет» – это определённый знак, что надо чаще видеться, общаться, встречаться, знакомиться. Просто люди в последнее время засели в социальных сетях, а мы предлагаем как раз возобновить старые связи, завести новые и встречаться, общаться, дружить. И это определённое единство придаст нам сил для более великих и новых свершений.

– Спасибо тебе, Алексей.

– Спасибо вам. Надеемся, что в апреле-марте снова приедем к вам в Тольятти, постараемся привезти новый альбом, обновлённую программу

Полное интервью с лидером тамбовской фолк-рок группы «Сколот»
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей