Встреча с первой любовью. Разговор с театральным режиссёром Леонидом Дмитриевым о постановке к юбилею Тургенева

Автор – ученик 9-го класса школы № 81 г.о. Тольятти

В мае в театре «Дилижанс» состоится приуроченная к 200-летию Ивана Тургенева премьера спектакля «Первая любовь» (12+) по его одноимённой повести. Режиссёр-постановщик спектакля Леонид Дмитриев рассказал о том, как идёт подготовка к премьере.

– Опыт первой любви есть у каждого человека. Не потому ли вы выбрали эту нестареющую тему?

– Конечно, это одна из причин, потому что действительно каждый человек испытывал это чувство. Бесспорно – это возможность пообщаться с каждым зрителем. Кто бы ни пришёл к нам, они будут вспоминать свою первую любовь.

– Какими средствами вы хотите воссоздать неповторимую атмосферу тургеневского мира?

– О, с выбором выразительных средств у нас очень интересно, потому что постановка будет решена не в классическом варианте. Наша задача – найти такие универсальные образы, которые могли бы существовать в любое время, но, разумеется, отсылку к XIX веку мы сохраним. Те выдержки, которые взяты из самой повести, будут представлены без изменений, поэтому, я думаю, два основных средства, которые будут притягивать нас к той эпохе, – это костюмы и текст Тургенева. Костюмы решены в целом в современном ключе, но будут и классические элементы.

– Как справляются актёры с передачей особенностей языка и манер поведения середины XIX века?

– Тут всё по-разному, зависит от наигранности. Тем, кто уже играл в классическом материале, это даётся проще. Очень многое зависит от базового уровня знаний, эрудиции. Тем, кто читал хотя бы два-три классических романа, на первых порах гораздо проще подбирать язык. Все этюды, то есть выходы на сцену, они делают в импровизационном порядке, если не знают текст, но знают основную мысль. Все актёры находятся на разных уровнях постижения материала.

– Легко ли даётся ключевому актёру его роль?

– Кто ключевой актёр – трудно сказать, в этом спектакле три ключевых образа, но в общем подбор актёров более чем удачный. Как справятся – легко или нелегко – это вопрос к ним. Но я как режиссёр доволен нашей динамикой развития.

– Бывают ли на ваших репетициях творческие обсуждения?

– Да, конечно! У нас обсуждения проходили в два этапа. На первой репетиции мы с актёрами обсудили повесть. Многие оригинальные идеи и мысли пришли по поводу образов их персонажей. После серии подготовительных этюдов мы уже прочитали инсценировку. Да-да, было много мнений, много интересных мыслей... Режиссёру очень полезно находиться в связке с актёрами. Своя мысль и своя идея – это хорошо, но очень здорово, когда актёры тоже что-то вносят, потому что им играть в конечном итоге.

– Допускаются ли импровизации по ходу действия?

– Вообще, здоровая и полезная импровизация допускается, конечно, если мы увидим её уместной и весёлой (смеётся) и если актёр способен на это. Некоторым актёрам, которые имеют свойство увлекаться и уходить от сюжета, не следует, однако, забывать, какую историю мы рассказываем.

– Как задумываются декорации, костюмы?

– Декорации создаются в несколько этапов. На подготовительном этапе режиссёр в голове определяет некий художественный образ, к которому будут «притянуты» внешние средства выразительности: декорация, костюмы, свет. Сначала я думал, что всё будет решено в классическом ключе, но, обсудив этот вариант с художником по декорациям Вячеславом Пушкарёвым и посоветовавшись с художественным руководителем Виктором Мартыновым, принял решение делать всё в более условном лаконичном стиле. В процессе работы мы пришли к итоговому варианту, который вы и увидите на премьере.

– Какие трудности на пути к премьере приходится преодолевать?

– Это всего лишь мой второй репертуарный спектакль. До этого у меня были, как правило, работы на фестивали. Тут есть существенные различия. При подготовке к фестивалю художественный образ, костюмы, декорации – всё собирается в голове режиссёра и делается своими силами. А когда ставишь репертуарный спектакль, возникают трудности при контакте с командой, потому что сложно свою мысль и видение донести до другого человека. Так или иначе, он внесёт что-то от себя.

– Есть ли эталоны, с которыми вы сверяете своё искусство?

– Это очень интересный вопрос. Конкретно с этим спектаклем, если честно, я не могу сказать, что стремился к каким-то образцам. Но если говорить о режиссуре в целом, то мне нравится стиль Александра Таирова начала XX века. Из современных режиссёров – стиль Григория Козлова в Петербурге. Это два очень разных направления, но в каждом из них я нахожу что-то, что мне нравится.

– Могут ли быть чем-то полезны моему поколению истории любви тех времён?

– Я очень надеюсь, что будут полезны (смеётся). Показывать спектакль мы будем именно вашему поколению, в первую очередь. Я думаю, что те эмоции, которые переживает главный герой повести, близки людям нашего времени. Понятие любви сейчас сильно изменилось, оно трансформировалось, но чувственная основа осталась прежней. Думаю, любой парень был когда-то безответно влюблён и сможет узнать себя в герое спектакля.

– Правильна ли моя гипотеза, что только замечательный актёр может стать замечательным режиссёром?

– Это всё звучит как комплимент (смеётся). Бывают разные случаи... Считается очень полезным для режиссёров какое-то время поработать актёрами, узнать эту «кухню» изнутри, чтобы было проще выстраивать диалог с исполнителями. Это очень частая практика – когда актёры постепенно переходят в режиссёры. Честно говоря, я в профессиональной сфере никогда не встречался с человеком, который был бы исключительно режиссёром и никогда не работал актёром. Будучи ещё студентом, я с такими сталкивался, и это плохо. Неопытные режиссёры, как правило, не могут толком объяснить, чего хотят, и не умеют правильно поставить задачи. Во время обучения на режиссёрском факультете у студентов вплоть до выпуска есть актёрские пары, и это нормальная практика. А вот на счёт замечательности – это уже отдельный разговор. Но про мою режиссёрскую замечательность пока ещё рано говорить (смеётся).

Фото автора.


Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей

logo_radio.png