«Это не год в моей жизни – это целая жизнь за один год». Педагог Нина Цветкова о программе обмена American Field Service
22 октября 2020

Автор – ученица Школы молодого журналиста Дворца детского и юношеского творчества Тольятти Владислава Каленская

О путешествиях мечтают многие: хочется посетить разные страны, познакомиться с культурой, просто хорошо провести время в отличающейся от привычной среде. Но чаще всего это по силам только взрослым и уже состоявшимся людям. Что же делать, если ты подросток и мечтаешь об увлекательном приключении с путешествием в другую страну – прямо как в фильмах? Такую возможность предоставляют программы по обмену учениками. Одна из самых популярных – проект AFS («American Field Service») от фонда «Интеркультура». О том, как работает этот проект и какие возможности открываются перед его участниками, рассказала Нина Цветкова – учитель английского языка в школе села Тимофеевка Ставропольского района Самарской области, по совместительству – волонтёр программы AFS.

«Подружим детей бывших врагов»

– Как вы стали куратором проекта?

– Вообще я скорее не куратор, а волонтёр. Стала им абсолютно случайно. На предыдущее место работы (в школу) пришло письмо с предложением об участии в данной программе, чтобы у нас учились иностранные школьники. Для этого нужно было найти семью волонтёров, которая была бы готова принять на целый год иностранных школьников. И по счастливому стечению обстоятельств нашлась такая семья и нашлась девочка в том классе, где я была классным руководителем. Таким образом, первая иностранная студентка была ученицей из моего класса.

– В чём суть этой программы?

– Программа создана после Второй мировой войны, идея была такова: «Давайте подружим детей бывших врагов». Сейчас основная идея – показать детям из абсолютно разных стран, что в любом государстве все люди одинаковые. В какой-то степени они, конечно, отличаются – с точки зрения культуры, быта. Но никому не нужна война, никому не нужны конфликты. Ребёнок живёт в семье один учебный год – у него появляется уже две семьи: своя родная и та, которая его принимала. Естественно, конфликтовать, воевать и иметь какое-либо негативное отношение уже не хочется: «чужая» страна становится вторым домом. Также дети знакомятся с культурой, учат язык в школе, занимаются и изучают те же самые предметы в школе, что и их одноклассники, но в целом самое главное – это познакомить с традициями, обычаями, образом жизни людей той страны, в которую они приезжают.

– В чём ваша основная задача как волонтёра?

– Если не брать этот год с учётом пандемии (потому что все понимают, что ситуация очень сильно изменилась), моя функция больше кураторская. Тем не менее, в школе я веду у иностранных студентов русский язык, помогаю с адаптацией, провожу ориентационные мероприятия, обязательные для детей: четыре периода по два-три дня в течение года, когда с ребятами проводятся психологические занятия. Это делается для того, чтобы они осмыслили опыт, который приобретают.

«Ученик по обмену – это член семьи»

– Ученики какого возраста могут принять участие в этой программе?

– Всё зависит от страны (у каждой свои требования), от школьной системы образования, потому что ребёнок, который едет по данной программе, учится исключительно в школе. Но если говорить в целом – от 15 до 18 лет. И даже если школьник приезжает в возрасте восемнадцати лет, он всё равно учится в школе. Это не так просто, потому что здесь мы имеем дело с уже сформировавшейся личностью, а в школе, сами понимаете, есть контроль. Учителя у нас – как вторые мамы, особенно классные руководители.

– Какие  конфликтные ситуации могут возникнуть у учеников по обмену?

– При самом обмене как таковых [конфликтных] ситуаций обычно не возникает. Трудности могут возникнуть в семье, в школе. В школе, как правило, они редки, потому что подростки – они везде подростки, какого бы возраста и из какой страны они ни были. Как показывает опыт – это те же самые дети.

В семье же идёт столкновение культур: это как два айсберга, которые натыкаются друг на друга. И здесь уже на помощь приходит волонтёр: он работает с семьёй и с ребёнком в равной степени. Семья – тоже волонтёры, которые принимают на добровольной основе ребёнка в свою семью, при этом не имеют никакой финансовой поддержки, но получают колоссальный опыт. Это подтвердит любая семья, которая когда-либо принимала у себя ребёнка на длительный срок.

Могут возникнуть проблемы бытового уровня, языковые барьеры. Потому что, как правило, в самом начале ребёнок не говорит по-русски, а семья не говорит ни по-английски, ни уж тем более на каком-то другом языке. Но все эти проблемы решаемы. Каждый раз, перед тем как принять ребёнка, мы проводим беседы с семьями и [продолжаем это делать] на протяжении всего года.

У нас был итальянский мальчик, у которого дома убиралась исключительно бабушка. А здесь у него были обязанности в семье. Но от правил никуда не деться, ведь AFS-студент – это член семьи.

Воспитание космополитов

– С какими странами вы чаще всего работаете?

– Если брать наш город [Тольятти], то стабильно Италия, Таиланд, Китай, Франция, Боливия, Аргентина, Америка, Турция, Канада, вообще вся Европа, страны Востока, такие как Индонезия, Индия. Если в стране происходят какие-то боевые действия, в этот промежуток времени обмен не совершается.

– Что нужно ученикам из России для обучения в другой стране по этой программе?

– Во-первых, большое желание и осознание того, для чего вы едете. На самом деле, различных программ обмена существует достаточно много, все они, как правило, платные, и ребёнок должен понимать, зачем он едет, саму цель программы. Изучение языка – это хорошо и важно, но это не цель, а, скорее, средство общения. Без него невозможно понимать то, что происходит вокруг.

Во-вторых, ребёнок едет для того, чтобы жить самостоятельно, познакомиться с культурой другой страны. После обмена ребёнок – это уже практически взрослый человек, он может жить в любой точке земного шара. И неважно, в какую страну он съездил, где побывал.

Приезжают к нам подростки, мы их собираем в лагере в Подмосковье, встречаем их со всех городов, для того чтобы потом отправить в свои страны. И тот ребёнок, который приезжает в начале года с огромными глазами, не понимающий, куда он попал и что его ждёт впереди, становится взрослым человеком после всех сложностей, которые он преодолевает. С ним всегда рядом волонтёры, его семья, очень часто его друзья-одноклассники, люди, которых он встречает. Но основные трудности он преодолевает сам. И от этого дети взрослеют. Многие становятся потом «гражданами мира». Русские ребята, которые учились в других странах, поняли, что мир огромен, они хотят учиться в одной стране, работать в другой, путешествовать и узнавать остальные страны. И не только для него лично, а для того чтобы показать, что мы все люди и у нас одна цель: жить в мире и спокойствии.

Выучить язык и найти любовь

– Какие преимущества есть у участников программы во время поступления в вузы других стран?

– Я могу привести пример по нашей стране. Для ребёнка жить в среде – огромная возможность выучить русский язык. У нас были примеры, когда приезжали ребята, которые не знали английского (возможно, на самом базовом уровне). Им было трудно, но они и английский подтянули, и русский язык выучили. Это необязательно, но в конце года мы предлагаем сдать языковой экзамен на сертификат.

Был мальчик из Китая, который учил здесь язык – в этом году он поступил в Политехнический институт в Санкт-Петербурге. То же самое касается наших ребят. Есть те, кто уезжали учиться в Германию, изучали язык, потом возвращались сюда, находили вузы, которые сотрудничают с немецкими вузами – и точно так же потом совершали обмены. Моя первая студентка сдавала на сертификат, нашла для себя лингвистический вуз и на 3-м курсе в Италии подала заявку на получение гранта и полгода училась в Московском университете, изучала русский и литературу. Есть девочка из Финляндии – просто уникальный пример. Она учится в Оксфорде по стипендии и при этом изучает русский язык и литературу.

Какой была самая запоминающаяся история обмена?

– Она была не на моей практике. Эта история, мне кажется, впечатлила всех, кто её слышал. Небольшая группа молодых американцев, живущих во Франции, организовывает AFS (American Field Service) – Американскую полевую службу, целью которой была транспортировка раненых солдат с полей сражений. AFS начала работать в сентябре 1914 года. AFS-волонтёры купили на свои средства машины на заводах Форда и, переделав их в кареты скорой помощи, стали водителями на этих машинах. Все AFS-водители придерживались определённых принципов: они отказывались брать с собой оружие, уходя в рейс, отказывались участвовать в военных действиях, но не отказывали в помощи никому – ни французу, ни немцу. Их миссия – это сострадание.

Впоследствии спасатели и спасённые поддерживали дружеские связи, ездили друг к другу в гости. С началом Второй мировой войны AFS вновь сформировала добровольческие отряды. На этот раз волонтёры работали не только в Европе, но и в Азии и в Северной Африке.

К концу войны количество добровольных членов AFS достигло примерно двух с половиной тысяч человек разных национальностей и из разных стран.

Когда война уже подходила к концу, один из руководителей AFS Стивен Галатти выдвинул идею, которая пришлась по душе его товарищам. Он предположил, что если работать с детьми и подростками из разных стран, дать им возможность ближе узнать друг друга, познакомить с разными странами, обычаями и традициями, помочь освоить чужой язык, то война вообще станет невозможной. Так родилась идея, которая звучала так: «Давайте подружим детей бывших врагов!».

Обмены были разные, ситуации были разные. У нас был студент, который учился в одной из школ Тольятти. После обмена он написал книгу, в которой есть даже упоминание учеников школы из села Тимофеевка.

Наши дети (мы действительно можем их так называть), AFS-студенты из разных стран, прожившие в России такой долгий срок, становятся волонтёрами в своих странах. Очень часто возвращаются к нам. Есть истории, когда к принимающим семьям приезжают в гости, есть и истории любви. Очень интересно за этим наблюдать, смотреть, сопереживать. У нас в школе тоже есть принимающая мама. У неё слёзы на глазах, когда она со своей девочкой общается. Прошло уже больше двух лет, а они до сих пор общаются.

«It’s not bad, it’s not good – it’s just different»

– Сколько учеников из Тольятти участвуют в обмене?

– Из Тольятти, к сожалению, уезжают не так часто, но принимаем мы, как правило, пять-шесть человек в год.

– Каким должен быть ученик, для того чтобы «выжать» максимальную пользу из обучения в другой стране?

– Терпеливым, позитивным, воспитанным. Наверное, гибким, в первую очередь, умеющим приспосабливаться к разным ситуациям. Я сама у них этому училась. У нас есть слоган очень хороший: «It’s not bad, it’s not good – it’s just different» – «Это не хорошо, это не плохо – это просто по-другому». Этот слоган работает не только с культурой. Два человека, две семьи сталкиваются – это и здесь работает. Даже в одной культуре семьи бывают разные.

– Что нужно сделать, чтобы стать принимающей семьёй?

– Семье нужно обратиться к волонтёру или позвонить в организацию – там расскажут, где найти ближайшего волонтёра, с которым уже можно побеседовать, задать все интересующие вопросы. Самое главное, чтобы семья понимала три основных правила: первое – это будет не гость, а полноправный член семьи со своими правами и обязанностями; второе – нужно, чтобы у семьи не было мыслей о том, что они берут в свою семью репетитора по изучению языка; и третье – все члены семьи должны быть готовы к удивительному опыту. А всё остальное – второстепенно.

– Что делать, если русский ученик хочет принять участие в обмене, но у него в школе нет волонтёров, которые этим занимаются?

– На сайте AFS есть номер телефона, куда он может позвонить, и ему подскажут, где, когда и с кем он может пообщаться. У нас очень часто бывают дети из глубинок, с которыми мы общаемся, проводим собеседование. И с каждым ребёнком проводится собеседование, даже если он потом никуда не поедет. У нас в организации, в России, есть огромные плюсы. Есть много того, чего нет в других странах. У нас делают немалый акцент на русских детей, очень много организуется лагерей, куда приглашают иностранных школьников. В условиях пандемии это всё проводится онлайн. К примеру, сейчас идут онлайн-марафоны для детей через зум, скайп, где можно общаться с волонтёрами, которые сами участвовали в программе. Сотрудники офиса очень стараются, чтобы это всё не затихало, не потухало.

– Какой совет вы могли бы дать тем, кто очень хочет, но боится себя в этом попробовать?

– Одним из первых студентов у меня был итальянский мальчик, у которого был очень трудный год. Сам парень замечательный, но просто возникли сложности. Хотя, думаю, они были ему нужны, чтобы вырасти, ведь мы растём, когда преодолеваем трудности. И у него были несколько фраз, одна из которых: «Могло быть и хуже». А вторая – «Why not?» – «Почему бы и нет?». Я могу сказать тем, кто задумывается об этом: «Почему бы и нет?». Это уникальный шанс. Если бы у меня в своё время была такая возможность, если бы я знала про эту программу, я бы очень хотела в ней поучаствовать. AFS России, как и другие страны, часто проводят различные конкурсы, в которых можно получить частичную стипендию. Вся информация есть в соцсетях.

Бояться пробовать – нормально. Было бы странно, если бы мы ничего не боялись. Но огромный плюс именно этой организации – в поддержке 24/7. Когда возникает критическая трудность, можно поговорить – даже когда просто нужна психологическая помощь, чтобы осознать свой опыт и понять, через что нужно пройти. Главное – быть готовым, понимать, на что идёшь.

У нас есть ещё одна фраза, которую говорят волонтёры: «Это не год в моей жизни, это целая жизнь за один год». Самое главное, если уж решились, – слушайте своих волонтёров. И брать нужно по максимуму: учиться, развиваться, заниматься, ходить в кружки, учить язык.

Просмотров: 96
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей