Властелин конлангов, или Почему созданные Толкиным искусственные языки оказались популярнее эсперанто?
20 Февраля 2018

Самые успешные искусственные языки, созданные Джоном Рональдом Руэлом Толкином и Людвиком Заменгофом, были сконструированы по абсолютно разным причинам и преследовали совершенно несопоставимые цели.

Джон Р. Р. Толкин начал писать «Падение Гондолина» 100 лет назад, находясь в госпитале во время Первой мировой войны. Это произведение стало предтечей всех его историй, которые позже превратятся в так называемый легендариум, мифологию, лежащую в основе «Властелина колец». Однако помимо создания литературных произведений он также был заинтересован в другом грандиозном акте творения – в конструировании искусственных языков.

В это время в Польше умер Людвик Заменгоф, который всю жизнь был одержим идеей создания всеобщего языка. Ещё в 1887 году он выпустил книгу, представив своё творение под псевдонимом Доктор Эсперанто, от которого и произошло название языка.

Конструирование искусственных языков, или конлангов (от английского constructed languages), имеет давнюю историю и берёт начало в XII веке. Всемирное признание на поприще создания несуществующих наречий получили Джон Р. Р. Толкин и Людвик Заменгоф. Хотя у них были разные цели и, в сущности, противоположные мнения о том, что такое язык.

Людвик Заменгоф, еврей, выросший в Польше, где разгорелась культурная и этническая вражда, считал универсальный язык ключом к мирному сосуществованию. Он писал, что «разноязычие является причиной антипатии и даже ненависти между людьми», несмотря на то, что язык – это «главный двигатель цивилизации». Его план заключался в том, чтобы создать язык, лёгкий для изучения, не привязанный ни к одной нации или культуре и который мог бы поспособствовать объединению, а не разделению человечества.

В качестве «международного вспомогательного языка» эсперанто был очень успешным. На пике его популярности на нём разговаривали миллионы людей, и, хотя дать точную оценку довольно трудно, сегодня его по-прежнему используют около миллиона человек. Об этом языке написано множество работ, в Китае открыли музей эсперанто, а в Японии последователи религии синто, говорящие на этом языке, почитают Заменгофа как Бога. К сожалению, мечте о мировой гармонии не суждено было сбыться: к моменту смерти автора эсперанто Европа была объята пожаром Первой мировой, а оптимизм обернулся горьким разочарованием.

 

Искусственные языки

Джон Р. Р. Толкин был одним из почитателей эсперанто и считал, что этот язык может поспособствовать объединению Европы после Первой мировой войны. Однако личная заинтересованность писателя в создании языка была совершенно иной. Его цель состояла не в том, чтобы укрепить мир, в котором мы живём, а в том, чтобы создать совершенно новый мир в собственных произведениях. Он называл это своим «тайным пороком» и объяснял, что для него эта цель носила больше эстетический, чем прагматический характер. Толкин испытывал творческое наслаждение, комбинируя звуки, формы и смысл довольно оригинальным способом.

Джон Рональд Руэл Толкин в 1916 году

Придавая форму создаваемым языкам, он также обязательно разрабатывал для них мифологию, потому что полагал, что язык, будучи развивающейся системой, живёт, подпитываясь культурами говорящих на нём людей. Именно поэтому автор много времени уделял созданию вымышленной Вселенной. Как писал Толкин, «конструирование языков – это основа. Скорее „истории“ были написаны, чтобы создать мир для этих языков, а не наоборот».

Каково положение конлангов сейчас? Даже спустя сотню лет после смерти Заменгофа искусство конструирования языков не потеряло своей привлекательности и популярности. Одним из наиболее известных примеров является дотракийский язык, созданный Дэвидом Дж. Питерсоном для «Игры престолов», экранизации серии романов Джорджа Р. Р. Мартина «Песнь льда и пламени». Вдохновение для создания этого языка лингвист черпал в работах как работах Людвика Заменгофа, так и Джона Р. Р. Толкина.

Людвик Заменгоф в 1908 году

Оба наших современника занимаются искусственными языками, но пришли к этому разными путями: Дэвид Питерсон впервые заинтересовался конлангами, когда изучал эсперанто в университете, а Джордж Мартин утверждает, что наречия, разработанные для его саги, во многом являются ответом «Властелину колец». В знак уважения он использует небольшие лингвистические ссылки на мир Толкина. Так, например, слово варг, означающее кого-то, кто может проникать в сознание животных, использовалось Джоном Р. Р. Толкиным для обозначения огромных волков. Поэтому многие исследователи отмечают, что так называемая «толкинская» традиция создания фантастического мира является в настоящий момент наиболее продуктивной и популярной. На это, возможно, есть две причины.

Первая причина – лингвистическая. Как это ни парадоксально, но концепция Толкина ближе к тому, как на самом деле язык функционирует в реальном мире. Созданные им эльфийские языки, какими они показаны во всём произведении, развиваются, изменяются, отражая культуру народов, говорящих на этих языках. Идея конструирования международного вспомогательного языка, напротив, заключается в создании стабильного, неизменного кода, лёгкого для изучения. Однако человеческие языки постоянно видоизменяются, представляя собой динамический организм. Поэтому главный недостаток эсперанто заключается в самой концепции, положенной в основу создания этого языка.

А вторая причина – возможно, в наши дни больше удовольствия нам доставляет создание фантастических миров, чем поиск способов улучшить наш собственный.

 

Оригинал: http://www.independent.co.uk/arts-entertainment/books/why-tolkien-s-fantastic-imaginary-languages-have-had-more-impact-than-esperanto-a7523896.html

Автор: Филип Сарджент, старший преподаватель прикладной лингвистики, Открытый университет, Великобритания

Переводчик: Вероника Чунина

Редактор: Анна Малявина


Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей

logo_radio.png