По следам конкурса. Случайные люди дверью не ошибаются. Интервью с директором Объединения детских библиотек Тольятти Верой Уховой
18 сентября 2021

Автор – Ульяна Колмогорова, ученица Школы молодого журналиста ДДЮТ г.о. Тольятти

В 2021 году прошёл XII конкурс «Тольятти – город молодых». Его организаторы – первичная журналистская организация ТГУ при Самарской организации Союза журналистов России, Молодёжный медиахолдинг „Есть talk!“, администрация г. о. Тольятти и Дума г. о. Тольятти. В конкурсе приняли участие школьники и студенты в возрасте от 14 лет до 21 года, воспитанники творческих студий и школ юных журналистов. Начинающие журналисты представили свои работы в семи конкурсных номинациях. Обладателем Гран-при конкурса стала Ульяна Колмогорова, которая представила на суд жюри семь работ.

Молодёжный медиахолдинг «Есть talk!» в течение года публикует работы победителей конкурса «Тольятти – город молодых». Сегодня это подготовленное Ульяной Колмогоровой интервью с директором Объединения детских библиотек Тольятти Верой Уховой. Материал публикуется с минимальными редакторскими правками.

На первый взгляд, работа в библиотеке кому-то может показаться скучной и однообразной. Однако же здесь работают очень интересные люди, которые не просто любят тишину, книги и идеальный порядок на полках, а ценят общество своего читателя. Особенно если библиотека детская. Директор Объединения детских библиотек Тольятти Вера Александровна Ухова рассказала о работе с детьми, цифровизации и «выручай-комнате».

– Расскажите, как карантин повлиял на жизнь библиотек?

– Ограничения коснулись каждого из нас, как в личном, так и в профессиональном плане, поэтому на какой-то период библиотеки закрывались для обслуживания, и, конечно же, первое ощущение у всех – лёгкий шок. Мы впервые с таким столкнулись – лишились в один момент права выходить из дома, работать... Но из плюсов, которые нам дал этот карантин и все ограничительные меры, – мы очень быстро мобилизовали все свои силы, провели инвентаризацию всей техники, которая у нас есть, и очень быстро вышли в формат дистанционной работы. И буквально на второй день после объявления этих ограничительных мер у нас уже запустилась серия дистанционных видеочтений. И эти видеочтения продолжались до конца года.


Помимо этого, библиотекари снимали дистанционные занятия с детьми «ВКонтакте», поэтому для нас это был такой толчок для вынужденной цифровизации. Мы очень быстро перешли на дистанционный режим работы, и я этим горжусь. Когда мы провели инвентаризацию всего того, что у нас есть, мы поняли, что нам очень не хватает техники. Поэтому мы разработали проект, который называется «Лаборатория „Цифра“», выиграли грант, закупили цифровое оборудование, которое помогает нам, во-первых, снимать обучающие видеофильмы, во-вторых, проводить интерактивные занятия. Поэтому мы не только открыли для себя новый формат работы, но и улучшили свою материально-техническую базу.


– Насколько я знаю, ранее вы работали учителем русского языка и литературы в школе № 59. Как вы стали директором Объединения детских библиотек?

– По образованию я учитель русского языка и литературы, но в школу пришла работать не в качестве учителя, а как заведующий школьной библиотекой. И через какой-то короткий промежуток времени стала заместителем директора, который курировал вопросы информатизации. Статистика, компьютерные технологии – это то, что меня всегда привлекало. И параллельно для души у меня была библиотека как занятие с детьми. Десять лет я проработала в школе и поняла, что хочу больше свободы в творчестве и именно живого общения с детьми, неформального скорее. Поэтому я ушла работать в Центральную детскую библиотеку. Пять лет проработала заведующей. Это была возможность, когда ты можешь реализовывать свои идеи не только на территории одной библиотеки, но и в других, в разных районах, с разной целевой аудиторией. Поэтому мы запускали сразу несколько проектов и в Комсомольском районе, и в Автозаводском районе, и в Центральном районе. А с июня 2020 года я начала работать в должности директора Объединения детских библиотек Тольятти.

– Сильно ли отличается культурный уровень общей массы школьников от уровня тех ребят, что посещают библиотеку целенаправленно?

– Я не могу сказать так, потому что дети абсолютно разные и приходят в библиотеку с разной целью. Кто-то идёт за знаниями, кто-то за общением либо с библиотекарем, либо со сверстниками. А кто-то просто идёт для того, чтобы побыть в тишине, в одиночестве. Причём не всегда одиночество – это признак слабости. Это вполне нормальная реакция организма, когда ты хочешь побыть в тишине с самим собой, если тебе комфортно с собой. Поэтому не могу сказать, что библиотека – удел только высококультурных людей. Чем мы будем оценивать культуру? Библиотека для меня – это больше место, свободное от шаблонов, куда может прийти каждый. И мы должны создать такие условия, в которых у каждого была бы возможность найти то, что он ищет. Это такая «выручай-комната», как в «Гарри Поттере». Я за то, чтобы библиотека стала местом общим для всех.

– Много читают?

– Смотря с чем сравнивать. Конечно же, современные дети, наверное, больше читают в электронном виде. Поэтому сказать, что по объёму они читают меньше, чем их родители, нельзя. Меньше читают бумажных книг, в печатном формате – согласна. Но то, что они читают меньше, – нет. Тот объём информации, который они встречают в соцсетях, в мессенджерах, – это в разы больше, чем раньше читали их родители, а тем более бабушки и дедушки. Поэтому не могу сказать, что они читают меньше. Да, возможно, на взгляд взрослых, те книги, те источники информации, которые читают современные дети и подростки, не всегда находят у них положительную оценку. Но тут всё зависит от степени доверия, насколько ребёнок доверяет взрослому, его мнению. Поэтому я считаю, что всегда нужно находить компромисс.

– Как изменились литературные предпочтения школьников?

– Сейчас на первый план выходят жанры восточной литературы, фэнтези. Я думаю, это вызвано, наверное, модой кинематографа. Но при этом стала возвращаться мода на классику. Может быть, это тоже связано с трендами из соцсетей. Потому что когда появляются картинки про Чехова, цитаты его, тем больше, наверное, это цепляет и заставляет читать: «Что же там? А что там?». И мне кажется, что вот из таких классиков большей популярностью у подростков пользуется Чехов. Хорошо, когда дети из соцсетей возвращаются прочитать классику. Такой взаимообмен происходит.

– А кроме Чехова? Достоевский, Толстой?

– Толстого я бы не назвала, а Достоевского – да. Даже когда я училась в школе, для меня это был тот писатель, который перевернул моё сознание теми вопросами, которые вслух, наверно, боишься задать сам себе. Заставил посмотреть по-другому и на себя, и на окружающих, и вообще заставил пересмотреть многие вещи в подростковом возрасте. И Достоевский до сих пор пользуется популярностью.

– Если говорить о Достоевском, то какие произведения, помимо «Преступления и наказания», интересуют подростков?

– Я не могу сказать, дочитывают ли до конца «Братьев Карамазовых», вот честно, не могу сказать, но берут. И в «ЛитРесе» часто берут Достоевского, например «Бедные люди».

– А из зарубежной классики? Уайльд, Сэлинджер?

– Мне кажется, что зарубежная – это литература на все времена, и даже во времена моих родителей наш выбор был одинаковым. Наверное, я не смогу сказать, кто сейчас пользуется большей популярностью у подростков из зарубежных авторов. Мы в этом году хотим провести большое исследование, что же действительно привлекает: не просто проанализировать читательские формуляры наших пользователей, а именно побеседовать с людьми в соцсетях и в школах по поводу литературных предпочтений. Потому что как вот мы судим, пользуется ли книга спросом? Если я замечаю, что на территории этой библиотеки эта книга пользуется спросом, это не значит, что везде такая же тенденция. А мы хотим, чтобы у нас были более конкретные показатели, и мы бы точно тогда выстраивали свою тематику, исходя именно из литературных предпочтений детей, подростков.

– А есть ли такие произведения, которые с удовольствием читает не одно поколение?

– То есть, читали родители и теперь дети? Интересный вопрос. Мне кажется, это от семей зависит, семьи же разные тоже. Наверно, произведения Булгакова, потому что Булгаков как некий символ такого переходного возраста, когда ты задаёшь себе вопросы «Кто я в этой жизни?», «В чём смысл жизни?». Особенно в старших классах, конечно.

– А стоит ли заставлять читать?

– Мы тоже часто спорим на эту тему. Я думаю, что всё должно прийти в своё время. Человек всегда откроет именно ту книгу. Есть такая фраза: «Случайные люди дверью не ошибаются». Поэтому со временем твоя книга тебя найдёт, ты её найдёшь. Насиловать себя, потому что так надо, думаю, не стоит. Либо можно попробовать заинтересовать. Чтение должно приносить удовольствие. Если будешь это делать через силу, никакой пользы, никакого удовлетворения, никакого спокойствия внутри себя не ощутишь.

– Просто такое явление часто наблюдается в школе, когда надо что-то читать по программе, а многие не хотят.

– Совершенно верно. Но я думаю, главное – грамотно поставить проблемные вопросы перед прочтением книги. Ведь всю школьную программу можно обыграть по-разному: кто-то, например, для того чтобы заинтересовать учеников, заводит инстаграм-аккаунт от лица какого-нибудь писателя. Тут, конечно же, должно быть огромное мастерство педагога.

– Какая книга лучше для восприятия: бумажная или электронная?

– Это всё тоже очень индивидуально. Например, мой сын спокойно читает электронные и бумажные. Для меня электронная книга – только, наверное, на время долгих перелётов. Мне так неудобно. Для меня это должна быть традиция: открыть книгу, держать её... То есть мне важны тактильные ощущения. Для другого поколения, я думаю, уже подходит чтение не с перелистыванием, а таким смахиванием страниц с экрана мобильного телефона. Это тот переходный этап, который неизбежен. Мы уже поняли, что книга существует в двух форматах, это реалии сегодняшнего времени, поэтому говорить, что совсем плохо читать в электронном виде, тоже невозможно. Каждый выбирает сам. Я вообще за свободу. У каждого должна быть свобода, иначе зачем мы живём, да?

– Как думаете, стоит ли опасаться дальнейшей цифровизации?

– Вот, видите, карта будущего: угрозы, вызовы и тренды 2035 года. Это неизбежно. Это будет, конечно же, новая форма жизни, наверное. Но это всё приходит к нам настолько постепенно, что, я думаю, человечество с этим справится.



Мы же уже не можем представить себя без кредитных карт, мобильных телефонов. Это всё часть нашей жизни, поэтому библиотека точно так же будет меняться, как и всё вокруг нас. Когда меняется мир вокруг, меняется человек, у него появляются совершенно другие потребности, поэтому, хочешь не хочешь, мы должны соответствовать этим потребностям, решать проблемы людей, которые к нам приходят. Поэтому, мы будем искать новые форматы работы, и это неизбежно... Но при этом мы, конечно, хотим остаться тем местом свободного общения, в которое ты можешь всегда просто прийти, когда ты устанешь общаться только онлайн, и свободно, без ограничений пообщаться с живыми людьми. Мне кажется, что библиотека – идеальное место для психологической разгрузки.

– Смогут ли библиотеки работать на удалёнке?

– Не могу сказать... Всё-таки мы детские библиотеки и подразумеваем живое общение с детьми, со взрослыми, с родителями, с педагогами. Поэтому дистанционная работа – это только часть. Сложно сказать, что она даже сейчас занимает, например, 50 % от общей работы. Продолжаются всё те же очные мероприятия, библиотека без такого живого общения с людьми, на мой взгляд, пока невозможна.

– Может ли Россия вернуть себе статус «самой читающей страны»?

– Это очень глобальный вопрос. Всё зависит от вас, по сути. Я сделала всё, что могла, честно (смеётся). Дальше только за вами выбор. Ну, правда, конечно, хотелось бы. Я буду надеяться, что это какой-то временный этап, когда у нас вся жизнь идёт волнами. Всё зависит только от молодых.

– Какие проекты реализуются библиотекой?

– Очень много. Самый главный – проект создания модельной библиотеки на базе Центральной детской библиотеки имени Пушкина. Большой проект, масштабный. Библиотека имени Пушкина находится по адресу: улица Горького, 42, там 200 квадратных метров, и сейчас она полностью пустая. Такого не было с 1968 года (то есть с самого переезда. – Прим. ред.). Сейчас там просто голые стены. Оттуда вывезли фонд, стеллажи, столы, стулья, вообще всё-всё-всё. И в течение ближайших месяцев там начнётся ремонт. А потом будет закуплена новая мебель, техника, 3000 современных детских книг, настольных игр... Там изменится всё: от внешнего вида до мероприятий, которые будут проводиться. Работа сложная, но, надеюсь, мы всё сделаем, и уже осенью библиотека откроется. Помимо этого сейчас идут именно грантовые проекты, научпоп сейчас очень популярен. У нас есть проект «Научная среда», ведётся как онлайн, так и офлайн. Это познавательные занятия, эксперименты для детей. В Комсомольском районе он реализуется. Проект этот стал победителем грантового конкурса «Химия добра», который устраивала компания «Тольяттиазот».


У нас стартует проект, поддержанный «Тольяттиазотом». Это конкурс «Читаю быстро» – конкурс скорочтения, который будет проходить уже в третий раз. Он собирает очень большое количество участников в возрасте от 6 до 17 лет, которые тренируются в скорости прочтения и понимания текста. То есть старшие школьники уже не только на скорость, но и на понимание, как быстро они могут усваивать информацию.

– Как много у вас филиалов? В чём особенность каждого?

– У нас 15 библиотек в городе. Несколько из них – именные, например, библиотека Андерсена, Бианки, Линдгрен и Пушкина. То есть это те библиотеки, у которых, помимо основной работы, есть ещё цикл мероприятий, направленных на продвижение имён детских писателей. Практически все библиотеки у нас – это многофункциональные центры, которые могут работать как с малышами, так и с подростками. Читатели идут на личность, как к учителям в школе. К кому-то ты идёшь, даже если его предмет тяжёлый, но что-то тянет и тебе нравится это общение. Точно так же и с библиотекарем. Это настолько индивидуальная профессия, важно умение разговаривать с конкретной аудиторией.

– Можете посоветовать пять хороших книжек родителям для детей?

– Мне кажется, рекомендовать книги – это как в аптеке выдавать только по рецепту. Я, например, могу порекомендовать то, что сейчас буду читать вместе со своим сыном. У меня сыну 13 лет, и мне кажется, что вот это должно его заинтересовать. Он абсолютно современный подросток, сидит в компьютерных играх. Но я просто хочу это прочитать для себя и дать ему. Поэтому, мне кажется, рекомендовать я бы не рискнула: всё зависит от семьи, возраста. Если есть такая книга, которая даст повод поговорить с подростком, – это хорошо, она может быть даже не очень хорошей, но когда ты начнёшь обсуждать, почему она не такая, вы начнёте спорить. Это естественная ситуация, когда каждый может иметь свою точку зрения. Книга – это общение тебя и автора, тебя и другого человека. Надо искать...

Просмотров: 60
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей