Главная книга. Художник Алексей Зуев о духе приключений и творчестве норвежских писателей
21 января 2021

Книги – духовная пища для нашего мозга, наши наставники и учителя, проводники в мир мечтаний и фантазий. Проект «Главная книга» позволяет узнать, какие книги читают и любят те люди, которых мы знаем и уважаем – преподаватели Тольяттинского государственного университета (ТГУ) и известные выпускники вуза, руководители предприятий и организаций Тольятти, спортсмены. Каждый герой проекта поведает свою историю взаимоотношения с книгами, и поможет нам выбрать свою «главную» книгу.

Алексей Зуев, тольяттинский художник-иллюстратор, доцент кафедры «Живопись и художественное образование» ТГУ рассказывает о своих любимчиках в мире книг, о любви к свободе и о творчестве.

Актуальный выбор

– Последние лет шесть, после рождения дочки, отдаю предпочтение аудиокнигам: ребёнок не даёт спокойно читать. Она подбегает, забирает книгу из рук. Ей тоже интересно. Я с детства привык читать много. Сейчас слушаю цикл романов современного норвежского писателя Ю Несбё о детективе, работнике полиции Харри Холе. Цикл состоит из 12 книг. Я остановился на романе «Полиция».

Кстати, Ю Несбё открыл для себя по совету коллеги – Игоря Панова, профессора кафедры «Живопись и художественное образование» ТГУ. Во время нашего путешествия в 2019 году в Норвегию в рамках проекта «Северные широты» Игорь искал, что почитать, и наткнулся на этого писателя, вдохновился его романами и посоветовал их мне. Не скажу, что это какая-то монументальная литература вроде Толстого, Лермонтова или Пушкина, но романы о приключениях Харри Холе действительно меня захватывают.

Детективы, приключенческие произведения и фантастика – одни из моих любимых жанров, но при этом всё-таки большое внимание я уделяю качеству произведения. Если по первым страницам понимаю, что автор «плавает», не умеет писать интересно, то откладываю книгу. Ю Несбё удалось меня затянуть. Хотя, конечно, это всё равно литература не для всех: там бывает и откровенный треш – маньяки, погони, убийцы, наёмники. Да и сам детектив Харри Холе – весьма необычный персонаж. Однако его личность и истории, которые он расследует, держат в напряжении.

Одно из последних открытий – произведения американского писателя ХХ века Сесила Форестера. Он писал о морском флоте и приключениях на море. У него есть известный цикл романов о капитане Хорнблауэре. Здесь и путешествия, и море, и север, и корабли конца XVIII – начала XIX веков, когда Британия начинает отвоёвывать у Франции своё господство в океане. Мне эти темы тоже интересны.

Книги на каждый день

– Для меня сейчас существует два вида литературы: та, которую оставляю для индивидуального чтения, и та, которую я читаю дочке. Время на книги для себя выпадает не так часто – раза три в неделю. А дочке я читаю каждый день перед сном одну-две главы из «Муми Троллей» Туве Янссон или из «Волшебника Изумрудного города» Александра Волкова. Мне на самом деле очень нравятся детские произведения с их прекрасным слогом и мудростью. Например, в детстве все читали «Приключения Чиполино», а ведь там все образы – сеньор Помидор, Лук Порей, граф Вишенка – взяты из реальной жизни. Сейчас, когда сказки слушает моя дочка, я могу их по-новому осмыслять. Получается – «сказка ложь, да в ней намёк».

Детство и космос

– Я с самого детства привык читать много: мама – учитель литературы и русского языка, папа – учитель истории. Они буквально «закидывали» меня книгами: то русской, то зарубежной классикой. А класса с пятого папа ещё стал подкидывать биографии известных личностей и частенько заставлял штудировать историю. Конечно, я на него не в обиде, даже наоборот – благодарен: в жизни общая эрудиция помогает.

Отлично помню, как в 9–10 лет в школе нам задали читать романы «Аэлита» и «Гиперболоид инженера Гарина» Алексея Толстого и записывать свои мысли в читательский дневник. Почему-то именно эти книги оказали на меня сильное впечатление. Тогда же в читательском дневнике я нарисовал Марс, Аэлиту, советских космонавтов, космический корабль, терпящий бедствие. Наверное, именно тогда возникла страсть к фантастическому жанру.

 

Смена мировоззрения

– Мне никогда не попадались такие книги, которые могут полностью перевернуть жизнь, толкнуть, например, на переезд из Поволжья в Сибирь. Но в молодости на моё мировоззрение повлиял роман «Пролетая над гнездом кукушки» Кена Кизи. Главный герой – МакМерфи – бунтарь, человек, который любит свободу. По сюжету он попадает в психиатрическую больницу за какое-то мелкое хулиганство. Его поместили туда, чтобы изолировать от общества. Противостояние МакМерфи с главной медсестрой, которая олицетворяла систему, впечатлило. Не то чтобы я стал каким-то бунтовщиком или бандитом: я прочитал «Пролетая над гнездом кукушки», когда учился в институте. Я тогда периодически подрабатывал на заводе. Графики, проверка пропусков, необходимость являться ко времени – всё это безумно раздражало. Сейчас-то я понимаю, что для чёткой работы производства это важно, а в годы студенчества – всё кипело, всё казалось неправильным. Я понял, что хочу иметь обо всём собственное мнение и чтобы никакая иная сила или человек не могли повлиять на меня. Ну за исключением тех, кого я сам признаю авторитетными.

 

Выбор путешественника

– Желание быть художником у меня было всегда. Оно формировалось не благодаря книгам, а параллельно с ними. Например, серия романов американского художника Рокуэлла Кента меня очень воодушевила в своё время. Он много путешествовал и после каждой поездки издавал художественную книгу, где были созданные им за время поездки картины и описание того, что с ним происходило. Причём это не какие-то банальные записи в стиле «мы встали во столько-то, я попил кофе, нарисовал два этюда и лёг спать», а именно интересные впечатления, переживания. Одна из его книг – «В диком краю». В ней Рокуэлл Кент рассказывает о том, как они с маленьким сыном уехали из Нью-Йорка на Аляску и прожили там целую зиму в переоборудованном, утеплённом сарае.

Ещё одно его произведение – «К югу от Магелланова пролива». Это история про то, как автор с приятелем-моряком плавает среди островов Огненной Земли в Южной Америке и как они пытаются достичь мыса Горн. У Кента же я читал «Курс N by E» (North by East), в которой он с попутчиками отправился на лодке из Ньюфаундленда к Гренландии, на пути потерпел крушение вдалеке от мест поселения людей, долго шёл по берегу и искал деревушки местных жителей. Причём важно, что Рокуэлл Кент сам не мореход, а простой художник.

Романтика приключений на Севере в книгах Рокуэлла Кента, морских приключений в произведениях Сесила Форестера меня вдохновляют и толкают на поездки по русскому Северу. Хочется побывать в Гренландии, на Аляске, поработать там, привезти картины.

Выбор художника

– Художественные книги по типу произведений Рокуэлла Кента достаточно редко попадаются. Одна из последних – письма Камиля Писсарро, художника-импрессиониста. Для меня это было очень интересное и необычное чтение: я узнал о его восприятии цвета, истории его жизни, об отношениях с семьёй. Последнее, кстати, удивило, потому что у меня, например, семья на первом месте стоит, а творчество – на втором. А у Писсаро наоборот.

Любой художник учится и растёт профессионально всю жизнь. Ещё одна из последних книг по творчеству была непосредственно связана с моей деятельностью как директора Центра мозаики. Сергей Никитович Кондулуков, директор института изобразительного и декоративно-прикладного искусства ТГУ, дал мне книгу Хоакима Чаварра «Мозаика». В ней автор подробно расписывает различные технологии создания мозаики и при этом пишет легко и с юмором. В «Мозаике», во-первых, всё очень доступно, ты сразу и теорию, и практику получаешь. Во-вторых, книга начинается с фразы: «Мозаикой может заниматься каждый». Такое вступление настраивает на положительный лад. Хотя создавать мозаику непросто. Но Чаварра настраивает: не нужно бояться, нужно пробовать.

 

На повторе

– У меня нет единственной книги, которую хочется перечитать. Иногда просто нужно вернуться к чему-то и перечитать то, что зацепило когда-то. Для меня это «Другие берега» Владимира Набокова и «Песнь моряка» Кена Кизи.

Мне в целом нравится, как пишет Набоков, но не все его произведения мне подходят. А вот «Другие берега» – по душе. Набоков даже хотел эту книгу по-другому назвать и в предисловии писал, что у него возникает диссонанс: он к тому моменту уже эмигрировал и привык писать на английском, общаться, как в Америке, но в самой книге прослеживается тоска по Родине, которая стала уже другим государством. Его воспоминания о детстве, о жизни на улице Большой Морской в Санкт-Петербурге, об учёбе в школе, о репетиторах-иностранцах пропитаны ностальгией.

В «Песне моряка» Кизи немного странное, дёрганое повествование. Порой возникает ощущение, что истории в произведении вообще не связаны друг с другом. Автор рассказывает об американском диссиденте, который живёт в небольшом городке на Аляске. Жизнь у него достаточно спокойная. И вдруг в городок приезжает съёмочная группа из Голливуда, начинает происходить хаос. Оказывается, главный герой убежал от большого мира и спрятался на Аляске, а этот «мир» за ним приплывает на огромной яхте, на которой разряженные люди шампанское пьют и буянят. Эта книга – странная мешанина, из которой складывается образ нашего современного мира.

Есть ещё «Над пропастью во ржи» Джерома Сэлинджера. Тоже хорошая, тоже на тему свободы. Я её ещё в 11-м классе прочёл и с тех пор не раз перечитывал.

 

Странный жанр «поток сознания»

– В книге Джеймса Джойса «Улисс» достаточно дёрганый, местами даже несвязный сюжет. Я недавно начал её читать, и что-то не пошло. Хотя это произведение считается классикой мировой литературы, верхушкой литературного стиля «поток сознания». Но я разочаровался. «Улисс» действительно воспринимается как поток сознания. Возникает ощущение, что Джойс что видел – про то и писал. И причём всё действие происходит в такой мрачной атмосфере – то ли на островке в Атлантическом океане, то ли в Ирландии. В общем, «Улисс» оставил неприятные впечатления. Я ожидал чего-то большего.

Кстати, об этой книге я узнал из произведений Эрнеста Хемингуэя – одного из моих любимых авторов. У него есть рассказ о том, как к известному писателю приходит его поклонник, желающий писать, и задаёт вопрос: «Как стать писателем? Может надо какие-то книги определённые прочесть?» Писатель начинает перечислять произведения, и становится понятно, что это любимые книги Хемингуэя. Одна из них – «Улисс» Джойса. Может быть, когда-нибудь и я к ней вернусь, потому что многие хвалят.

Из того же списка, который советует Хэмингуэй, я читал «Пармскую обитель» Стендаля и «Севастопольские рассказы» Толстого. Между прочим, Хемингуэй советует прочитать «Пармскую обитель» только из-за сцены битвы при Ватерлоо, когда главный герой – молодой юноша, идеализирующий войну и Наполеона – попадает на поле боя. Какой там жуткий замес происходит! Все перепутались, где какая армия, кони скачут, какие-то снаряды разрываются. Описание этой битвы – самое лучшее в книге.

 

Слово о женских романах

– Пожалуй, нет таких авторов, которых я принципиально не буду читать. Если я начинаю читать и чувствую, что попалась не очень интересная книга, то просто бросаю её. Из литературных жанров я меньше всего склонен читать женские романы. Хотя когда-то читал Эмили Бронте, Джейн Остин и многое мне понравилось. Но современные женские романы – не моё, учитывая, что есть истории про морские приключения и север, которые больше мне по нраву.

Материал впервые опубликован в газете «Тольяттинский университет» № 1 (819) от 20.01.2021 г.

Просмотров: 81
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей