Научный полк. Почётный профессор ТГУ Юрий Кустов – о своём фронте за линией фронта

Юрий Кустов, профессор-консультант кафедры «Педагогика и методики преподавания» Тольяттинского государственного университета (ТГУ), был одним из тех, кто пережил непростые годы Великой Отечественной войны в юном возрасте. О своих детстве и юности, о жизни в тылу и поэтапном личностном росте он рассказал корреспонденту Молодёжного медиахолдинга «Есть talk!» в рамках акции «Научный полк».

Юрий Андреевич Кустов – ветеран ТГУ. Из 69 лет общего стажа педагогической работы 66 он отдал Тольяттинскому госуниверситету. Шесть лет проработал проректором по учебно-воспитательной деятельности. Юрий Кустов – автор 315 научных публикаций, в том числе 36 монографий и учебных пособий, а также редактор 19 тематических сборников научно-методических работ. Среди его достижений – организация лаборатории педагогики высшей школы в техническом вузе, основание школы повышения методического мастерства преподавателей вуза без педагогического образования, создание и внедрение в практику системы обязательного минимума внеучебной работы студентов и многое другое. Под его научным руководством подготовлено и защищено 34 кандидатские и четыре докторские диссертации.

Первый «эксперимент». Детство. 1930–1937

– Я родился в 1930 году в селе Красные Дома Елховского района Самарской области. Мои родители были крестьянами, а потом перешли в колхоз. Это время было периодом ликвидации безграмотности в стране. В моей памяти отложился визит в наш дом комсомольца, который обучал мою мать грамоте. Мне тоже хотелось научиться читать и писать. Запомнил также закрытие церкви в нашем селе: мы с мальчишками подбирали выброшенные из неё ризы, иконы.

Помню и первый в жизни необычный «эксперимент». Мой отец, помимо колхоза, работал ещё и приёмщиком зерна. Однажды зерно в амбаре, где оно хранилось, пропрело, и для просушки его решили спустить самотёком на подложенный брезент. Мы с братом Сашей крутились около работников и заметили, что на самый верх амбара ведёт лестница. Забрались туда и увидели в зерне воронку. Чтобы испытать скорость высыпания зерна, я решил прыгнуть в эту воронку. Вначале зерно затянуло мои ноги, но я проявил определённый интерес и решил проверить, когда меня самотёком зерно затянет так, чтобы я не смог выбраться из него. И дождался до того, что воронка из зерна затянула меня по пояс. Попытался выбраться – бесполезно. Это как воронка воды, только из зерна... Между тем меня продолжало дальше затягивать в воронку. Брат, увидев, что меня затянуло уже по грудь, побежал к отцу, стал плакать и кричать: «Юрка тонет!» Отец сразу догадался, в чём дело. Он побежал наверх, прыгнул в воронку, при этом меня уже окончательно завалило с головой зерном. Отец кричит: «Протягивай руку!» А я уже не могу ею пошевелить. Тогда он раскопал меня из зерна и за подмышки буквально вытащил из него.

В конце 1937 года моя мать – Татьяна Егоровна – заболела воспалением лёгких и умерла в больнице. В итоге мы, четверо детей, остались на попечительстве отца. Мы наполовину осиротели, нам нужно было с этим как-то справляться, а ещё и думать о получении образования.

Новый дом, повседневный быт и проводы братьев в армию. Отрочество. 1937–1941

– На зерноуборке отец познакомился с женщиной, на которой потом женился, и мы переехали в районное село Елховка. Нас было четверо детей, а у мачехи – своя дочь Зинаида и сын, который жил в городе. С Зинаидой мы жили дружно, она училась в старших классах, а я только пошёл в школу.

Чем я тогда занимался, помимо учёбы? Несмотря на то, что мне было лет 10–11, я много трудился по дому, ухаживал за домашним скотом, кормил его, убирал за ним навоз. Приходилось много работать и на огороде. Копались мы там каждую весну и лето допоздна. Тогда же меня приняли в пионеры, и мы занимались активной общественной деятельностью: помогали пенсионерам, собирали макулатуру и так далее.

А накануне войны семьёй проводили в армию старших братьев – Максима, который жил уже отдельно, и Николая. Уже позже, во время войны, мы получили известие, что оба они пропали без вести.

 

Начало войны, знакомство с эвакуированными и работа за линией фронта. Юность. 1941–1945

– Известие о начале войны нас очень встревожило. Летом 1941 года, уже во время войны, за активное участие в пионерском движении я впервые был направлен в пионерский лагерь.

По возвращении из пионерлагеря узнал, что в наше село приехало много эвакуированных. Тогда я и познакомился со своим тёзкой – Юрием Попандопулосом, сыном греческого посла в Москве. Юрий продолжил учёбу в нашей школе. Он был культурным и образованным юношей. В Москве он вместе с родителями посещал театры, кино, много читал. Он оказался более развитым, чем я, сельский парень. Мы подружились: вместе ходили в лес, бродили по лугам, разговаривали. При этом он часто напевал мне арии из любимых им опер и оперетт. От него я впервые услышал арию «Сердце красавицы склонно к измене»... Огромный интерес у меня вызывало содержание прочитанных им книг – Юрий пересказывал мне их. Рассказал он мне и про «Трёх мушкетёров» Александра Дюма, только вот произносил это название и ударение ставил по-особому – «Три мушкетюре».

Такое общение для меня было очень важным, и я с жадностью впитывал всю информацию, которой он со мной щедро делился. Сейчас я понимаю, что именно от Юрия я много получил в области культуры и манеры поведения. А он в свою очередь нашёл во мне благодарного слушателя.

Приехал Юра в наше село с бабушкой. Они нуждались в продуктах, и я втайне от родителей частенько подкладывал что-нибудь из еды в портфель, с которым он к нам приходил. При этом он говорил: «Бабушка меня ругает за всё это, надо прекращать». А я отвечал: «Ничего, мы поделимся». И продолжал подкладывать ему хлеб, крупу, картошку.

Во время войны у нас в доме жили разные эвакуированные. Мне запомнилась Катя – актриса и певица из Ленинграда. Жила она с дочкой Леной и была вынуждена работать уборщицей в ветеринарной больнице. Однажды я повёл туда на уколы нашу корову. Подхожу к ветлечебнице и слышу – как будто какое-то радио работает. Оказалось, что это пела Катя, чтобы не потерять голос и квалификацию. Зацементированный пол, стены – акустика в здании ветлечебницы была хорошая.

Как оказалось, эвакуированные были совершенно не приспособлены для жизни в сельской местности. Напилить и расколоть дрова, запрячь лошадь – всё это они делать не умели, поэтому приходилось им помогать. За это они нам были очень благодарны, вели себя дружелюбно. Однажды у нас в доме поселились три девушки, демобилизованные из армии. Устроились работать: одна на почту, две других – в местный клуб. Жили мы мирно, но однажды я был вынужден с ними «повоевать». Дело в том, что мы с родителями заготовили на зиму дрова и спрятали их в подвал, потому что по договору квартиранты были обязаны отапливать помещение сами заготовленными ими дровами. Но когда я ушёл в школу, они нашли ключ от подвала и стали использовать наши дрова. Только весной я обнаружил, что в подвале пусто. Оказалось, что всё это время девушки-квартирантки потихоньку расходовали дрова из наших запасов. Как говорится, ну что я мог в этом случае с ними поделать?

Во время войны я участвовал в сушке картошки для фронта, сдавал со своего дома молоко, яйца, шерсть. Такой был государственный налог. В хозяйстве у нас тогда были корова, свинья, несколько овец и огород на десять соток. Вести это хозяйство было тяжело, особенно ухаживать за большим земельным участком, который нужно вручную вскапывать, засаживать, пропалывать и своевременно убирать урожай.

Поскольку отец работал в совхозе «Коммунар», мы с мачехой каждое лето ездили на корове, запряжённой в рыдван, к озеру и косили около него траву и камыш. Называлось это озеро «Бабья Грива». Я пытался косить траву косой. Мачеха поощряла моё занятие, и впоследствии я сам полностью заготавливал сено и камыш для скота.

В старших классах я вступил в комсомол, был секретарем школьной комсомольской организации. Под руководством райкома комсомола организовывал внеучебную деятельность молодёжи нашего села. Село Елховка – это Самарская область, а до неё военные действия как таковые не дошли. Мы, дети войны, труженики тыла, испытывали в те годы недостаток питания. Всё было по карточкам, нам не хватало продуктов, частенько мы голодали.

Об окончании войны мы узнали случайно. С сестрой Клавой трудились на огороде, сажали картошку. Тут на свой участок пришла соседская бабушка и давай нас ругать: «Вы что делаете! Такой праздник, а вы работаете!» Я спрашиваю: «За что вы нас ругаете, что случилось?» И тогда она сказала, что наша армия победила, война закончилась. Мы с сестрой обрадовались, побежали домой, спрашиваем мачеху: «Почему ты нам не сказала, что объявлена победа, праздник?» А она нам отвечает: «Ну ничего, поработали бы ещё, отпраздновали бы потом».

День рождения и выбор профессии. После войны. 1945–1956

– Когда я учился в старших классах, случилось большое несчастье: сгорел наш дом. Мы не успели вынести свои вещи и документы. Сгорели все свидетельства о рождении. Отец не помнил наши дни рождения, помнил только годы рождения. Это нынешнее поколение делает своеобразный культ из своего дня рождения, а на селе в то время дни рождения, как правило, не отмечали. Поэтому, когда начали восстанавливать документы, спросили: «Когда у тебя день рождения?» Ну как когда? Вот снег растаял, солнце начало припекать, картошку посадили. Решили, что датой моего рождения будет 12 мая.

Весной 1948 года я получил аттестат зрелости, встал вопрос о выборе профессии. Сын мачехи жил в Ленинграде, был морским офицером. Как-то он приехал к нам в гости. Глядя на него, одетого в офицерскую форму, я решил, что тоже буду морским офицером. Через военкомат сделал запрос в Ленинградское высшее мореходное училище о возможности поступления в него. Ответа ждал очень долго. Не дождавшись, решил поступать в Куйбышевский медицинский институт, который закончила сестра Зинаида. Сдал вступительные экзамены, приехал домой, а там лежит письмо с вызовом в Ленинградское высшее мореходное училище. Что делать? Документы уже сданы в мединститут. Тогда я не сообразил, что можно их забрать и поехать в Ленинград.

Потом узнал, что по результатам конкурса в медицинский институт я не прошёл: на вступительных экзаменах получил тройку по физике. Возвращаться домой с таким результатом очень не хотелось. В областной библиотеке, где я занимался подготовкой к вступительным экзаменам, увидел объявление о дополнительном наборе в Куйбышевский педагогический институт на физико-математический факультет по отделению физики. Решил пойти туда, вспомнив слова отца: «Неплохо бы тебе быть учителем. Отпуск у учителя два месяца». И вот через четыре года в итоге упорного труда я с отличием закончил физико-математический факультет.

Во время учёбы в институте каждое лето организовывал команду студентов для работы вожатыми в пионерских лагерях города Куйбышева. Этому способствовала моя деятельность секретаря комсомольской организации физико-математического факультета института.

Работая старшим вожатым в пионерских лагерях, я продолжал свою деятельность по формированию у молодёжи лучших личностных качеств, которую начал, будучи секретарём комсомольской организации школы. Дело в том, что в районном селе существовала своеобразная элита, состоящая из руководителей многочисленных учреждений района, занятых организацией работы своих подразделений. А вот их дети, будучи материально обеспеченными, не были вовлечены ни в домашний труд, ни в общественно-полезный труд в колхозе. Им надо было чем-то заниматься, кроме учёбы, и зачастую они могли заниматься воровством, грабежами. Периодически их арестовывали. Молодёжь из небогатых семей видела, что такая «лёгкая» жизнь приводит к тюрьме, поэтому мы стремились заняться важным и полезным для общества делом. Лично я, будучи студентом, преподавал физику, математику и черчение в вечерних школах города Куйбышева.

По окончании института, как отличник учёбы, я получил возможность распределения по собственному выбору. Мой выбор пал на должность учителя физики в школе № 2 Портпосёлка в городе Ставрополь. В этой школе учились дети строителей Куйбышевской гидроэлектростанции. В августе 1952 года со старым чемоданчиком я прибыл пароходом по месту распределения. Четыре года я отработал в этой школе учителем физики и в должности заведующего учебной частью. Помимо ведения уроков, выступал с лекциями перед населением, а летом работал старшим вожатым в пионерском лагере Куйбышевгидростроя на реке Сок, впадающей в Волгу. Именно там я встретился со своей будущей женой Валентиной, которая приехала из педагогического училища на практику в качестве пионервожатой. Вместе с Валентиной мы уже почти 70 лет.

Попытка получения второго высшего образования и несостоявшееся научное исследование по химии

– Просто работать учителем и не расти дальше я не мог. Чувствовал, что топчусь на месте. Пришёл к выводу, что мне нужно получить второе высшее образование. Для этого выбрал Тольяттинский политехнический институт (ТПИ, ныне ТГУ). Но из всех предметов, необходимых для зачисления в него, мне не хватало химии. Я проштудировал солидный том по этому предмету. По окончании экзамена преподаватель сказал мне: «Слушай, зачем тебе вторая специальность? Хотя я и поставлю тебе хорошую оценку, не лучше ли тебе вместо этого пойти к нам преподавателем?» Сначала я с ним не согласился и был зачислен студентом, стал ходить на занятия, слушать лекции. Но мне это не нравилось пассивностью в роли слушателя, и поэтому я решил перейти на преподавательскую работу. Встал вопрос о выборе направления для моих научных исследований. Преподаватель, которому я сдавал экзамен по химии, предложил тему, связанную с выявлением уровня активности химического элемента рения в люминофорах. Когда наступил момент проведения экспериментов с очень редким и дорогим рением, руководитель исследования заявил: «У меня этого рения миллиграммы, поэтому дать я его тебе не могу». Пришлось исследования отложить.

И тут закончившие аспирантуру в Куйбышевском пединституте и работавшие вместе со мной в ТПИ преподаватели Пётр Михайлович Шаронов и Анатолий Эммануилович Лившиц подсказали заняться исследованиями в области педагогики. По их совету я поступил в заочную аспирантуру Куйбышевского пединститута и начал работать над темой «Система взаимосвязи курса физики с политехническим образованием учащихся в области электротехники». При этом я широко использовал опыт своей работы учителем физики в школе.

Только в 1965 году я защитил по этой теме диссертацию и получил диплом кандидата педагогических наук. Затем работал над проблемой преемственности профессиональной подготовки молодёжи в профессионально-технических училищах и технических вузах. А в 1991 году получил диплом доктора педагогических наук за защиту докторской диссертации по этой теме. В последующие годы организовал коллективные педагогические исследования по проблеме непрерывного профессионального образования не только в ТПИ, но и на базе ряда профессиональных учебных заведений Самарской области: Самарском государственном профессионально-педагогическом колледже, Сызранском губернском колледже, сельскохозяйственном институте в городе Кинель Самарской области, Тольяттинском машиностроительном техникуме, Техническом колледже АВТОВАЗа, Тольяттинском социально-экономическом колледже, Профессиональном училище № 44 г. Тольятти. Результаты исследований, проводимых на этих экспериментальных площадках, публиковались в многочисленных сборниках научных трудов, монографиях и защищаемых диссертациях. Они были признаны общественностью как результат деятельности исследователей моей авторской научной школы, о чём в 2013 году Российской Академией Естествознания мне был выдан сертификат № 00796 «О присвоении почётного звания „Основатель научной школы“ по направлению исследований „Актуальные проблемы непрерывного профессионального образования“», подписанный президентом академии доктором наук, профессором Михаилом Юрьевичем Ледвановым. В настоящее время эта научная школа успешно продолжает коллективные педагогические исследования в указанном в сертификате направлении.

С высоты прожитых мною лет, осмысливая свой жизненный путь и рост от сельского школьника до доктора педагогических наук, профессора, академика, хочу сказать, что на формирование меня как личности большое влияние оказала привычка и умение трудиться как физически, так и умственно, желание всесторонне развиваться, ставить перед собой высокие общественные и научные цели и добиваться их достижения. Немаловажным фактором в своём развитии считаю общение и творческое взаимодействие с окружающими людьми.

Желаю современной молодёжи максимально продуктивно использовать годы обучения в университете для своего всестороннего развития и реализации в социуме.

«Научный полк» – акция Министерства науки и высшего образования Российской Федерации. Мы рассказываем о студентах, сотрудниках и преподавателях Тольяттинского госуниверситета – участниках Великой Отечественной войны, тружениках тыла, об их вкладе в победу над фашистской Германией и об участии в жизни вуза в послевоенные годы.

Просмотров: 98
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей