Не зови меня с собой. Осторожно, сталкер!

Если бы вы прочли заголовок этого материала несколько лет назад, вы, возможно, в первую очередь подумали бы о серии игр S.T.A.L.K.E.R., фильме «Сталкер» Андрея Тарковского или фантастической повести «Пикник на обочине» братьев Стругацких. Но речь у нас пойдёт о сравнительно новой и вовсе не фантастической ассоциации: сталкер – это человек, по тем или иным причинам физически или виртуально преследующий объект своей одержимости. И это не нормально, это – опасно.

Знакомьтесь – сталкер

Слово «сталкер» происходит от английского глагола to stalk – выслеживать крадучись, преследовать. Сталкер – это преследователь, который, выбрав объект для слежки, проявляет к нему нездоровое внимание вопреки желаниям человека. Это может быть бывший возлюбленный или возлюбленная, экс-супруг, кумир, а также тот, кто даже не имеет со сталкером тесных личных отношений. Сталкер может молчаливо наблюдать, устраивать «случайные» встречи, узнавать информацию о человеке в его окружении или открыто идти в агрессивное наступление – звонить, писать без остановки, запугивать, угрожать и даже наносить ущерб жертве или её имуществу. Существует и киберсталкинг – преследование в интернете. Эпизоды сталкинга могут начинаться безобидно, но постепенно давление на жертву может усиливаться.

Оксана Проскурина, семейный клинический психолог и коуч:

– Сталкером называют человека, который регулярно и упорно преследует свою жертву, нарушая её личное пространство и вмешиваясь в её обычную жизнь. Чаще всего, по статистике, преследователь – это мужчина, который испытывает чувство невзаимности и переживания, связанные с отношениями, и хочет свою жертву «поглотить». Стоит быть внимательными в своём окружении к мстительным, озлобленным людям, которые находятся в пограничном состоянии. Скорее всего, у них в прошлом есть какая-то негативная ситуация, которая не была разрешена. И если такой гештальт незакрытый есть, человек через сталкинг может пытаться завершить ту свою ситуацию.

Истории из жизни

Перед вами три откровенные истории жертв сталкеров. Им непросто было поделиться своим опытом, но через эти ситуации мы можем лучше понять их. Возможно, эти рассказы станут поучительными и для наших читателей.

 

«Он сам в этом сознался»

Марина, 20 лет:

 – Это был мой друг, с которым мы дружили ещё со школы. Он учился в параллельном классе. После выпуска общение какое-то время продолжалось, но со временем сошло на нет. Иногда он проявлял чрезмерную активность в общении и говорил о фактах из моей жизни, которые я не озвучивала ему. Он спрашивал у моих одноклассников про меня и мою личную жизнь.

Однажды я уехала отдохнуть в другую страну. Пока я была там, незнакомый человек написал мне, что про меня спрашивает какая-то «девочка». Я решила написать этой «девочке» и всё узнать. И я поняла, что это тот самый друг, да и он сам сознался. Я кинула его в чёрный список, но он писал с других страниц, звонил с незнакомых номеров, требовал встреч и разговора, утверждал, что общение будет уже другим. Я снова его заблокировала. Когда я вернулась в Россию, он просил встречи, но мне пришлось сказать, что во время отдыха меня засватали и у меня появился жених. Только тогда он оставил меня в покое.

У меня никогда не было мысли о том, что меня могут преследовать. Когда ты об этом читаешь или смотришь драмы, ты не воспринимаешь такое всерьёз. Последствия есть – появились подозрения в новых знакомствах, тревожное чувство, будто твои социальные сети проверяют, читают смс, что тебя взломали.


«Зря ты так»

Алёна, 24 года:

– В университете я начала встречаться с парнем. Он красиво ухаживал, заботился обо мне, пылинки, что называется, сдувал, хотел проводить вместе всё свободное время и постоянно писал мне.

Через полгода отношения стали другими. Пропали ухаживания, забота, теплота. Он обязывал сообщать ему о каждом шаге, с каким мальчиком я поздоровалась на улице, почему я сказала, что приду домой через пятнадцать минут, а вернулась через двадцать. Начались ссоры, он постоянно меня отчитывал. В итоге я сказала ему, что мы расстаёмся. Он говорил, что любит меня и всё исправит. Я стояла на своём, а он унижал, говорил, что я без него ничего не стою. Это были эмоциональные качели, и я всё равно ушла. Тогда он начал звонить и писать моим родителям, знакомым, пытался разузнать всё обо мне. Обратную связь не получал и решил идти дальше.

Я стала находить на окне моей комнаты приклеенные записки (а живу я на первом этаже, до окна достать легко). Одна из записок была такой: «Зря ты так, ещё раз подумай, я тебя не оставлю!» Меня это испугало. Позже начались ночные стуки в окно. Подходить я боялась, окно не открывала. Он присылал фотографии моей квартиры с улицы, на некоторых было видно и меня. Были мои фотографии, сделанные в разных местах, когда я шла по делам.

Я заблокировала его, но он писал с фейков, звонил, продолжал стучать в окна. Писал, что пока я не скажу, что хочу быть с ним, пока не попрошу прощения у него, он не отстанет. Ставил «бомбер» мне на телефон (эта программа забрасывает тебя спамными сообщениями без остановки). Подруги сказали обратиться в полицию, но угроз открытых не было, поэтому там просто развели руками. Со временем всё чуть утихло. Но это продолжается до сих пор, он всё ещё пишет мне иногда и унижает. Всё это подорвало мою уверенность в себе как в девушке, я стала нервной. И в каждом мужчине теперь вижу для себя опасность.

«Он никого ко мне не подпускал»

Дарья, 26 лет:

– За мной ещё в школе бегал одноклассник, шоколадки покупал, постоянно караулил у дома, чтобы проводить. Мне он с самого начала не был симпатичен, я всегда ему отказывала, но он не слушал. Даже если я говорила, что хочу идти одна домой после уроков, то он за мной шёл хвостом чуть на расстоянии. Когда у меня появлялась какая-то школьная влюблённость или я просто с кем-то начинала дружить, он узнавал и всё портил. Начинал врать этим людям, что я плохой человек, позорить меня перед ними. И ему верили, поэтому друзей у меня почти не было, а парни бежали от меня. Помню, он одному из них разбил нос, когда тот сказал, что я нравлюсь ему. Он никого ко мне не подпускал. Говорил, что только с ним мне нужно общаться, он меня от всех будет защищать, потому что все плохие, а он хороший, и только он меня никогда не обидит.

После окончания школы я съехала от родителей. Он так и не отставал, продолжал на меня давить, но уже не как ребёнок. Он угрожал, что если увидит меня с парнем, то будет на глазах у меня каждому парню «давать в рожу». Узнавал, когда кончаются пары, и ждал возле входа в вуз. В соцсетях я его заблокировала, но он создавал фейки и угрожал с них.

Однажды я встретила парня, у нас начались отношения. Всё было хорошо, но я старалась быть осторожной: просила его не встречать меня с учёбы, не провожать, не гулять в конкретных местах по улице. Но в один вечер не получилось, и этот маньяк просто появился из ниоткуда, когда мы с парнем вышли из автобуса на остановке... Я уже не помню, как подбежали люди, стали вызывать скорую, полицию, держать его. Его посадили на шесть лет по сто одиннадцатой статье Уголовного кодекса за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Мой парень долго лежал в больнице с кучей переломов, с проломленным черепом. Один глаз у него больше не видит. Мы всё ещё вместе, я всё рассказала ему про того человека. Боялась, что парень будет винить меня, но нет. Он лишь говорил, почему я ему сразу не сказала, он бы разобрался и дал отпор. В итоге у нас всё хорошо.

Я ненавижу преследователя за то, что он испортил жизнь не только мне, но и тому, кого я люблю. И я виню себя, что не смогла этого избежать. Я боюсь, что будет, когда он выйдет из тюрьмы. Ему осталось ещё четыре года, и я не знаю, что будет дальше. Мы решили переехать. Надеюсь, это поможет. Но мой страх всегда будет со мной.

С точки зрения психологии

Оксана Проскурина, семейный клинический психолог и коуч:

– По стадиям проявлений сталкеров можно разделить на три группы.

1. Здоровые, но с особенностями поведения. Они наблюдают за жертвой в соцсетях, могут встречать её, писать сообщения. При этом у них сохранена критика к своим поступкам. Условно это считается нормой, а не психическим расстройством.

2. Пограничные. Они имеют симптомы психического отклонения. Есть такой синдром Адели. Дочь писателя Виктора Гюго Адель с болезненной одержимостью преследовала молодого человека. У людей с таким синдромом нет критики своих поступков, их невозможно разубедить в чём-то, коррекция их поведения невозможна, это уже стадия полноценного преследования.

3. Маниакальные, имеющие диагноз. Они уже имеют диагноз, у них проявляется мания преследования. Такие люди могут вредить, мстить, похищать, убивать. И за этим стоит основной диагноз. Это клиническое проявление, оно самое опасное.

В сталкинге взаимоотношения похожи на роли в треугольнике Карпмана, где есть роль агрессора, роль жертвы и роль спасателя. Вероятнее всего, попадают в эту ситуацию женщины, которые уже находятся в позиции жертвы, они слабы, ведомы, податливы, часто испытывают стыд, вину, страх, сложности в проявлении себя, у них низкая самооценка. Последствиями для жертвы могут быть нарушения сна, тревожность, страх, чувство вины, замкнутость, апатия, депрессия, суицидальные мысли.

 

Екатерина Мельникова, практикующий психолог, гештальт-терапевт:

– Сталкеры – всегда глубоко травмированные люди. У них травма брошенности, травма отверженности. Что-то в детстве происходило такое в семье, что сейчас эта личность пытается компенсировать попытками обрести власть над другой личностью. И только таким способом этот человек видит возможность для дружеского или любовного взаимодействия. Есть сталкеры, которые прямо пытаются всецело получить личность, зажить жизнью другого человека: они взламывают аккаунты, пишут от лица другого человека. Это такая попытка присвоить жизнь другого, потому что своя не особо нравится и удовлетворяет.

Техника безопасности

Екатерина Мельникова, практикующий психолог, гештальт-терапевт:

– Придавайте события огласке, делитесь как можно с большим количеством близких, друзей и знакомых своей ситуацией, сообщайте им все данные сталкера, которые у вас есть, описывайте его поведение и конкретные эпизоды. Не показывайте слабой позиции, не давайте сталкеру почувствовать, что он контролирует вас, вызывает у вас страх, тревожность и готовность подчиниться, ломайте его сценарий. Не стесняйтесь обращаться в кризисные центры, где могут не только дать консультацию, как действовать в вашей ситуации, но и защитить от сталкера. Посещайте специалиста. Если замечаете «жертвенность» (психологическую слабость, ведомость, податливость) в вашей позиции и последствия влияния сталкера на вас, необходимо обращаться к психологам и психотерапевтам. Идите в полицию. Не бойтесь обращаться в правоохранительные органы, собирайте всевозможные доказательства: скриншоты переписок, записи звонков, находите свидетелей эпизодов сталкинга, угроз и агрессии в вашу сторону.

 

Руслан Казарин, оперуполномоченный Управления МВД России по г. o. Тольятти:

– Если действия сталкера содержат состав следующих преступлений, у вас есть все основания обращаться в правоохранительные органы: нарушение неприкосновенности частной жизни (статья 137 УК РФ); нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (статья 138 УК РФ); угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (статья 119 УК РФ); умышленное уничтожение или повреждение имущества (статья 167 УК РФ).

 

...Это только на первый взгляд может казаться романтичным и киношным, если кто-то буквально дышит вами. Грань нормы довольно зыбкая, и следует чётко понимать, когда интерес к вашей жизни выходит за рамки разумного. Здоровые отношения и общение – это про партнёрство и равенство, в них нет кумиров и поклонников. И уж точно нет жертв и преследователей.

В материалы использованы изображения, сгенерированные нейросетью Kandinsky 3.0

Просмотров: 636
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей