«Мёртвые души» живы. В «Дилижансе» прошла премьера фантасмагории «Чичиковlive»

Юбилейный тридцатый сезон в театре юного зрителя «Дилижанс» начался с большой премьеры – спектакля-фантасмагории «Чичиковlive». Зрители увидели театральную интерпретацию поэмы Николая Гоголя «Мёртвые души». Режиссёром стал Евгений Зимин из Санкт-Петербурга. Жителей уездного города NN сыграла вся труппа «Дилижанса». Но это не все сюрпризы «драматического концерта» в двух частях. «Гвоздём программы» стал сам Чичиков. Его образ на себя примерила актриса Ирина Храмкова.

Музыкальная премьера

То ли так сошлись звёзды, то ли нам решили намекнуть, что последние два года мы живём, словно в каком-то из уездных городов NN – сумбурном, непонятном, отдающем комичным сюрреализмом Николая Гоголя, то ли это очередная попытка взглянуть на бессмертную классику под иным углом: сразу несколько театров в Самарской области ставят «Мёртвые души». И если, например, в Самаре премьера отгремела ещё в прошлом сезоне, то в сентябре в тольяттинском театре юного зрителя «Дилижанс» билеты на два премьерных показа были раскуплены все, а овации на очередных показах будут слышны ещё минимум месяца два.

– Гоголь, как мне кажется, решил разгадать загадку русской души. И сейчас, может быть, из-за того, что прошла пандемия, ещё продолжается такое внутреннее метание, самоопределение. Наверное, этот вопрос самоидентификации, поэтому многие театры начинают к этому обращаться. Несмотря на то, что «Мёртвые души» были написаны двести лет назад, текст звучит как «про сегодня», – рассказал режиссёр спектакля Евгений Зимин. Для него «Чичиковlive» – не первый опыт переложения прозы в пьесу. Двумя сезонами раннее Зимин успешно поставил в «Дилижансе» «Преступление и наказание». Работу над сценическим текстом «Мёртвых душ» режиссёр начал ещё в 2019 году. Сам же репетиционный процесс шёл почти полтора месяца. Но несмотря на такой небольшой срок, создателям постановки удалось перенести на сцену великую поэму Николая Гоголя. Здесь они обогнали даже мастера – история, в отличии от книги, получилась законченной. И «отожгли» актёры ничуть не хуже, чем сам Николай Васильевич.

Фронтмен Чичиков

Актёры в «Дилижансе» – мультиинструменталисты: поют, танцуют, играют как на известных, так и на «диковинных» музыкальных инструментах. Казалось бы, «Дилижансу» уже трудно удивить зрителей тем, что стало фирменным стилем: песнями, инструментальной музыкой, яркими костюмами персонажей, уникальным прочтением классических текстов. Но всё-таки театру каждый раз удаётся отыскивать новые лазейки к зрительским сердцам, и спектакль «Чичиковlive» не стал исключением: Ирина Храмкова примерила на себя, наверно, самый необычный из своих образов – самого Павла Ивановича Чичикова.

Режиссёр разрушает привычное представление о героях классических текстов и выбором неочевидных актёров не огранивается. Если в «Преступлении и наказании» на сцене спорили между собой сразу два Раскольникова, то в этот раз в Чичикова определённо вселился сам чёрт. Иначе как объяснить постоянные нервные тики, ужимки, шипение, безумный взгляд и ехидный смех, которые прекрасно изобразила Ирина Храмкова?

– А почему бы и не женщина? У группы «ЧичиковBand» есть солист – фронтмен, который ведёт эту историю и превращается в некое существо. Он не имеет гендерной принадлежности, он – этакий демон. И Ирина Храмкова, на мой взгляд, смогла воплотить это бесхребетное существо, которое может подчинить себе всю губернию, – пояснил режиссёр.

Чичиков в постановке Евгения Зимина – и демон-искуситель, и комичный чёрт, и какое-то ещё бледное существо в костюме, ублажающее скупых помещиков лестным словом и харизмой. И вот они уже поют перед ним оды, а он, мелкий бес, радостно порхает над их головами. Комичный эффект усиливается, когда Чичикову снятся странные, сюрреалистичные сны. Например, жители уездного города NN начинают подозревать неладное, вваливаются к Чичикову в дом и начинают его душить.

При всей своей дьявольской хитрости Чичиков остаётся интересным персонажем, а за изобретательной мимикой Ирины Храмковой без улыбки наблюдать нельзя. Однако за этой маской иногда узнаётся и сама актриса: когда Чичиков надевает на себя кепку, он на миг теряет своё демоническое обличие и читает авторский текст. Всё-таки не зря создатели спектакля до последнего скрывали имя актёра, который исполнит главную роль.

«ЧичиковClub»

Из петербургских трущоб, по которым сновал Раскольников, Зимин переносит зрителей в так называемый «ЧичиковClub» – огромную «коробку» с лестницей сбоку и барабанной установкой наверху. По словам художника-постановщика Елены Золотарёвой, это подобие морского контейнера или чемодана для путешествий. А может быть, это большая шкатулка, где Чичиков хранит мёртвые души, в числе которых и сами зрители?

– Как часто бывает при разработке театральных декораций, мы ограничены пространством сцены и поэтому стараемся вместить множество смыслов в каждую подходящую поверхность, плоскость, точку и так далее, – рассказала Елена Золотарёва. – Поэтому верхняя сторона контейнера – это и сцена в «ЧичиковClub’е», и балкон дворянского дома, и верх кареты, где сидит Селифан. Нашу декорацию можно назвать многофункциональным конструктором.

«ЧичиковClub» на сцене быстро трансформируется в обиталища персонажей «Мёртвых душ». За откидывающимися стенками куба таилась Коробочка (Яна Еприкян), Ноздрёв (Пётр Зубарев) обыгрывал в шашки Чичикова, а потом Павел Иванович спорил там с облачённым в рубище Плюшкиным (Екатерина Федощук; кстати, вновь актриса играет мужского персонажа). Зимин не изменяет своему стилю: как и в «Преступлении и наказании», персонажи у него выскакивают, выползают и выпрыгивают из самых разных углов и прячутся за потайными стенами.

«ЧичиковBand»

«Драматический концерт» устроили жители уездного города NN – они же группа «ЧичиковBand». Композитор спектакля (и впервые за 13 лет актёр) Виктор Мартынов написал несколько песен, переняв кое-что у самого Гоголя. Например, лейтмотивом спектакля стала композиция о колесе, которое доедет или не доедет до Москвы и Казани. К финалу каждый зритель знал ответ на этот вопрос, а если не знал, то всё равно подпевал актёрам вместе.

Нарочито утрированные, фриковатые жители уездного города NN стали яркой особенностью постановки. Зелёные сюртуки чиновников и пёстрая одежда Манилова контрастируют с вызывающими костюмами жительниц города. Чего только стоит пышный наряд губернаторши (Ирина Шугаева)! Как говорит художник по костюмам Елена Золотарёва, она пыталась смешать псевдоисторический стиль с «барно-клубным».

Сама атмосфера спектакля тоже напоминает большой танцпол: мелькающий стробоскоп, дёргающиеся силуэты в дыму, молодой прокурор (сценический дебют Александра Палькина) то и дело вынимает из кармана подозрительный пузырёк и вдыхает какое-то вещество, а Ноздрёв без устали бросается на Чичикова с пылкими поцелуями. Вот уж и правда – мёртвые души, застрявшие где-то в чистилище: нарастающее безумие граничит с чем-то светлым и непорочным, которое вобрала в себя малозаметная, но, наверное, единственная «чистая» героиня – губернаторская дочка (Ксения Ворожейкина), да и ту чуть не выдали замуж за плута Чичикова.

Так доедет или не доедет...

«Чичиковlive» говорит со зрителем на современном языке, а вместе с танцами и песнями он подарил настоящий праздник, немного отдающий безумством и одурманивающий туманом дым-машины. Отвечая на главный вопрос спектакля, доедет ли колесо или нет, можно услышать вопрос, которым задавался сам Гоголь: куда же несётся наша Русь-тройка?..

Просмотров: 202
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей