«Мисс Монополия», или Мир, в котором никто не выигрывает. Как игры пытаются заставить игроков расквитаться с социальным неравенством
22 июля 2020

Материал представляет собой перевод статьи, подготовленный в рамках работы студенческого переводческого бюро опорного Тольяттинского государственного университета.

Сколько человечество играет в игры, столько же их используют как инструмент морального и политического воспитания. Традиционная индийская игра, созданная, чтобы приучить к превратностям судьбы, трансформировалась в «Змеи и лестницы». В «Клетчатой игре жизни», настольной игре XIX века, такие добродетели и пороки, как честность и праздность, были теми местами на доске, которые отправляли игрока вперед или назад по игровому полю. Теперь эта «ходилка» называется «Игра в жизнь».

В последнее время появились эмпатические настолки. Это поджанр, расширяющий творческие и межличностные горизонты игроков. Например, популярная видеоигра 2013 года «Документы, пожалуйста», которая переносит игрока в 1980-е годы на рабочее место сотрудника пограничного контроля Восточного блока. Влезть в шкуру другого человека – всё более популярная, хотя и спорная цель виртуальной реальности. Дизайнеры продолжают создавать настольные игры с политической направленностью, исследуя различные вопросы: от антиколониализма и до выборов в Индии.

Настолки, построенные на передаче опыта другого человека, добиваются настоящего успеха. А мы в процессе игры становимся более искренними и открываем в себе новые грани. Например, «Братья по оружию» – кооперативная игра о том, как выжить в окопах Первой мировой войны. Другие, потакая своей аудитории и навязывая ей поддельное чувство радости от приобщения к культурным ценностям, обречены на неудачу. Почти во всех случаях эти игры предлагают примерить игроку роль человека из другой социально-демографической группы. Так, в игре 1971 года «Женщина и мужчина: классическая конфронтация» участники могут выбирать персонажа женского или мужского пола с конкретными профессиональными амбициями. Например, женщина стремится построить карьеру от воспитателя детского сада до директора школы.

В «Мисс Монополии», новом варианте самой известной игры в мире, выпущенном в сентябре 2019 года, игроки тоже могут выбирать, будут ли они играть за женщину или мужчину. По идее, «Мисс Монополия» призвана отобразить неравенство, с которым сталкиваются женщины в обществе. А на самом деле цель игры не изменилась: главное – заработать как можно больше денег.

«Хасбро» продвигали «Мисс Монополию» как первую игру, «где женщины зарабатывают больше мужчин». Как и в случае с «Женщиной и мужчиной», игроки могут выбрать мужской или женский персонаж. (Правила гласят: «кем вы будете, зависит только от вас».) Однако в начале игры женские фигурки получают больше денег и каждый раз, когда проходят поле «Вперёд», зарабатывают больше благодаря персонажу мисс Монополия. Это молодой инвестиционный гуру, которая всего добилась сама. А ещё это племянница господина Монополя, ранее известного как богатый дядюшка Пеннибэгс.

Это хорошие новости для любого мужчины, стремящегося поживиться за счёт неожиданного изменения правил. Когда я первый раз сел играть в «Мисс Монополию», я был единственными человеком, выбравшим мужской персонаж. Мой друг решил играть женским, замышляя обмануть систему. За всю игру я раздобыл лишь несколько игровых «проектов», заменяющих в «Мисс Монополии» дома и гостиницы на Парк-Плейс или Бордуок классической «Монополии». Каждый проект – это какое-то женское изобретение: от научных чудес, таких как элементы питания космических станций, до «домашних» инноваций, созданных женщинами, пытающимися улучшить свой быт, например, при помощи посудомоечных машин. Расположенные вместе на игровом поле эти проекты олицетворяют единое наследие инновационной деятельности женщин и расширения их прав и возможностей. Всё это – одна из целей «Мисс Монополии», изложенных в правилах игры: «поддерживать многообещающих предпринимателей, особенно женщин!».

Такая канонизация изобретательства свидетельствует о том, как игры могут расширить горизонты возможного. Но правила игры не дают разгуляться нашему воображению. И «Женщине и мужчине», и «Мисс Монополии» есть что сказать по поводу сексизма, но обеим мешают шоры.

Все персонажи «Женщины и мужчины», а также «Мисс Монополии», белые, и проблемы, описанные в играх, характерны для образованных молодых людей, состоящих в моногамных гетеросексуальных отношениях. Карточки «Шанс» в «Мисс Монополии» включают в себя такие типично женские привилегии, как получение 100 000 подписчиков для подкаста или победа в Чемпионате по бейсболу, ведь вы «бросаете как девчонка» из фильма.

Версия игры «Мисс Монополия», учитывающая разницу между, так скажем, женщинами разных рас, стала бы существенно сложнее, а выбор ролей в ней значительно расширился. Наверняка, игра достигла бы своей цели (показать неравенство в обществе) быстрее, если среди ее персонажей были бы квир-персоны и трансгендерные женщины, а также люди из разных социальных слоёв и классов. Скорее всего, это можно было бы сделать при помощи специальных дополнительных правил, касающихся возраста или цвета волос. В таком случае игра точнее отражала бы свои задачи, и играть в неё стало бы труднее.

Действительно, с помощью такой политической игры можно поднять вопрос о «недопредставленности» женщин среди предпринимателей и сделать это в удобной для восприятия форме. Вот почему игра «Землевладелец», приквел «Монополии», была разработана, чтобы приучить людей к мысли о целесообразности одного-единственного политического решения: предложенного социалистическим экономистом Генри Джорджем земельного налога. Игра позволяет увидеть весь мир на игровом поле и понять его благодаря упрощенной адаптированной для игры форме.

«Мисс Монополия» права: среди предпринимателей и изобретателей мало женщин. Однако успех игры «Монополия» способствовал этому неравенству. Хотя Чарльз Дэрроу и считается создателем «Монополии», патент был украден у Элизабет Мэги, которая придумала игру «Землевладелец».

Вместо того чтобы отобразить виды дискриминации, с которой сталкиваются женщины на рабочих местах, или исследовать, как можно улучшить условия труда, «Мисс Монополия» показывает пустяковый фантастический мир, в котором женщины преуспевают лишь за счет своего пола, и где все игроки горят желанием быть женщинами, чтобы выиграть. (Есть несколько карт, которые непропорционально вознаграждают мужчин, включая ту карту, где игрок посещает женский митинг. Однако этого недостаточно, чтобы уравновесить преимущество игроков, выбравших себе женского персонажа.)

Кто победит в таком мире? Чарльзу Дэрроу в конечном итоге воздалось по заслугам за мошенничество на американском рынке настольных игр. Два моих друга, выбравшие женские персонажи, закончили «Мисс Монополию» с 4140 $ и 4100 $ в карманах, то есть с разницей в какие-то 40 $. Я, единственный игравший за мужчину, финишировал, заработав 2645 $ и отстав от них на 1500 $. Игры учат нас, как реагировать на ход игры, представляя ценности под видом правил и условий, необходимых для победы. В данном случае урок, который я вынес, таков: «лги о своей идентичности ради личной выгоды».

Наиболее близкими высокотехнологичными аналогами «Мисс Монополии» являются не эмпатические игры или попытки перевоплотиться в другую личность в виртуальной реальности, а приложения, обеспечивающие фрилансеров краткосрочными контрактами. Независимо от того, генерируют ли эти игры-приложения «вызовы» для водителей такси или вознаграждают работников «Амазона» за эффективность, они дают игроку лишь иллюзию победы, тогда как прибыль получает третья сторона.

Игры выступают как эффективный политический инструмент, а могут создаваться людьми и компаниями, преследующими личные мотивы, прописанные в правилах чётко или не прописанные вообще. Вполне вероятно, что победитель в своей собственной игре окажется третьесортным игроком в чужой.

 

Оригинал

Автор: Эрик Турм (автор книги «Читать запоем: настольные игры»)

Переводчик: Вероника Ядринцева

Редактор: Анна Малявина

Просмотров: 55
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей