#Ошибки_нет. Мы в потоке, мы в моменте, мы в ресурсе

Вопрос всем, кто открыто улыбается этому миру, с упоением визуализирует свои мечты и цели, наглухо закрывает гештальты, создаёт экологичные запросы и соблюдает личные границы: «А вам не кажется, что все эти слова уже подрастеряли свой истинный смысл от частого употребления?» На волне хайпа вокруг психологических терминов в материале проекта #Ошибки_нет мы разбираемся, как много слов из психологии основательно поселились в нашем лексиконе, почему мы их употребляем и, главное, зачем.

Обращаемся к истокам

В последнее время обращение за помощью к психологу перестало быть чем-то постыдным. Более того, сеанс терапии у специалиста-психолога – и новая мода, и очевидная потребность. Люди теперь заботятся не только о физическом здоровье, но и о ментальном. Они наконец обратили внимание на самих себя.

Массовые обращения к специалистам начались в том числе и после волны откровений знаменитостей. Блогеры и звёзды делятся со своей аудиторией личным опытом: инсайтами, детскими травмами, участиями в марафонах и тренингах, историями саморазвития. Ноги всеобщей моды на популярную психологию растут из социальных сетей. В пандемию COVID-19 многие сферы жизни ушли в онлайн, и психология тут не стала исключением. Психологи, психоаналитики и коучи проводят по видеосвязи консультации и сеансы, в социальных сетях организуют тренинги и марафоны. И язык, конечно, отзывается: термины «триггер», «манипуляция», «абьюз», «осознанность» и другие выбрались за пределы психологических сессий и переселились в наши повседневные разговоры.

– Я склоняюсь к мнению, что это очень положительное явление. Рад, что люди больше узнают о такой науке как психология, в особенности о практической психологии. Люди используют различные термины в речи, потому что обогащаются с их помощью, – считает практикующий педагог-психолог Игорь Подвербный.Многие изучают психологию через соцсети, книги, статьи про психологические феномены. Это веяние культуры, общество сейчас психологизируется.

Удивительно, но факт

Подобную ситуацию в русском языке более 30 лет назад предсказал лингвист, сотрудник Института лингвистических исследований РАН Кирилл Горбачевич. В статье 1990 года «Дано ли нам предугадать?» он предположил, что в XXI веке русскоговорящая часть мира будет употреблять много терминов из разных научных (и не только) сфер. Именно это сейчас и происходит – люди активно пользуются понятиями экономики, медицины, IT, а теперь и психологии.

– Наблюдается большое количество заимствований, несмотря на богатство русского языка в выражении эмоций и чувств. Причины здесь две: первая – это потребность в экономии речевых усилий, вторая – дань языковой моде, когда носителям языка кажется, что слово на иностранном языке звучит престижнее, поднимает статус. На мой взгляд, заимствованные термины пользуются спросом по обеим причинам, – поясняет заведующий кафедрой «Русский язык, литература и лингвокриминалистика» гуманитарно-педагогического института ТГУ Ольга Паршина.

Несколько лет назад в тренде была тема рэпа. Все говорили о трэпе, батлах, диссах, гострайтинге. И вот в речи уже основательно закрепились слова «хайп», «флоу», «панч» и «хейтер». Слова эти перекочевали из лексики андеграундного рэпа

Ещё один факт. Не потеряйте дар речи! Пресловутые «фейк» и «сторителлинг» тоже пришли к нам с улиц, где читали рэп. Первый термин характеризовал исполнителя, который изначально основал свой текст на вранье и не может «ответить за слова», а второй – это трек-история с последовательным описанием событий и поступков реальных или вымышленных героев.

КультОтвет

Самый престижный Всероссийский книжный рейтинг свидетельствует, что за 2021 год российские читатели готовы были тратить деньги на литературу по саморазвитию и психологии – 59,4 % от общей выручки книг, вошедших в этот самый рейтинг. По данным одной из крупнейших книжных сетей, безоговорочными лидерами продаж 2021 года стали книги по саморазвитию и психологии, в топе: «НИ СЫ» (16+) Джена Синсеро, «Подсознание может всё!» (16+) Джона Кехо и «Тонкое искусство пофигизма» (16+) Марка Мэнсона.

Наверное, вы тоже обратили внимание на то, что психологи, профайлеры, психоаналитики и их пациенты всё чаще становятся героями книг, фильмов и сериалов. Что ни герой, то незаживающая психологическая травма, незакрытый гештальт или токсичные отношения. Вспомним ставшие уже культовыми фильмы: «Джокер» (2019, 18+) режиссёра Тодда Филлипса, «Сплит» (2017, 16+) режиссёра М. Найта Шьямалана. И список этот можно продолжать.

Особенностью онлайн-работы психологов стало появление множества сервисов и приложений для работы над собой. Кстати, в Тольяттинском государственном университете тоже есть очень полезный бот-психолог, работающий в соцсети «ВКонтакте», – Doctor Calm. Среди приложений и сервисов невероятное число предложений: опросники, медитации, аффирмации и чаты со специалистами.

На фоне бума психологии и её расцвета для массовой аудитории появилась и особая порода людей – инфоцыгане, которые продвигают свои курсы, марафоны, книги и гайды. «Визуализировать свои цели – настоящий труд», – провозглашают они. Именно так можно закрыть пресловутые гештальты, что отнимают энергию, обратиться ко Вселенной со своими запросами, получить озарение (инсайт), выйти из токсичных отношений, порефлексировать, избавиться от синдрома самозванца, всегда соблюдать личные границы, не поддаваться манипуляциям, выйти из зоны комфорта, расписать карту желаний, брать ответственность за свою жизнь, почувствовать поток, момент... Но прежде всего каждому из нас нужно развивать критическое мышление.

Терминология, а ты – проблема!

Для адекватного употребления того или иного термина, конечно, важно знать его полное значение. Разберёмся на примере. Спрашиваем у подруги: «Что у тебя на работе?» А в ответ: «Ох, сплошной абьюз». И как это понять? Первые мысли: начальник её прилюдно унижает, подругу надо спасать. А оказывается, что босс вызвал её в кабинет, чтобы выписать выговор за отчёт, который она сдала на несколько дней позже срока. Знакомая ситуация?

Термины из психологии давно стали своеобразными ярлыками. Мы произносим их и думаем, что не понадобится дополнять картинку.

– Проблема «психологизмов» не в их появлении. Она заключается в том, что мы используем термины без представления об их полном значении или с неким пренебрежением. В этом случае это сбрасывание с себя ответственности. Вместо развёрнутого рассказа о своих чувствах или переживаниях мы произносим термин (шаблон) – наклеиваем этикетку, – говорит Ольга Паршина. – С одной стороны, мы блеснули умом в дань моде, а с другой выходит – «как хочешь, так и понимай». Терминология размыта для обычного пользователя – есть огромное множество аспектов значения. И это такая ловушка.

Языковая мода заставляет нас активно использовать заимствованные слова, хотя мы подчас имеем отличные отечественные аналоги.

– Есть «буллинг» – научный термин, – объясняет Ольга Паршина. – В русском языке есть слово «травля». Что мы получаем, если их сопоставим? Русское слово «травля» оценочное, оно не только показывает действие, но и даёт ему оценку. То есть травля – это плохо с позиции «хорошо – плохо». Возьмём заимствование «буллинг», которое имеет схожее содержание, но не несёт оценки. Например, в классе такая ситуация: один ребенок обижает другого. Родители говорят: «У вас травят моего ребенка. У вас травля». А учитель или школа говорят: «Да нет у нас буллинга». В этой паре слов у «буллинга» нет оценки, он нейтрален, но когда мы говорим «травля», то всё чётко и понятно. Чтобы за лексемой закрепилась оценка, нужно время. Тогда слово действительно встроится в языковую картину мира. Ярлык избавляет нас от ответственности чувствовать, испытывать, сознавать и передавать другому эту информацию. Человек говорит, например: «На работе абьюз». Почему бы не сказать «конфликт»? Сразу видно, что для человека ситуация непростая. Приходится раскапывать, говорить, от чего плохо. Когда я слышу подобную лексику в бытовом общении между близкими, друзьями, для меня это сигнал, что человеку всё-таки плохо.

– Я использую эти выражения, только чтобы высмеять тех, кто обесценивает исконное значение этого слова, – объясняет свою позицию Игорь Подвербный. – Очень бесит, когда канон прекращает быть каноном: когда любую агрессию воспринимают как абьюз, когда про свои желания говорят «гештальт закрыт». Нет, это не из той песни. В комьюнити психологов мы сами смеёмся над фразами «мне это откликается», «побудь с этим». Меня раздражает, когда на основе прочитанных статей или какой-то информации из интернета люди сами себе ставят диагноз. Очень бесит, когда подростки кричат про свою «биполярочку»...

«Я в моменте, и пролетел который день, я не заметил...» Нас может триггерить от употребления каких-то слов из популярной психологии, но если за этим стоит реальная работа человека над собой, то пусть он так говорит. Общество становится более осознанным, и это не так плохо. Ничего страшного в том, чтобы быть в ресурсе, в потоке и даже оказаться в моменте. Главное – быть там, а не просто говорить об этом.

Говорим правильно

Немного психологических терминов и пояснений их значений.

Пандемия токсичности

Чаще всего мы говорим о токсичных отношениях, но забываем, кто в них участвует. Задумайтесь – почему вы с этим человеком встречаетесь, дружите или работаете? Токсичными могут быть все! Согласитесь, не каждый день мы с вами божии одуванчики.

Размер имеет значение

Сколько гештальтов вы закрыли за последний месяц, за неделю? А сегодня? Неправильно, гештальты такими количествами не измеряются. В своём роде это незавершёнка, которая постоянно напоминает о себе. Но не кусок плинтуса, о который вы спотыкаетесь и забываете приклеить, или пуговица на рубашке, без которой и так норм, а чтото большое, глобальное. Например, прочитать «Войну и мир» Льва Толстого или самый короткий рассказ, приписываемый Эрнесту Хемингуэю («Продаются детские ботиночки, неношеные»), – каждому своё.

Про арбузы

Не удивляйтесь, но существуют и «арбузеры» – крайняя стадия сатиры над настоящим абьюзом как термином. Сам абьюз – насилие, когда жертва и агрессор не могут выйти из отношений, получая в них психологические травмы. Поясняем: если тебя просто игнорят в социальной сети – это точно не абьюз.

Упал, очнулся... психологическая травма

Снова ошибаетесь – она так просто не появится. Психологи называют так явление посттравматического стрессового расстройства. Оно основано на крайних и невероятно сильных эмоциональных потрясениях. Переживания из детства не всегда становятся психологическими травмами. Так называть их точно не на пользу, а даже наоборот.

Иллюзия обмана

Осознанность схожа с английским awareness – «нахождение в моменте на уровне желаний и тела», но в реальности отличается от неё кардинально. Люди ломают голову, как проникнуться каждым вдохом или быть здесь и сейчас, в своём теле, мыслях. Профессиональные психологи со своей стороны смеются над медитациями и утверждают, что осознанность – иллюзия, которая может увести вас от реальной жизни. На самом деле, осознавать всё – значит чувствовать и видеть всё, запоминать, то есть тотальный контроль.

Звоните пожарным!

С эмоциональным выгоранием можно и нужно работать. Как его распознать: у вас нет энергии (быстро устаёте), негативно относитесь к своей деятельности и людям, медленно и неэффективно ведёте дела. Задача – обратиться к специалисту, а вот сваливать нервное раздражение или временную апатию на выгорание не нужно.

Девальвация тебя

Обесценивание – стандартный механизм защиты собственного эго, но не забываем, что он токсичен, то есть человек отстаивает свои ценности, при этом принижая других.


Просмотров: 44
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей