Руководитель проекта «Театр в классе» Ольга Зулаева: «Видеть выдуманный тобой мир оживающим на сцене – незабываемо»

В Тольятти завершился очередной драматургический проект для тольяттинских школьников «Театр в классе», посвящённый памяти тольяттинского режиссёра и драматурга Вадима Леванова. На протяжении нескольких дней участники проходили мастер-классы и тренинги от драматургов, а затем написали собственные небольшие пьесы. Их прочитали профессиональные актёры на сцене Молодёжного драматического театра. Корреспондент Молодёжного медиахолдинга «Есть talk!» Сергей Сызганцев пообщался с руководителем проекта «Театр в классе» Ольгой Зулаевой и узнал об особенностях проекта, о том, как обстоит дело с актуальностью профессии драматурга в современном мире и что нужно, чтобы написать собственную пьесу.

«Без Вадима никуда»

– Драматургический проект «Театр в классе» появился в Тольятти в 2004 году. Тогда он назывался Class Act Russia, и первыми его руководителями были приезжие драматурги из Шотландии. Расскажите, почему вы решили продолжить вести этот проект у нас в городе?

– Меня поразил этот проект, ничего похожего в России ещё не было. Мы подумали, что тольяттинские школьники не должны лишаться подобного опыта, тем более все ресурсы у нас в городе были – и драматурги, и театр, и дети (улыбается). Участвуют в проекте все школы города, в которых есть желающие. Участники проекта – дети от 14 до 18 лет.

– Первым художественным руководителем «Театра в классе» стал тольяттинский драматург и режиссёр Вадим Леванов. Как он повлиял на проект и его будущее?

– Если бы не Вадим Леванов, шотландские драматурги не приехали бы. Если бы Вадим не поддержал инициативу продолжать проект, ничего бы не было. Сейчас мы делаем проект в память о нём. Так что без Вадима никуда.

– С какими трудностями сталкиваются участники проекта, пишущие пьесу с нуля, без предварительного навыка и способностей?

– Предварительные навыки не нужны. Все необходимые знания ребята получают на проекте. Единственная – и самая серьёзная – трудность – это лень-матушка. И загруженность школьников. Побороть лень, найти время, организовать самих себя – если это получится, то успех гарантирован.

– Какому принципу обучения написанию пьесы вы придерживаетесь?

– Самый главный принцип – замысел участников ставится во главу угла. Часто мы видим историю, которую придумали участники, и понимаем, что это не самая выигрышная пьеса. Мы видим несколько способов сделать историю лучше, но если автор не соглашается, то так тому и быть. То, что придумал автор, – важно для него, поэтому мы со своими идеями не должны влезать в авторский замысел.

– Когда работа над написанием пьесы закончена, актёры Молодёжного драматического театра под руководством режиссёра Дмитрия Квашко устраивают актёрские читки переданных им материалов. Каким образом действие пьесы переносится на сцену профессионального театра?

– Здесь работа режиссёра идёт. Не могу отвечать за театр, но, думаю, будет справедливо отметить, что и режиссёр, и актёры стараются очень бережно отнестись к актёрскому замыслу. Цель – показать текст. Конечно, без режиссёрских находок, актёрских фишек не обходится. Поэтому читки такие интересные.

 

«Лучше меньше, да талантливее»

– В современном мире с каждым годом появляется огромное количество новых профессий. И зачастую новые специальности вытесняют старые. А как обстоит дело с профессией драматурга?

– Я не работаю драматургом. Написание пьес – не основная моя работа, поэтому сказать что-то определённое не могу. Я вообще не уверена, что это можно назвать профессией. Могу сказать точно: вряд ли драматург – это самая востребованная профессия на сегодняшний день. Многие театры не ставят современных драматургов, предпочитают классику. А даже если ставят, то не очень много. Так что сложно представить себе драматурга, который трудится с девяти до пяти в будни, пишет пьесы. Работа в общем-то сложная и, как мне видится, не сильно востребованная. А чтобы быть востребованным, нужно очень сильно выделяться на фоне всех остальных. Это совсем нелегко.

– А в чём, по-вашему, кроется причина потери интереса? Почему профессия драматурга сегодня не столь востребована?

– Я не могу сказать, что это потеря. Драматурги, писатели, художники – это всегда штучный товар. Стране нужны тысячи рабочих? Да. Врачей? Да. Учителей. Да. И много кого ещё. Нужны ли тысячи драматургов? Ну, вряд ли. Лучше меньше, да талантливее. Думаю, так всегда было. Трудно представить тысячу Чеховых. Одного достаточно. Его по всему миру играют, читают. И потом – уже многое написано. У драматургии есть прошлое, начиная с античности, поэтому современному драматургу есть с кем конкурировать.

 А какой, на ваш взгляд, должна быть современная пьеса современного драматурга?

– Сложно сказать, у каждого свой взгляд. Я бы обратила внимание на пьесу, написанную ироничным языком, но поднимающую серьёзные проблемы. Пьеса о современности, но которая не «рвёт отношения» с классикой. Где есть литературная игра, загадка, аллюзии, интересная символика. Из зарубежных драматургов, которые пишут такие пьесы, это Том Стоппард, Мартин Макдонах. Из русских – Максим Курочкин, Михаил Угаров, Николай Коляда. Ну и наши, конечно же, Вадим Леванов, братья Дурненковы, Юрий Клавдиев.

«Для написания хорошей пьесы необходимо услышать мысли участников»

– Возвращаясь к теме Вадима Леванова. Вы принимали участие в драматургическом проекте Class Act Russia, который сейчас называется «Театр в классе», когда ещё учились в старших классах. У вас, наверное, уже тогда появился интерес к драматургии. По вашему мнению, из чего может сложиться интерес у современных молодых людей к театру и драматургии?

– Во-первых, это что-то совсем новое. Многие школьники пишут стихи, кто-то рассказы, но мало кто (если такие есть) пишет пьесы. Это совсем иное. Тут свои законы, свой способ рассказа истории. Во-вторых, воплощение. Стихи и проза могут быть опубликованы, но с драматургией иная история. Пьесы воплощаются на сцене. И то, когда ты видишь, как твой мир, который ещё недавно был у тебя в голове, теперь живёт на сцене, – это незабываемо.

– В одном из сохранившихся видеороликов Вадим Леванов утверждает, что молодым людям очень важно прислушиваться к себе и доверять собственным интересам. В документальном фильме, посвящённому «Театру в классе», вы говорите, что эта мысль является основополагающей для проекта. Почему всё же это необходимо молодым драматургам?

– Потому что уже слишком много написано книг, снято фильмов. А когда человек молод, он начинает подражать тому, что он любит, смотрит, читает. В общем-то, тут ничего страшного нет. Это закономерно и понятно. У нас был случай на проекте, когда участники переписали фильм «Сумерки». Никто из наставников этого фильма не видел. Для нас это была просто пьеса про вампиров. Нам другие участники говорили, но мы подумали – что плохого? Просто подражают любимому фильму. И только потом, когда мы посмотрели фильм, выяснилось, что переписано всё, вплоть до диалогов... Конечно, нам в рамках проекта (да и в общем для хорошей пьесы) необходимо услышать мысли участников. То, что их волнует, то, о чем они думают, о чем они хотят поговорить. Ну и во-вторых, цель проекта – рассказать подросткам о них самих, чтобы они увидели на сцене свой внутренний мир и мир своих друзей, таких же, как они. Это первоочередная цель.

– А какими ещё качествами, помимо уникальности, должны обладать молодые драматурги?

– Они должны быть начитанными и насмотренными. Сложно представить себе драматурга, который не читал ни одной пьесы, ни разу не был в театре (хотя известны и такие случаи), не смотрит хорошее кино. Это формирует опыт, без него никак. Драматург должен быть смелым. Не бояться рассказать о том, что его волнует, и так, как он считает нужным. Он должен быть устойчивым к критике, потому что правка – это нормальная часть работы драматурга и сценариста. Ну и всегда найдутся люди, которым не понравится то, что ты делаешь, и многие не будут стесняться говорить об этом. И, конечно, если автор будет умирать после каждого негативного слова, то мало что из этого выйдет. При этом нельзя и сказать «не слушай никого». Этим часто грешат школьники. Пока автор молод и только начинает работать над пьесами, необходимо прислушиваться к авторитетным мнениям. Не бояться учиться. Если фильтровать и правильно использовать поступающую информацию – всё это пойдёт только на пользу.

– А как автору отличить критику от оскорбления?

– Я думаю, это тот случай, когда формулировки имеют значение. Если кто-то переходит на личности и не стесняется в выражениях – это оскорбление. Если речь идёт о работе (в данном случае – пьесе) и обсуждение идёт в более-менее спокойных тонах – это мнение. Соглашаться или нет – выбор автора. Никому не нравится критика, это нормально. Но я не помню (при мне такого не было), чтобы кто-то оскорблял автора, потому что он написал плохую пьесу. Тут важно самому автору успокоиться и услышать то, что говорят, а не то, что ему кажется. То есть автору говорят: «Это неплохой первый опыт, возможно, стоило побольше поработать над диалогами», а он, может, «слышит»: «Ты отвратительный, из тебя никогда ничего не выйдет, и вообще ты тупой». Автору всегда нужно работать над собой.

«Театр и литература существуют веками, рано их списывать со счетов»

– Как вы считаете, каковы шансы у молодого человека стать успешным драматургом в современном мире, который изменяется каждый день?

– Как и шансы стать успешным в любом другом деле. Кому-то везёт, кто-то берёт трудолюбием, кто-то талантом. Тут главное вовремя понять, чем конкретно ты хочешь заняться. И точно ли это драматургия. Путь к успеху порой очень труден, и хорошо бы осознавать необходимость всего этого.

– Как, по-вашему, в будущем изменится профессия драматурга и какие последствия эти изменения могут принести современному обществу?

– Тут вспоминается фильм «Москва слезам не верит», где герой говорит, что не будет ни театра, ни книг – одно телевидение. Я таких прогнозов делать не буду. Театр и литература существуют веками, рано их списывать со счетов. Очень активно развивается кино. И пока всё это есть, драматурги будут нужны.

– Каким вы видите будущее проекта «Театр в классе»?

– Хочется продолжать работать для ребят нашего города. Хотелось бы, чтобы инстанции, от которых у нас в городе что-то зависит, поняли важность и ценность нашего проекта и поддержали наше начинание. Мы уже много лет работаем с Молодёжным драматическим театром. И режиссёры, и актёры работают в рамках проекта на голом энтузиазме в свои выходные, исключительно из любви к проекту и в память о Вадиме Леванове. Хотелось бы, чтобы в перспективе это изменилось в лучшую сторону, чтобы работа театра была вознаграждена по достоинству.

Просмотров: 147
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей