«Эмиль Большая Голова», или Как полюбить себя. Рецензия на конкурсный эскиз XIII фестиваля «Премьера одной репетиции»

Красота внутреннего мира и уродство мира внешнего, принятие собственных недостатков и важность родительской любви – эти вечные темы раскрываются в эскизе по пьесе Светланы Баженовой «Эмиль Большая Голова» (12+), поставленном на сцене театра «Дилижанс» режиссёром Алёной Савельевой и художником Елизаветой Будко в рамках XIII фестиваля «Премьера одной репетиции».

Секрет королевы

Деспотичная Стефана (Ольга Стенина) управляет королевством, в котором нет места некрасивым людям. Она разыскивает уродцев, заставляет их танцевать на дворцовой площади, а после безудержного веселья казнит. Сама Стефана, разумеется, величественна и хороша собой, однако, у неё есть «страшный» секрет – её уродливая дочь Розали (Яна Еприкян), которую она скрывает в подземельях замка. «Принцесса Розали страшно красива. Говорят, кормилица, увидев Розали впервые, скончалась на месте от разрыва сердца» – такая легенда бытует в королевстве.

Недалеко от замка, в лесу, находится мастерская Эмиля (Павел Зотов), талантливого изобретателя. Голова его настолько большая, что её приходится стягивать ремнями. От грозной королевы Эмиля прячет придворный Базиль (Пётр Зубарев). Однако делает он это не из благих намерений: он пользуется творениями изобретателя, чтобы угодить королеве.

В основе сюжета – история взаимоотношений Эмиля и принцессы Розали: их нежные чувства, одно на двоих мышиное горе, а главное – искреннее желание дружить. Но эта постановка не о дружбе или любви. Прежде всего, это гротескная история о зависимости людей от общественного мнения, о любви к себе и принятии собственной внешности, а также о гуманном воспитании, которое так важно для формирования адекватной самооценки.

Красота и уродство

Второстепенные герои эскиза – придворные уродцы: сиамские близнецы (Александр Кудрявкин), гитарист с шестью пальцами и мешком на голове (Илья Домбровский), бородатая женщина (Екатерина Зубарева) и однорукий Жэф, роль которого также исполняла Ольга Стенина. Со своими ролями актёры театра справились превосходно: перед зрителями предстают чудаки, которые искренне хотят радоваться жизни, несмотря на свою внешнюю непривлекательность. И всё же создаётся ощущение, что их образы не полностью проработаны. Зрители видят лишь внешнее уродство, однако внутреннее состояние героев совершенно иное. У каждого из этих персонажей значительный потенциал, но им недостаёт психологизма, глубины, более яркой индивидуальности.

Важная роль в эскизе отведена художественному оформлению и декорациям, благодаря которым художник Елизавета Будко и режиссёр Алёна Савельева будто погружают зрителя в мрачную атмосферу сказок Тима Бёртона. Сцена условно делится на три части. В левом углу – мастерская Эмиля: маленькие стол и стул, лампочки, множество ниточек, которые, словно паутина, оплетают всё пространство. В центре – поляна, обрамлённая двумя холмиками. Справа – величественная железная башня – готический замок Стефаны. Всё вокруг тёмное и причудливо-страшное, напоминающее одновременно и готический склеп, и жуткий лес, и мрачное подземелье.

На презентации эскиза Алёна Савельева отмечала, что её задумка состояла в том, чтобы все нити, соприкасаясь друг с другом, непрерывно колебались, вибрировали. Так режиссёр хотела провести ассоциативную параллель с процессами в подсознании человека.

– Люди говорят неосторожные слова, осознанно и неосознанно обижая друг друга. Особенно это сказывается на неокрепшей детской психике. С каждой такой фразой недовольство собой растёт, всё в голове путается, как нити в спектакле, оплетающие сцену, – поделилась мыслями о постановке зрительница Анастасия.

«Дилижансовский» спектакль

Идея спектакля действительно хороша, но всё же эскиз требует доработки. Режиссёр и художник будто бы терялись в большом пространстве. Эксперт фестиваля Оксана Кушляева, театровед и театральный критик, справедливо отметила, что актёрам требуется работа с хореографом для лучшего взаимодействия с декорациями и более точной передачи смыслов:

– Это то пространство, в котором, если дальше работать со спектаклем, нужен будет хореограф. Здесь необходимо существовать достаточно точно. Важна жёсткая форма – пластическая, хореографическая, какая угодно. Потому что пространство действительно предполагает работу с этими конструкциями, со всем этим хрупким миром, в котором либо нужно затаиться, чтобы тебя не заметили, либо ты уже что-то огромное и к тебе очень много внимания.

Возрастное ограничение эскиза – 12+. Однако многие зрители справедливо отметили, что у спектакля нет чётко выраженной целевой аудитории. И это, скорее, недостаток: для взрослого зрителя сюжет простоват, его развитие легко предугадать, типажи понятны и чётко делятся на положительных и отрицательных. А вот детям спектакль может показаться достаточно мрачным и даже пугающим.

В целом, по словам зрителей, постановка очень «дилижансовская». Она подходит театру и по стилистике, и по атмосфере. «Я бы хотел попасть на этот спектакль ещё раз, – признался гость фестиваля Александр. – Работа действительно классная, сказочная и взрослая. Она удивительная. В ней есть отсылка к „Алисе в Стране чудес“, когда детская вроде бы сказка наполняется смыслами, понятными взрослой аудитории. И при просмотре этой работы ты с каждым разом будешь открывать для себя что-то новое».

 

Посмотреть записи прямых трансляций со спектаклей, а также узнать, какая работа победила на XIII фестивале «Премьера одной репетиции», можно в официальной группе театра «Дилижанс» во «ВКонтакте».

В материале использованы фотографии Дмитрия Осинова

Просмотров: 460
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей