«Не могу бросить книгу». Профессор ТГУ Галина Щербакова о сказочных сериалах, поисках Ремарка и пророчествах фантастов
21 сентября 2020

Книги – духовная пища для нашего мозга, наши наставники и учителя, проводники в мир мечтаний и фантазий. Мы создали проект «Главная книга», чтобы узнать, какие книги читают и любят те люди, которых мы знаем и уважаем, – преподаватели опорного Тольяттинского государственного университета, известные выпускники вуза, руководители предприятий и организаций Тольятти, учёные, спортсмены. Каждый герой проекта поведает свою историю взаимоотношения с книгами, и поможет нам выбрать свою «главную» книгу.

В этом выпуске проекта о своей любви к публицистике, приобщении к фантастической литературе и «противной привычке» дочитывать до конца даже плохую книгу рассказала профессор кафедры журналистики опорного Тольяттинского государственного университета, доктор филологических наук Галина Щербакова.

Учебник по старославянскому и сказки собственного сочинения

– Много читать я начала в пять лет. Но из того периода хорошо запомнился только мамин учебник по старославянскому языку. Мне почему-то нравилось рассматривать буквы и картинки мифологических существ. А вот потом этот предмет на филфаке я очень не любила. Считала, что он мне не пригодится, как журналисту. Об этом гордо заявила декану, который вёл предмет, – и схлопотала тройку. Она теперь украшает мой диплом. Гораздо лучше помню, что читала своим детям. У нас была в семье любимая книга сказок «Волшебный сундучок». Я читала оттуда дочке «Конька-Горбунка», «Цветик-семицветик» и «Городок в табакерке». А ещё она очень любила, чтобы я сама придумывала сказки. Порой истории растягивались на несколько дней, это был такой самодельный сказочный сериал.

 

Литература с привкусом публицистики

В юности я больше увлекалась серьёзной литературой – отечественная и западная классика, серьёзные современники, типа Булгакова, Солженицына, Шукшина. Из западных авторов очень любила произведения Джека Лондона, Сомерсета Моэма, Эриха Марию Ремарка и Эрнеста Хемингуэя.

Особенно трудно было найти Ремарка, который издавался маленькими тиражами. Его не было даже в городских библиотеках, только у нас в «научке» (научной библиотеке Саратовского государственного университета. – Прим. авт.). У Ремарка мне особо нравились «Три товарища». Вот этот роман я в молодости читала два или три раза. Был период, когда увлекалась Бальзаком, прочитала томов 20 из собрания сочинений. Сейчас понимаю, что мне нравились книги не столько с занимательным сюжетом, сколько с некоей глубокой философской мыслью, то есть, по определению Белинского, литература мысли, в которой был некий «привкус» публицистики.

 

Дать шанс фантастике

В молодости, когда ещё только дружили с мужем, мы гуляли по вечернему Саратову и пересказывали друг другу любимые книги. Правда, у нас были вкусы совсем разные. Он увлекался фантастикой, а я долго не воспринимала её всерьёз. Из-за этого мне приходилось вести споры с мужем, который очень хотел поделиться каким-то особо понравившимся произведением, чтобы обсудить его. Наверное, лет десять я отказывалась читать такие книги. И только после защиты первой диссертации, когда стало чуть больше свободного времени, я начала погружение в этот новый мир. И к моему удивлению, он мне понравился. Здесь тоже были глубокие и серьёзные авторы, например, Клиффорд Саймак с его «Заповедником гоблинов» или Айзек Азимов с его циклом «Академия», где описаны разные модели развития человеческой цивилизации.

Нравились и пророческие рассказы Роберта Шекли, например, «Птица-страж». В нём рассказывается про изобретение птицы-робота, настроенной на предотвращение насилия в человеческом обществе. Но как печально это закончилось! Многие идеи из хорошей фантастики уже сбылись или сбываются прямо на глазах, к примеру, дроны, роботы, искусственный интеллект...

 

Привычка читать до конца

– Встречались мне и книги, которые откровенно разочаровывали. Но я предпочитаю о них не вспоминать. Мне не нравится литература, которая плохо или с дурным умыслом написана, безнравственная или лживая, вычурная. Обычно это чувствуется с первых страниц. Но у меня есть противная привычка – не могу бросить книгу. Поэтому, если уже вчиталась, иду до конца, хоть и ругаю её и себя. А потом просто вычёркиваю из памяти. И ещё я не люблю перечитывать книги, кроме тех, что необходимы для работы. В мире ещё столько неизведанного, а жизнь так коротка!

 

История и публицистика

– Недавно прочитала в рукописи последнюю книгу по теории публицистики Льва Ефремовича Кройчика. Это мой коллега, учитель и добрый знакомый, год назад ушедший из жизни. С ним мы нередко говорили как по делу, так и просто из желания пообщаться. Эта книга осталась на его рабочем столе, недописанной. Её завершали уже его ученики, ставшие соавторами. Она – как завет, последнее наставление и ответ на вопрос «Зачем нужна публицистика?» Меня попросила написать рецензию вдова Льва Ефремовича, так как книга готовится к изданию. Если бы не пандемия, она бы вышла в апреле, к годовщине его смерти, а теперь, наверное, придётся ждать осени. А вообще в последнее время я полюбила документальную литературу.

Из недавно прочитанного мне понравилась биография Рины Зелёной «Разрозненные страницы». Наткнулась на книгу случайно, когда искала материал к лекциям по истории отечественной журналистики. Она меня подкупила простотой и искренностью. Мы мало знаем про предвоенный период в нашей стране: что же произошло тогда на перепутье между свободными 1920-ми и «зарешеченными» 1930-ми годами. Куда делась свобода мысли? Почему быстро поменялись люди? Какие были шансы на иной путь истории? Это всё мне очень интересно.

Просмотров: 104
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей