Эволюционное сальто. Как и почему совы стали ночными птицами
1 января 2023

Материал представляет собой перевод статьи, подготовленный в рамках работы студенческого переводческого бюро Тольяттинского государственного университета.

Миллионы лет назад один вид хищных сов сменил образ жизни с ночного на дневной и тем самым повлиял на некоторых современных хищников.

Источник: freepik.com

Не каждая сова – ночная. На земле живёт более 200 видов сов и, как известно, встретить их можно от заката до рассвета – именно тогда эти птицы выходят на охоту. Тем не менее, существуют «избранные» подвиды, которые ведут как дневной, так и катемеральный образ жизни. Катемеральные животные совмещают ночную и дневную активность, и их можно встретить в любое время суток.

Образ жизни животных определяется местом их обитания и способом питания. Например, белые полярные совы проводят лето в Арктике, где солнце светит от 12 до 24 часов в сутки, а питаются в основном крупными грызунами леммингами, которых легче всего поймать в тундре, пока светло.

Но что могло бы заставить таких охотников сменить образ жизни? Исследование, опубликованное в журнале PNAS, описывает «эволюционный переворот», затронувший одну из крупнейших ныне живущих групп сов, и представляет «впервые обнаруженные органические останки», свидетельствующие о дневном образе жизни предков этих птиц.

В центре внимания исследователей оказался хорошо сохранившийся скелет из формации Люшу на севере Китая (геологическое образование с палеомагнитным возрастом от 11 до 6,4 миллионов лет). Этот вид хищной птицы называется Miosurnia diurna. Её возраст исследователи оценили в 6–10 миллионов лет. В длину ископаемая сова достигала примерно 30,5 сантиметра. Было также установлено, что её ближайшими современными дневными родственниками являются кроличий сыч и ястребиная сова.

Палеонтологи из Китайской академии наук изучили размер и форму глазных, черепных и берцовых костей вымершей птицы. Они обнаружили, что морфологические особенности ископаемой совы имеют много общего с современными дневными совами подсемейства Surniini, в которое входят такие североамериканские представители, как болотная сова и рыжий воробьиный сыч.

В желудке древней птицы были найдены непереваренные остатки последнего приёма пищи – кости маленького млекопитающего. Такими же зверьками питалась и обитавшая в этом регионе пустельга – маленький дневной представитель отряда соколообразных. Как полагают исследователи, обе птицы вполне могли сосуществовать в зоне засушливой горной саванны вдоль Тибетского плато, но, вероятно, «их способы охоты различались».

В отличие от других древних сов, чьи органы зрения, слуха и даже обоняния приспособлены к охоте в ночное время суток, Miosurnia diurna оказалась более адаптирована к дневной охоте благодаря большим глазам и ушам изменённой формы, характерным для травяных сов, живущих в саваннах. Вероятно, именно место обитания повлияло на смену образа жизни сов. В исследовании высказывается предположение о том, что переход к дневному образу жизни произошёл из-за «расширения степной среды обитания и похолодания климата в позднем миоцене».

Джонатан Слэт, биолог из Общества охраны природы, считает, что нужно обратить внимание не только на среду обитания Miosurnia diurna, но и на её эволюционную историю. «Предположение о том, что в саваннах, возможно, жили совы, очень интересно», – отмечает он (палеонтологические данные о птицах на этих территориях пока не отличаются точностью). Кроме того, Слэт подчёркивает сходство ископаемой совы и рыбного филина, которого он изучает в Сибири. Обе птицы относятся к пёстрому семейству настоящих сов Strigidae и притом являются не совсем типичными его представителями. «Я чувствую между ними какое-то сходство. По современным стандартам эта сова необычна, как и рыбный филин», – заявляет Слэт. Несмотря на то, что рыбные филины ведут ночной образ жизни, у них отсутствуют важные отличительные признаки, необходимые для эффективной охоты в ночное время суток, такие как широкие лицевые диски и бесшумный полёт. Это может быть связано с тем, что они добывают пищу в реках, а не в лесах, и используют другие способы охоты.

Останки Miosurnia diurna вряд ли смогут многое поведать об особых охотничьих навыках совы, но ДНК скажет гораздо больше. В своей статье палеонтологи упоминают, что генетические основы дневной адаптации «могут стать плодотворной областью исследований». Но всё это указывает на гораздо более важный вопрос: что же сделало сову совой? Слэт, например, не делает никаких предположений и лишь говорит: «В совах мне нравится то, что они возникли совершенно неожиданно». Возможно, это и есть ответ на вопрос.

 

Источник

Переводчик: Светлана Клюканова

Редактор: Александра Москалюк

Просмотров: 982
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей