«Человек без мечты – вертикальная лужа» Радиоэксперимент с Дмитрием Тодосовым, членом регионального совета Российского движения детей и молодёжи

Сколько вопросов нужно задать незнакомому человеку, чтобы хорошо узнать его? Казалось бы, странная тема для обсуждения. Однако в интернете вы найдёте дискуссии по этому поводу. Одни говорят, что достаточно набора из десяти вопросов, другие предлагают воспользоваться списком из двухсот. Но в различных сценариях знакомства есть одно сходство – они подразумевают вопросы, не характерные для первых диалогов. Например, «Какой глупостью вы больше всего гордитесь?» или «Что делает вашу жизнь по-настоящему стоящей?». На эксперимент по раскрытию личности через необычные вопросы с корреспондентом Молодёжного медиахолдинга «Есть talk!» Натальей Матросовой согласился член регионального совета Российского движения детей и молодёжи Дмитрий Тодосов.

Дмитрий Тодосов. Фото: Артём Чернявский

– Перед тем как мы приступим к эксперименту, предлагаю прибегнуть к традиционной преамбуле-пояснению, потому что не все наши слушатели принимают участие в Российском движении детей и молодёжи (РДДМ). И наша беседа, кстати, может способствовать увеличению количества активистов этого движения. Дмитрий Александрович, человек, который может найти подход к подростку, скорее всего, посещал лекции в педагогическом вузе. Я права?

– Да, абсолютно верно.

– В каком городе вы получали высшее образование?

– Высшее образование я получал в нескольких городах (1997 год – Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, 2005 год – Муниципальный центр подготовки (Тольятти). – Прим. авт.). В связи с тем, что начинал я учиться в Тольятти, после того как мне пришлось выйти на работу, мне пришлось уйти на заочное обучение, и я обучался в другом городе. Но ещё одно образование – менеджер городского хозяйства – получал опять же здесь, в Тольятти.

– То есть после получения диплома ваша профессиональная деятельность не всегда была связана с педагогикой?

– Практически всегда. На несколько лет я уходил в структуры бизнеса, но уже практически тридцать лет моя жизнь посвящена педагогике. В разное время жизни я был учителем, заместителем директора, директором школы (МБУ «Школа № 74 имени Героя Советского Союза Владимира Петровича Кудашова». – Прим. авт.), работал в департаменте образования администрации города Тольятти, был заместителем директора центра психолого-медико-социального сопровождения города Тольятти. И вот последние четыре года я возглавляю Тольяттинское отделение Российского движения школьников (РДШ).

– Вы больше двадцати лет назад окончили вуз, но вас не побоялись назначить руководителем команды, в которой ещё даже студентов нет, а только школьники. То есть между вами огромная разница, но вы знаете, как стирать эти границы и быть с детьми на одной волне. Дмитрий Александрович, озвучьте, пожалуйста, несколько лайфхаков для родителей и ваших коллег, которые хотели бы сократить дистанцию между собой и подростками.

– На самом деле, меня никто не назначал, меня выбрали. На момент, когда Российское движение школьников создавало Тольяттинское отделение, это была выборная должность председателя отделения. Ребята вместе со взрослыми педагогами предложили мою кандидатуру и на общем собрании выбрали. Какой бы дал я совет? Быть проще. Всегда принимать ребёнка, всегда его слушать, слышать его потребности. Даже самый маленький ребёнок, несмотря на то, сколько ему лет, – это всегда личность, это всегда очень взрослые проблемы. Их нужно выслушать, нужно дать совет в соответствии с возрастом ребёнка и поддержать его. И взрослым, особенно родителям, я хочу посоветовать одну простую вещь: всегда в любых обстоятельствах любите своих детей. Это самое главное, что может подарить родитель своему ребёнку.

– Дмитрий Александрович, сколько тольяттинцев было в составе Российского движения школьников на момент включения РДШ в Российское движение детей и молодёжи?

– Более десяти тысяч активных ребят в возрасте от восьми до восемнадцати лет. Это те ребята, которые были официально зарегистрированы на сайте Российского движения школьников. На самом деле, включённых в процесс Российского движения школьников ребят было значительно больше, количество их посчитать невозможно, мы никогда этой целью и не задавались. Огромное количество ребят, огромное количество позитивных мероприятий, событий – это то, чем славилось Тольяттинское отделение РДШ и чем, я надеюсь, будет славиться Тольяттинское отделение РДДМ.

– То есть теперь все эти, как вы сказали, более десяти тысяч человек автоматически стали участниками Российского движения детей и молодёжи?

– Не совсем так. В Российское движение детей и молодёжи войдут, помимо ребят из Российского движения школьников, активисты АНО «Большая перемена», юнармейцы, волонтёры, студенты [вузов и колледжей].

– Чем будут заниматься участники этого движения?

– В РДШ было четыре основных направления. В РДДМ их десять. Это информационно-медийное сопровождение деятельности, большие блоки по военно-патриотическому воспитанию детей, личностное развитие ребёнка, зарубежные друзья и партнёры, туризм, экология, гражданская активность, добровольчество... То есть всё то, чем может заниматься ребёнок. И наша задача – дать ему возможность попробовать себя в той или иной сфере деятельности, что уже даёт очень хороший результат, потому что большое количество наших выпускников сейчас являются студентами профильных вузов той специальности, которую они когда-то выбрали в РДШ в качестве направления своей деятельности.

– Почему школьникам имеет смысл обратить внимание на Российское движение детей и молодёжи? Какие навыки получают его участники?

– Прежде всего – работа в команде. Очень много ребят сегодня не знают, где и как применить свои усилия. А работа в команде – это всегда очень круто: ты имеешь возможность показать и реализовать не только свои мечты и цели, но и задачи той команды, к которой примыкаешь. Это большая и дружная команда ребят. В декабре [2022 года] Тольяттинскому отделению [РДШ] было четыре года, и накануне дня рождения огромное количество выпускников собралось в одном городе – это был не Тольятти, это был Нижний Новгород, – чтобы поздравить Тольяттинское отделение с днём рождения и станцевать поздравительный флешмоб, чтобы мы его здесь повторяли. Когда это видишь, понимаешь, что мы работаем в правильном направлении, даём детям то, что нужно им. Причём сама система управления в РДШ и в РДДМ строится по принципу самоуправления. То есть каждый ребёнок управляет сам собой и той командой, которая ему доверяет. Каждый развивается: кто-то в сторону управления, кто-то в сторону волонтёрства, кто-то в сторону медийки, кто-то в сторону личностного развития, кто-то идёт в профессиональное волонтёрство и добровольчество. Вариантов развития событий огромное количество, и наша задача – показать правильный путь каждому ребёнку.

– Это круто! Дмитрий Александрович, какие самые необычные вопросы поступали в ваш адрес от участников Российского движения школьников?

– Сразу очень сложно сказать. Я постоянно нахожусь в процессе взаимодействия с молодёжью, если не на мероприятиях, то в соцсетях. Огромное количество бесед по направлениям: по детскому активу, по лидерскому совету и так далее. И постоянно в эти беседы мне поступают вопросы, их очень много, и сказать, какой был самый необычный, – я не знаю. Для меня все вопросы, которые поступают от моих детей, интересны, необычны, и я на них всегда с удовольствием отвечаю.

– Предположу, что на те вопросы, которые приготовила для вас я, вам пока отвечать не приходилось. Готовы приступить к эксперименту?

– Пожалуй, да.

– Тогда поехали. Сколько бы лет вы себе дали, если бы не знали своего возраста?

– Разбег очень большой – от пяти до ста пяти. Иногда мне кажется, что я очень умный, иногда кажется, что я в этой жизни вообще ничего не знаю. В последнее время чаще всего себя ловлю на мысли, что не только я учу тех детей, которые рядом со мной, но и они меня учат очень многому. Я остаюсь на волне с молодёжью, и когда мне плохо, когда я болею, общение с ними позволяет мне быстрее выздороветь. Потому что их энергия, их эмоции, их любовь, которую они дарят окружающим, позволяют быть всегда молодым, вечно молодым. Это очень здорово, это очень классно! Поэтому, если уж прям чётко отвечать на ваш вопрос, – лет семнадцать-восемнадцать.

– Что хуже: потерпеть неудачу или не попробовать?

– Конечно же не попробовать! Я всегда говорю своим ребятам: берите от этой жизни всё и делайте всё, что даёт вам жизнь. У вас есть этот шанс – всегда его реализуйте, всегда пробуйте! Лучше попробовать и потом жалеть, чем не попробовать.

– Почему, если жизнь так коротка, мы делаем так много того, чего не любим делать, и при этом делаем так мало из того, что любим?

– А это выбор каждого человека, на самом деле. Я ушёл с высоких должностей, с высоких зарплат и девяносто процентов своей жизни посвящаю детям абсолютно безвозмездно, то есть даром. И меня это не смущает, поскольку давно есть основная работа (Дмитрий Тодосов работает педагогом-организатором в тольяттинской школе № 59 им. Г. К. Жукова. – Прим. авт.), я получаю какие-то деньги, не очень большие, но вполне приемлемые, чтобы поддерживать свою жизнь. Поэтому я призываю к тому, чтобы делать те вещи, которые нам нравятся в этой жизни. Тогда наша жизнь становится длиннее. Потому что жизнь – это не те дни, которые прошли, а те дни, которые запомнились. Когда ребята пишут слова благодарности, когда ребёнок, который состоит на учёте в полиции, который был не совсем позитивным подростком, становится одним из лидеров твоего движения, а через несколько лет за ним идут люди, – вот оно счастье!

– А когда вы поняли, что наступил этот переломный момент, что вы захотели заниматься именно этим?

– С самого раннего детства я хотел быть директором школы. Было мне пять лет, а я родителям своим заявил, что буду директором школы. Я им стал. То есть моя мечта реализовалась, меня назначили в достаточно молодом возрасте (в 29 лет. – Прим. авт.). Я отработал восемь лет, в моей школе был победитель городского этапа, регионального этапа [конкурса «Учитель года»], мы прошли с большим успехом аккредитацию, я сделал достаточно серьёзный ремонт в школе... И я просто понял, что не хочу быть чиновником от образования, а хочу работать с детьми. И тогда в один день просто поехал в департамент образования и написал заявление об увольнении. Очень мало людей меня поняли тогда. Но это как раз к вопросу о том, что никогда не [нужно] жалеть о том, что вы делаете, о своих поступках. Лучше попробовать, потому что мне было тяжело, морально тяжело работать директором школы. А сейчас мне морально легко работать с ребятами.

– Это классно! Очень классно! Если бы вам разрешили изменить только одну вещь в мире, чтобы это было?

– Очень многое, наверное, хотелось бы поменять. Но я точно знаю, что если ты целенаправленно и хорошо работаешь в своей сфере, ты это можешь поменять и так, без чьего-либо разрешения. Обычно я ни у кого не спрашиваю разрешение на изменения. Беру и делаю сам или при помощи моих ребят.

– Если счастье станет национальной валютой, какая работа сделает вас богатым?

– Та работа, которая у меня сейчас есть. Хотя работой её назвать очень сложно. Это постоянное взаимодействие с детьми. И это большое счастье! Когда общаешься с детьми, вместе что-то придумываешь, мониторишь события, поёшь с ними песни, участвуешь в флешмобах – для меня это счастье. Для меня счастье является той самой валютой, которая позволяет жить мне и которая позволяет меняться другим.

– Вы делаете то, во что верите, или пытаетесь верить в то, что делаете?

– Никогда не пытался верить в то, что я делаю. Если стоит так вопрос в моей жизни, я всегда буду делать то, во что я верю.

– Прекрасно! Дмитрий Александрович, если бы в среднем человеческая жизнь длилась сорок лет, что бы вы изменили в своей жизни, чтобы прожить её максимально интересно?

– Вы знаете, у меня есть пример. Сейчас немножко не о позитивном. Мои брат с сестрой очень рано ушли из жизни. Брат не дожил до тридцати пяти лет, сестра не дожила до пятидесяти. И я понимаю, что жизнь – такая штука, которая может оборваться в любой момент. От тебя по большому счёту ничего в этой жизни не зависит. И длина твоей жизни от тебя не зависит точно. Что бы я сделал? Я бы делал то, что делаю сейчас.

– Насколько вы контролируете то, что происходит в вашей жизни?

– Я контролирую. Иногда всё выходит из-под контроля. Часто такое бывает. Бывают эмоциональные качели, потому что понимаешь, насколько мир несовершенен и груб по отношению к тебе. Но потом я на это смотрю и думаю: это же мой урок, мой опыт, это то, что позволяет мне становиться лучше. Когда всё в жизни хорошо и ты плывёшь по течению – ты деградируешь.

– Если бы вы могли дать маленькому ребёнку только один совет за всю жизнь, что бы вы сказали?

– Читай. Постоянно читай, постоянно учись, потому что учиться нужно в любом возрасте, читать нужно в любом возрасте. Чтение и учение – это те вещи, которые делают человека человеком.

– Смогли бы вы нарушить закон для спасения любимого человека?

– Думаю, да.

– Что в этой жизни вы делаете иначе, чем другие люди?

– Я никогда не смотрю на других людей. Буквально недавно мы разговаривали с моим председателем детского совета, и я ему дал такой совет: никогда не смотри на другого человека и не сравнивай себя с другим человеком. Потому что есть люди, которые всегда будут казаться нам лучше, чем мы, и есть люди, которые всегда будут казаться хуже, чем мы. Мы должны себя сравнивать с собой. И я ему сказал: «Посмотри на себя сейчас, посмотри на себя, каким ты был полгода назад, год назад. Какие изменения произошли в твоей жизни за это время?» И он начал перечислять. Я говорю: «Ты изменился, ты стал лучше!» Если я доволен собой, значит, всё хорошо. Если я не доволен собой, значит, я буду делать так, чтобы быть довольным собой. Но сравнивать себя с кем-то я не буду.

– Что вы очень хотели сделать, но так и не сделали? Что вас останавливает?

– Я когда-то хотел водить машину. И никогда у меня не хватало времени и сил, желания. Наверное, не было мотивации к тому, чтобы пойти учиться вождению. А потом, когда я понял, что лучше ездить в машине в качестве пассажира, потому что у тебя есть возможность делать большое количество дел, когда ты пассажир, я понял, что, наверное, вот моя мотивация не делать этого. Хотя, может быть, я себя успокоил.

– Вы держитесь за что-то, что вам давно пора отпустить?

– Да, наверное, есть эти моменты в жизни. Когда ты создаёшь что-то очень глобальное, серьёзное, крутое, а внешние факторы это убирают из твоей жизни и ставят новые планки, иногда бывает грустно отпустить то, куда ты вкладывал душу. Когда ты вкладываешь деньги – не столь страшно отпустить. Страшно отпустить то, куда вкладываешь свою энергию, своё сердце. Я не могу отпустить Российское движение школьников из своей жизни, правда. Несмотря на то, что РДДМ – крутая молодёжная организация, РДШ мне отпустить очень сложно.

– Дмитрий Александрович, нажимаете ли вы кнопку вызова лифта больше одного раза?

– На лифте езжу крайне редко. Живу я в доме, где лифт мне не нужен. У мамы в доме есть лифт. Я даже не задумывался над этим. Наверное, нет.

– Кем бы вы хотели быть: нервным гением или счастливым «дурачком»?

– Счастливым «дурачком» однозначно.

– Если бы вы смогли стать самому себе другом, хотели ли бы вы себе такого друга?

– Больше, наверное, да, чем нет. Но иногда это очень нехороший человек, с которым бы я не стал общаться.

– Что хуже: если ваш лучший друг переедет жить в другую страну или если он будет жить рядом, но вы перестанете общаться?

– Однозначно если переедет в другую страну. Сейчас проблем для общения нет от слова совсем. И лучше общаться с другом, но только если это настоящий друг, потому что жизнь так расставляет иногда приоритеты, что люди, которые, казалось, были твоими друзьями, становятся тебе никем, растворяются в пространстве. Поэтому пусть он лучше живёт где-нибудь далеко за границей, но мы будем общаться. Есть у меня такие друзья, мы с ними общаемся и дружим. И есть «друзья», с которыми мы общались много лет и сейчас не общаемся, хотя и живём в соседних кварталах.

– Что вы выберете: потерять все свои прошлые воспоминания или никогда не иметь новых?

– Сложный вопрос... Новое воспоминание – это тоже круто! Старое воспоминание... Наверное, нет, не хочу я терять старое воспоминание. Не хочу.

– То есть выберете никогда не иметь новых?

– А можно третий вариант? На самом деле, это вообще ни разу не про меня, воспоминаний в жизни очень много, они разные, есть позитивные, есть негативные, есть печальные, есть весёлые. И терять их нельзя, из этого и состоит наша жизнь, наше мировоззрение, которое позволяет нам идти дальше и получать новые впечатления. Потому что если ты не получаешь новых впечатлений, тебя уже на этом свете просто нет.

– Можно ли добиться правды, не сражаясь?

– Можно. Правда – это такая вещь, которая рано или поздно всё равно случится, добро всегда победит зло. В этом я уверен на сто процентов. Если побеждает зло, то это ещё не конец истории.

– В сказке правду говорят, да?

– Да. Сказка вообще очень мудрая вещь. Сказки нужно читать абсолютно всем, причём взрослым – в большей степени, чем детям. Сказка ложь, да в ней намёк...

– Если бы вам сейчас дали миллион долларов, вы бы уволились с работы?

– С работы, наверное, да. А вот из молодёжного движения не ушёл бы никогда. Я не позволю себе подвести ребят, которые доверились мне и которые идут за мной. Они верят мне как личности, и я не имею права их подвести. А один миллион долларов очень бы нам помог сейчас. Мы развернулись бы в Тольятти ох как на миллион-то долларов! Но мы и так развернёмся, без них.

– Если мы учимся на своих ошибках, почему мы боимся их совершать?

– Я не боюсь совершать ошибок. Все люди, которые достигли успеха, говорят одно: «Если хочешь добиться успеха – увеличь количество ошибок, которые совершаешь». И я живу по этому принципу. Я их совершаю, не боюсь совершать. И самое главное – не боюсь их давать совершать ребятам, которые рядом со мной, и они не боятся ошибаться. Это очень важно для меня, потому что я не хочу, чтобы они меня боялись, когда совершают ошибки. Есть очень тонкая грань в жизни любого человека, который руководит большим детским коллективом, – меня могут бояться, а могут бояться подвести. Вот я очень надеюсь на то, что ребята (я это вижу!) боятся меня подвести.

– Бывало ли у вас такое, что вы зашли в комнату и забыли, для чего зашли?

– Сто раз! Постоянно! В голове очень много мыслей, очень много задач. И я вот уже с вами разговариваю сейчас и думаю: «А как они там? А что у нас там? А куда мне идти дальше?» Бывает такое, что приходишь, кладёшь ключи от квартиры в морозилку и потом их ищешь на следующий день и найти не можешь, переворачиваешь всю квартиру, потом совершенно случайно находишь их в морозилке. Такое в моей жизни тоже было, поэтому да, это нормальная история.

– Как часто вы бываете на автопилоте?

– Вот сейчас, когда ехал к вам на интервью, у меня была мысль: «Я закрыл вообще дверь в квартиру или нет?» Потому что я не мог найти ключи от квартиры в том месте, куда обычно я их кладу, – в кармане. Я их нашёл в рюкзаке и судорожно вспоминал, как они оказались там. Вспомнить так и не смог. Поэтому разговариваю с вами, а одна из моих мыслей – «А что там с моей квартирой? Закрыта ли она?»

– Какой глупостью вы больше всего гордитесь?

– Глупости мы совершаем каждый день, гордиться глупостями, наверное, не стоит. Но почему бы и нет? Я не знаю, что вы вкладываете в понятие «глупость».

– У каждого, наверное, своё понимание.

– У каждого своё, да. Кто-то считает меня глупым, потому что вожусь с детьми бесплатно 24/7. Кто-то считает глупым поступком, что я ушёл с [поста] директора школы, а я горжусь этим поступком. Потому что я тогда нашёл в себе силы пойти против системы, против достаточно жёсткого прессинга даже со стороны друзей...

– Наверное, громко сказано, но вы выбрали счастье.

– Наверное, свободу.

– Какой безумный поступок вы хотите совершить, но никак не можете решиться?

– Если я хочу совершить какой-то безумный поступок, я его совершаю. Я никогда не откладываю это на потом. Есть моменты, которые я никогда не совершу в своей жизни. Например, прыжок с парашютом. Да, я бы никогда этого не сделал. У меня есть некие фобии. Это одна из фобий. Я боюсь высоты. На физическом уровне становится плохо, когда я поднимаюсь на высокие этажи, смотрю куда-то высоко. Поэтому я лишён счастья созерцать что-то с высоты птичьего полёта. Когда приезжаю в Питер, не могу подняться на Исаакиевский собор, потому что мне там страшно.

– Следующий вопрос, который я подготовила, как будто прямо подсмотрела ваш ответ: что бы вы сделали в первую очередь, если бы научились летать?

– Ну летать бы я точно не стал никуда... Что бы?.. Да ничего. Летал бы, удивляя всех вокруг!

– Самый странный разговор, который вы когда-либо слышали?

– Знаете, общаясь с детьми, очень часто слышишь странные разговоры, иногда непонятные, поскольку у детей сленг очень быстро меняется. Иногда я их слушаю, они вроде бы говорят русскими словами, русскими буквами, но я вообще не понимаю, о чём они говорят. Пытаюсь расспросить у них очень аккуратно, что это значит. Они очень вежливо и культурно мне объясняют, что это значит. Но надо отдать им должное, что в разговоре со мной они очень редко употребляют вот эти вот свои словечки. Со мной они всё-таки разговаривают нормальным русским языком, за что им большое спасибо!

– А есть слова, которые вы запомнили из молодёжного сленга?

– Да я их особо не запоминаю, потому что не использую в своей речи. Я не общаюсь с ними на их молодёжном языке, пытаюсь разговаривать с ними правильно. Человек, который живет в государстве российском, должен говорить на правильном русском языке.

– Ваш самый странный телефонный звонок?

– Наверное, какой-то звонок от детей или детям. Но сказать, что он странный?.. Он может быть неожиданный, может быть поучительный, может быть какой-то ругательный. Потому что дети не умеют абсолютно работать со временем. С тайм-менеджментом у них достаточно серьёзные проблемы. Я привык приезжать на все мероприятия немножко заранее. А вот ребята, как правило, приезжают либо совсем впритык, либо чуть-чуть попозже, до последнего занимаются своими делами. Иногда ругаешься на них, когда понимаешь, что очень важное мероприятие, а их нет. И ладно, если это мероприятие наше. А если встреча с губернатором? Или самолёт в Москву – а их нет! Тогда, наверное, те самые странные разговоры как раз и получаются.

– На самом деле, хотела бы я иметь такую привычку, как у вас, – приходить заранее. Я, наверное, тоже из числа тех детей, которые привыкли приходить впритык. Мне папа всю жизнь говорит: «Наташ, ну давай заранее, что ж такое-то?» Я даже в аэропорт впритык приезжаю...

– Нет, я всегда стараюсь делать немножко заранее. Когда едешь на какое-то мероприятие, есть люди, которые, может быть, что-то хотят тебе сказать перед мероприятием, либо ещё есть какие-то моменты, которые нужно учесть. Человек я достаточно ответственный, стараюсь с тайм-менеджментом дружить.

– О чём вы больше всего сожалеете?

– О том, что жизнь очень быстро идёт... Я не успеваю её жить, эту жизнь... Год уходит за годом, день, недели, дни – они летят неизвестно куда, неизвестно зачем. И ты понимаешь, что большую часть жизни ты уже прожил. И я боюсь чего-то не успеть, чего-то недодать. Но это жизнь, она такая...

– За собой тоже заметила. До восемнадцати лет время не шло. Думала: «Быстрее бы мне восемнадцать!» А сейчас обернулась, а мне уже двадцать...

– Знаете, я на ребят очень часто ругаюсь за это. Потому что вот началась зима, а они начали страдать по лету. Говорю: «Ребят, ну что вы? Лето придёт, оно будет завтра. Вы сейчас живите, здесь и сейчас! В зиме, в снеге, в дожде, в слякоти. Живите в этом, потому что каждый день – это уникальная история вашей жизни, которая больше не повторится». В понедельник они начинают ныть, что быстрей бы воскресенье. Чего ныть-то? Как правило, они со мной соглашаются. Может быть, просто не рискуют со мной спорить...

– Что делает жизнь по-настоящему стоящей?

– Мечта. Человек без мечты – вертикальная лужа. У меня всегда есть мечта, я своим мечтам придаю действия, приделываю «ножки». Делаю из своей мечты цель и иду к ней.

– Самая трудная правда, с которой вы столкнулись?

– Очень сложно людям говорить правду. Стоишь перед выбором: либо человеку сказать правду, либо потерять хорошие отношения с этим человеком. Но вот вы меня первый раз видите, а кто меня знает не первый день, знают, что я достаточно часто говорю правду и говорю её в глаза. Потому что правду говорить нужно. И когда правду говорят мне, я этим людям благодарен даже больше, чем тем, которые льстят. Потому что когда тебе льстят, кажется, что ты такой крутой человек, у которого всё классно в жизни. Ты на себя потихонечку надеваешь корону и начинаешь жить эту жизнь в короне. А вот когда тебе говорят правду про тебя, начинаешь задумываться. Но кто-то впадает в депрессию, в истерику, а кто-то начинает меняться. Я предпочитаю, чтобы мне говорили правду, и я стараюсь говорить людям правду.

– Легко ли вы меняете своё мнение?

– Очень, очень, очень тяжело. Бывают моменты, когда я меняю мнение по отношению к ситуации, к людям. Но если человек сложил о себе мнение, взрослый человек, мне очень сложно поменять к нему отношение. Крайне сложно. По отношению к детям это делать проще.

– Что бы вы никогда не поменяли в своей жизни?

– Я бы никогда не хотел отпускать историю, которая есть в моей жизни сейчас, правда. Я не очень люблю должности, не очень люблю карьерный рост. Я не карьерист по жизни. Были предложения уйти в регион, уйти в Москву работать. Уйти туда – это поменять сферу деятельности, стать чиновником. Я не хочу терять историю, которая есть сейчас в моей жизни. За мной большое количество ребят, которые поверили мне. Я не имею права их подвести.

– Мне кажется, когда дети, с которыми вы работаете, прослушают это, они вас полюбят ещё больше.

– Надеюсь на это.

– Если бы пришлось месяц есть одну и ту же еду, что бы это было?

– Сейчас я с удивлением признаю, что мне абсолютно всё равно, что я ем. Гастрономических пристрастий у меня нет. Раньше были любимые блюда, а сейчас самое главное, чтобы эта еда была, и желательно, чтобы она была приготовлена.

– Какой наилучший совет вы получили в своей жизни?

– Никогда не сдавайся, как бы ни было тяжело! Никогда не плыви по течению. По течению плывут только собаки. Выруливай, выплывай, дерись, борись за себя, за свою цель, за свою мечту, за людей, которые стоят за тобой. Всегда это делай и, самое главное, будь честен по отношению к себе.

– Три слова, которыми вы сможете описать себя?

– Добрый, позитивный, требовательный.

– Представим, что вы можете носить только одну вещь до конца жизни. Что это будет?

– Джинсы. Я очень быстро начал строить карьеру, и мне приходилось носить костюмы, галстуки, рубашки. У меня их было всегда в гардеробе очень много. Но вот джинсы, кроссовки, бомберы, свитшоты – это мне нельзя было носить по роду деятельности. Сейчас, когда работаю с детьми, это свитшоты, бомберы, джинсы. В них безумно удобно, в них можно поехать и в лес, можно посидеть и песни у костра попеть. Поэтому, наверное, джинсы. Это самая универсальная вещь, которая должна быть в гардеробе абсолютно у каждого человека.

– При принятии серьёзных решений надо слушать сердце или разум?

– Разум.

– С помощью каких вопросов вы бы стали раскрывать своего собеседника?

– На самом деле, собеседнику всё равно, какие вопросы ему задают. Самое главное не что ты задаёшь, а как ты это задаёшь, как слушаешь собеседника. Когда задаёшь человеку вопрос и проявляешь к нему определённого роду эмпатию, уже неважно, какие вопросы ты задаёшь. Важно всё-таки, твой человек или не твой, словил его эмоцию, энергию или не словил. Бывает, встречаешься с человеком, разговариваешь с ним, вроде вопросы правильно задают, а ты сидишь и понимаешь, что не хочешь на них отвечать. Вот с вами как раз обратная история. Мне с вами очень приятно общаться. Спасибо вам за информацию.

– Взаимно! Какие у вас впечатления от нашего эксперимента?

– Потрясающие впечатления! Всегда прикольно, интересно структурировать основные моменты жизни, работы, своих мечтаний, целей и так далее. Мне очень понравилось. Это очень позитивно, очень здорово, очень круто. И если вы будете этот проект продолжать, я буду с удовольствием его слушать, потому что мне очень реально зашло.

– Дмитрий Александрович, если в нынешний год кролика вам ещё не один раз придется столкнуться с экспериментами, то пусть они приносят вам только радость.

– Спасибо большое. Я уверен, что экспериментов в этом году будет не меньше, чем в прошлом. Мы будем преодолевать, мы будем с ними работать, мы будем с ними дружить, поскольку эксперимент – это всегда очень здорово работает на развитие личности, на развитие твоего «я».

– Я считаю, что наш с вами сегодняшний эксперимент удался. Я открыла для себя потрясающе интересного человека и считаю, что тольяттинским школьникам очень повезло с руководителем команды. Дмитрий Александрович, желаю вам интереснейших людей и проектов!

– Спасибо вам огромное! Вам тоже удачи в ваших делах. Это очень крутой университет, здесь очень крутые студенты, очень крутая атмосфера. И я желаю, чтобы вы нашли свой путь и чтобы когда-нибудь, когда вам будет столько лет, сколько мне, кто-нибудь сказал: «Спасибо вам за то, что вы есть!»

«Человек без мечты – вертикальная лужа» Радиоэксперимент с Дмитрием Тодосовым, членом регионального совета Российского движения детей и молодёжи
Просмотров: 565
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей