Найти свою «художку». Малоизвестные сокровища библиотеки Тольяттинского госуниверситета

Не могу найти время на чтение любимой книги. Для вас это тоже проблема? Давайте решать её вместе. А помогут нам люди, у которых, как и у студентов, много важных дел, и всё же они часто заходят в библиотеку Тольяттинского государственного университета (ТГУ). Даже не просто часто, а чаще, чем другие обладатели читательских билетов. Это люди, чьи фамилии библиотекари называют в первую очередь, когда им задают вопрос: «Кто постоянно берёт у вас художественную литературу?» Стоп. Вы правда до сих пор не знали, что в библиотеке ТГУ есть не только учебники? Да вы что? Там почти 25 тысяч художественных книг! Да, у нас крутая библиотека, и посещать её можно не только в начале и конце учебного года.

Богатыми ресурами книжного мира ТГУ пользуется профессор кафедры «Теория и практика перевода» Татьяна Андреюшкина. В формуляре преподавателя записаны названия книг, посвящённых совершенно разным темам:

– Книги я беру для своей научной работы, для учебной работы. В последнее время я получила две диссертации для оппонирования, и мне вдруг понадобился «Цемент» [Фёдора] Гладкова. Побежала срочно к нам в библиотеку, тут же получила и смогла посмотреть, сравнить, сопоставить произведения: диссертация, которой я оппонирую, посвящена драматургии Хайнера Мюллера, который трансформировал этот роман Гладкова в драму.

– Татьяна Николаевна, я слышала, что вы записываете на себя не только прозу. Правда ли, что вам очень нравятся стихотворные произведения?

– Это вообще моя специальность. Моя вторая докторская диссертация посвящена поэзии, в частности, сонету. И кто же не писал сонеты? Я писала о немецком сонете, пятьсот лет сонета исследовала. Параллельно со мной русист из другого вуза, конечно, писал по русскому сонету. И когда мы с ним обменялись впечатлениями, оказалось, что практически каждый поэт в своей жизни написал хотя бы один сонет. Поэтому я, конечно, беру и такие книги тоже. Ну и другая моя тема – это региональная поэзия. И здесь [в библиотеке ТГУ] очень много книг наших тольяттинских поэтов.

– Какие стихотворения произвели на вас наибольшее впечатление?

– Их так много, трудно даже сказать! Один из самых моих любимых поэтов – Тютчев. Я его очень люблю. Нравятся поэты-модернисты. Вся моя научная работа связана со стихами. Сейчас подписала договор о сотрудничестве, буду издавать в московском издательстве книгу, посвящённую стихотворению-каталогу. Писала я и о футбольной поэзии...

– Вы могли бы прочесть свою любимую лирику?

– Ну, наверное, Гёте:

Über allen Gipfeln

Ist Ruh,

In allen Wipfeln

Spürest du

Kaum einen Hauch;

Die Vogelein schweigen im Walde.

Warte nur, balde

Ruhest du auch.

Перевод известный: «Горные вершины спят во мгле ночной...».

– Есть ли книга, о которой вы можете сказать, что она вам помогает в жизни? Я говорю о книге, в которой, к примеру, были ситуации, похожие на те, что произошли с вами в жизни, а благодаря книге вы уже знали, как с ними справиться.

– Мне кажется, искусство вообще не даёт ответов на жизненные ситуации. Искусство создаёт абсолютно параллельную реальность. Ни в фильмах, ни в книгах не нужно искать ответы на то, как поступить в своей жизни. Но, конечно, были книги, которые потрясли, в детстве особенно. Первое потрясение детства ­– это сказка о том, как у зайца была избушка лубяная, а у лисы – ледяная. Я, конечно, горючими слезами рыдала. Это был так называемый «квартирный вопрос», который потом и Булгаков продолжил в своём романе. Другое потрясение было уже в классе восьмом – Достоевский «Униженные и оскорблённые». Это было такое откровение, что можно так открыто, так искренне, так глубоко говорить о том, что запрятано где-то в тайниках человеческой души... Библия, конечно. К ней всегда обращаешься, потому что литература всегда восходит к Библии, к библейским образам, к мифологии народов разных стран.

– Вы больше читаете сейчас или чаще брали книги во время учёбы в вузе?

– Трудно сказать. Я думаю, что я всю жизнь читаю. Почти равномерно. Я училась в Куйбышевском государственном университете по специальности «романо-германская филология». У нас все пять лет была литература. И нам давали очень большие списки литературы: античная, Возрождение, семнадцатый век, восемнадцатый, девятнадцатый, двадцатый... У нас тогда ни телефонов, ни компьютеров – ничего этого не было, поэтому после занятий прямым ходом отправлялись в областную библиотеку. Замечательная такая, на площади Куйбышева тогда находилась. Там было чудесно: идёшь прямо – в оперу попадаешь, идёшь влево – в библиотеку, идёшь вправо – там был выставочный зал. И с равным успехом я ходила туда-сюда. Сейчас тоже очень много читаю, кое-что даже перечитываю.

Читаю в основном на немецком языке, потому что моя основная специальность – немецкий язык и литература. Если я могу книжку получить [на немецком языке], то я буду читать её на немецком языке. Это совершенно другое впечатление. Например, «Парфюмер» Зюскинда, или Гюнтер Грасс, или какие-то ещё современные писатели, Рольф Шнайдер. Конечно, всё это интересно по-немецки. По-русски нужно русских авторов читать.

Кстати, пандемию использовала для того, чтобы прочитать свои польские книжки. У нас в школе был учитель замечательный, он нам разные языки преподавал, факультативы. Был полиглот. И мы от него немножко научились: болгарский, испанский, польский... То, чем я сейчас занимаюсь, давняя моя мечта – это французский язык. Но ещё хочется выучить, например, древнегреческий. Потому что пришлось мне латынью сурово так заняться – некому было преподавать древние языки. Я срочно повторила свою латынь, а сейчас хочу древнегреческий изучить.

– Татьяна Николаевна, преподаватели ТГУ не только ведут пары. Они ещё пишут научные статьи и учебно-методические пособия, готовят рабочие программы по своим дисциплинам, занимаются разработкой тестовых заданий, осуществляют руководство научными работами студентов. Когда у вас остаётся время на чтение художественной литературы?

– У нас же, у преподавателей, есть первая половина дня – аудиторные занятия – и вторая половина дня – научная. А [моя] научная [работа] связана с художественной [литературой]. Так и живём – двадцать четыре часа в сутки в работе.

– Продолжите, пожалуйста, фразу: «Когда я читаю хорошую книгу, я...»

– Душой отдыхаю, наслаждаюсь, испытываю большое удовольствие, удовлетворение.

– Я желаю вам больше возможностей для встреч с отличными работами замечательных авторов!

– Спасибо большое! А можно пожелание высказать? Уже который год всё хочется, и даже у меня есть люди, которые тоже меня бы в этом поддержали, – нам, мне кажется, не хватает литературного музея, потому что наш город вроде бы молодой, но здесь очень много мест, связанных с творчеством писателей, русских в частности. Много улиц связано с писателями. Хочется, чтобы у нас был музей литературный.

– Думаю, что если вас услышат, то такой музей обязательно будет.

– Спасибо.

Второй самый читающий сотрудник ТГУ, которого часто видят в университетской библиотеке, тоже из гуманитарно-педагогического института (ГумПИ). Это Марина Пантыкина, заместитель директора ГумПИ по учебно-методической работе.

– Марина Ивановна, книги какого жанра чаще всего оказываются у вас на руках?

– Поскольку наша библиотека располагает значительным фондом художественной литературы, то, естественно, по большей части беру именно классическую художественную литературу. Причём практически всех жанров, может быть, за исключением детективов.

– Что из последнего прочитанного зацепило вас больше всего?

– Если интерпретировать слово «зацепило» как «произвело впечатление, дало повод поразмышлять», то это трилогия Лиона Фейхтвангера, посвящённая древнееврейскому историку, мыслителю и богослову Иосифу Флавию. Фейхтвангер даёт нам образы римских императоров, даёт объёмно, содержательно. Я бы сказала, гораздо более объёмно и содержательно, чем в известном романе Сенкевича «Камо грядеши». Это первое. Второе – Фейхтвангер в своей трилогии исследует базовые идеи западноевропейской культуры. Например, становится более понятным, почему из глубины веков развивается представление о необходимости создания европейского союза под разными форматами, под разными идеями, но вот почему нужно было в определённое время – в двадцатом веке это произошло – создать Европейский союз – это тоже очень познавательно. И, конечно, то, что, видимо, более всего интересовало Лиона Фейхтвангера, – это истоки, причины идейного спора между христианством и иудаизмом. Тема очень сложная, мало кто понимает, в чём суть этого вопроса. Одна из версий его решения как раз содержится в этом произведении.

– Сколько времени вы уделяете чтению художественной литературы? Есть ли у вас обязательная норма, которую вы сами себе установили?

– Нет, точно нет никакого графика, никаких нормативов. Читаю ровно столько, сколько появляется возможности читать.

– К какой художественной книге вам хочется возвращаться вновь и вновь?

– Наверное, можно выделить художественное произведение Роберта Вальзера под названием «Прогулка». Это совершенно уникальный художественный опыт, недооценённое произведение, хотя пристальное прочтение позволяет выделить в тексте отсылки к феноменологии, к актуальным направлениям живописи начала двадцатого века, например, пуантилизму. Как только берёшь книгу в руки, поражает, что отсутствие предметности, отсутствие сюжета и даже героя компенсируется совершенно уникальным изящным дискурсом, от которого действительно получаешь наслаждение.

– Правильно ли я понимаю, что печатная версия книги вам милее аудиоварианта того же произведения?

– Если понимать под словом «милее» то, какой формат доставляет большее эстетическое удовольствие, – конечно же, это печатная книга.

– Почему не аудиоформат?

– Книга сопровождается ещё и правильно оформленной обложкой, иллюстрациями, особо подобранным шрифтом, возможностью быстро вернуться [к нужному фрагменту], сосредоточиться, выписать, остановиться и углубиться в многослойный контекст произведения, в историю его создания. Аудиокнига – это, конечно, очень неплохо, она позволяет познакомиться с произведением, но, к сожалению, не осмыслить.

– Из чего и как складывалась ваша любовь к чтению художественной литературы?

– Если понимать под любовью к художественной литературе способность к осмыслению, пониманию художественного текста, то я могу в этом случае сослаться на учёбу на философском факультете. Это было достаточно давно, в советское застойное время. Тем не менее у нас на философском факультете проводились философские семинары, посвящённые книгам братьев Стругацких, Айрис Мёрдок, Камю, Сартра. Легко догадаться, что для советского времени такого рода интеллектуальные практики имели колоссальное значение и на молодёжь на философском факультете производили неизгладимое впечатление.

– Любите ли вы рекомендовать своим близким, друзьям, знакомым те или иные книги к прочтению? Или это очень личная история, и каждый должен сам себе выбирать литературу в зависимости от настроения и других критериев?

– Вторая часть вашего вопроса кажется мне более близкой. Полагаю, у каждого человека есть свой личностный проект и нужно крайне бережно, уважительно относиться к этим возможностям человека, не вторгаться в его развитие без определённого рода запроса со стороны самого человека.

– Какие книги с большой долей вероятности придутся студентам ТГУ по душе?

– Наша замечательная молодёжь, студенчество, мне кажется, ничем не отличается от всех остальных молодых людей, живущих в двадцать первом веке. Смею предположить, что им понравится что-то романтичное, со здоровым авантюризмом и с безграничной верой в справедливость. И думаю, что неподготовленному читателю больше всего – я так думаю, не настаиваю, а просто думаю! – подойдёт цикл повестей и романов Бориса Акунина, посвящённых Эрасту Фандорину. Я так полагаю, хотя могу ошибаться.

– Марина Ивановна, желаю вам, чтобы у вас оказывались только те книги, о которых вы скажете: «Ни разу не пожалела, что потратила на них время».

– Я желаю это всем студентам и преподавателям нашего университета.

 

Кажется, после этих диалогов я всё-таки открою дверь в библиотеку ТГУ не только для того, чтобы взять там учебники. Университетский фонд насчитывает почти 25 тысяч художественных книг. При таком выборе очень сложно не найти своё произведение, с которым захочется провести несколько запоминающихся часов.

Библиотека Тольяттинского государственного университета работает с понедельника по пятницу с 8:30 до 18:00.

Найти свою «художку». Малоизвестные сокровища библиотеки Тольяттинского госуниверситета
Просмотров: 89
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей