«Врут стихами. Правду говорят прозой». Режиссёр Олег Куртанидзе – о том, зачем ему три Гамлета и почему Шекспир актуален

Как актёры готовятся к выступлению? Стоит ли ходить на один и тот же спектакль дважды и зачем в одной пьесе играют сразу три Гамлета? Эти и другие вопросы режиссёр и актёры Молодёжного драматического театра Тольятти (МДТ) обсуждали 18 ноября вместе со студентами кафедры «Русский язык, литература и лингвокриминалистика» опорного Тольяттинского государственного университета.

В репертуаре МДТ – самые разные спектакли, в том числе поставленные по классическим произведениям. Например, трагедия «Гамлет» Уильяма Шекспира. На сцене МДТ пьеса претерпела некоторые изменения: Гамлета в ней играют в ней сразу три актёра.

Рассказать о «молодёжном» Гамлете и обсудить постановку со студентами пришли режиссёр спектакля Олег Куртанидзе, актриса МДТ Светлана Дроздова и исполнители главной роли – Гамлеты: Юрий Бутко, Юрий Раменсков и Александр Сандиряков. Организовала и модерировала беседу старший преподаватель кафедры Диана Третьякова.

 

«Гамлет» – трагедия мести или история заговора?

Непреходящий интерес к творчеству английского драматурга режиссёр объяснил в частности тем, что Шекспир писал пьесы, в первую очередь, для актёров. «Театр – это человековедение», – подчеркнул Олег Куртанидзе. Именно поэтому, по словам режиссёра, с материалом драматурга интересно и удобно работать. Однако удобно – не значит просто. Так, к обычным репетициям режиссёр добавил теоретический блок с лекциями о шекспировской эпохе: перед началом репетиций актёры прослушали три часа лекций. По словам Куртанидзе, это было необходимо для лучшего понимания исторического контекста.

По мнению режиссёра, у каждого персонажа в «Гамлете» есть реальный исторический прототип. Случайных героев и имён в пьесе Шекспира нет.

– Шекспировский театр «Глобус» – многоуровневый во всех смыслах. Каждый его ярус отводился определённой социальной группе: в самом низу находились маньяки и проститутки, чуть выше – дворяне и аристократы, а на самом верху этой театральной «цепочки» восседали короли. И каждый воспринимал пьесу на своём уровне. Низшие сословия видели в «Гамлете» трагедию мести, а аристократы – заговор, – говорит Куртанидзе.

Единственное, что объединяло (и продолжает объединять) зрителей, – это юмор, уверен Олег Амиранович. Иносказания, по словам режиссёра, есть только в двух театрах – английском и русском. Пьеса Уильяма Шекспира полна тонких, острых шуток и аллюзий на современную драматургу действительность. И простой люд эти отсылки прекрасно понимал. Однако для нынешней постановки, рассказала Светлана Дроздова, некоторые фрагменты пьесы пришлось сократить или вовсе оставить «за сценой»: многие отсылки, понятные зрителям шекспировского театра, в наши дни нуждаются в дополнительных пояснениях. Впрочем, на хронометраже спектакля удаление отдельных фрагментов не отразилось – постановка идёт три часа.

– Эзопов язык фактически возник во времена Шекспира, – уверен Олег Куртанидзе. – Потому что в его время нельзя было писать пьесы о царской фамилии. Конечно, от некоторых шуток нам пришлось отказаться, так как сегодня они совершенно не актуальны и их смысл сложно объяснить.

Режиссёр ставит Шекспира в один ряд с Чеховым и Вампиловым: все они описывали в своих произведениях именно человека в его жизненных обстоятельствах, не ограничиваясь описанием обстоятельств, которые сопровождают жизнь человека.

– Шекспир – театральный драматург, он пишет по законам театра: здесь и сейчас. Только то, что происходит с человеком в данный момент, – подчёркивает Куртанидзе.

Объясняя, почему часть спектакля актёры играют на английском языке, Светлана Дроздова, сыгравшая призрака отца Гамлета, отметила:

– В английском языке нет понятия рода. «I am thy father's spirit» (цитирует слова призрака Светлана Дроздова. – Прим. авт.) может сказать как мужчина, так и женщина. Притом разговаривает она на английском языке, а Гамлет словно переводит её слова зрителям.

Кроме того, английский язык в пьесе нужен, чтобы подчеркнуть: с призраками можно говорить только на латыни. А язык этот понимают только учёные, именно поэтому для диалога с призраком нужен Горацио. Кроме него и Гамлета на латыни не говорит никто из героев.

– Обычно, – рассказывает режиссёр, ­– прозой в произведениях говорят представители низших сословий, а стихами – наоборот люди высокого происхождения. Язык – это показатель социального статуса. Но «Гамлет» не про аристократов и простых людей, а о правде и лжи. Интересно, что когда Гамлет решает притвориться сумасшедшим, он начинает просто говорить всем людям правду. Это пьеса о правде и лжи, что видно даже на уровне текста: врут здесь стихами, а прозой говорят правду.

 

Три Гамлета и шут

Обсуждали на встрече и особенности режиссёрского видения пьесы. Нетипичным стало появление на сцене шута, ведь обычно в трагедиях шутов не используют.

– Для этого есть исторические предпосылки, – рассказывает Светлана Дроздова. – Актёры боялись шутов, относились суеверно. В «Гамлете» же шут – это дьявол. Он и появляется из-под сцены, как будто из преисподней.

Ещё одной особенностью постановки стало распределение режиссёром трёх актов пьесы между тремя разными Гамлетами. Актёры, сыгравшие главные роли, признаются, что режиссёр до последнего момента не говорил о своём замысле, и каждый из них думал, что выступает в роли дублёра.

– Решение о трёх Гамлетах пришло в процессе обсуждения концепции языка пьесы, – рассказывает Олег Куртанидзе. – В этом помогла Светлана Дроздова. Мне было любопытно, что из этого выйдет.

О том, что из этого вышло, студенты спросили непосредственно у исполнителей главных ролей в спектакле. Первый Гамлет – герой Юрия Бутко – получился, по словам актёра, нерешительным. «Но он ничего не делает просто так – у героя всегда есть какой-то план, которым он руководствуется», – объясняет Юрий.

Актёр, исполняющий роль второго Гамлета, – Александр Садиряков – появляется во второй половине первого акта. Своего персонажа он видит очень философичным.

Для исполнителя третьей роли Гамлета – Юрия Раменскова – его персонаж карающий. Роль актёра – фактически пантомима: всё время на сцене он лишь слушает других героев, а затем жестоко мстит им.

– Первый Гамлет – познающий, второй – рефлексирующий, третий – карающий, – резюмирует Раменсков.

Посмотреть на новое прочтение знакомого произведения и составить собственное мнение можно на ближайшем спектакле «Гамлет» (16+), который состоится в Молодёжном драматическом театре 8 декабря. Начало в 17:00.

Просмотров: 29
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей