#Ошибки_нет: Вся правда об олбанском языке, или Почему мы пишем с ошибками

#Ошибки_нет – совместный научно-популярный проект молодёжного медиахолдинга «Есть talk», кафедры «Журналистика» и кафедры «Русский язык, литература и лингвокриминалистика» гуманитарно-педагогического института Тольяттинского государственного университета (ГумПИ ТГУ). Этот проект – поиск ответов на самые каверзные вопросы: как относиться к модным феминитивам, как влияют на наш язык рэп и интернет, делать ошибки в словах нормально или нет, как победить слова-паразиты и многое другое. #Ошибки_нет – это шанс узнать, как на самом деле правильно. #Ошибки_нет: от речевых ошибок до заимствований, от ударений до запятых.

История вопроса

На одном из сайтов в 1999 году был опубликован «Манифезд антиграматнасти». Его автор, виртуальная личность под псевдонимом «Мэри Шелли», призывал пользователей рунета бороться с «компьютерной правильностью» и специально писать слова с ошибками, ведь это «настаящее исскувство новава тысичулетия», которое доступно только человеку. Можно считать, что именно этот «манифест» положил начало «олбанскому языку».

«Олбанский язык», «антиорфография», «эрратография» и язык «аффтараф» и «падонков» – всё это названия одного феномена: языковой игры, которая заключается в подчёркнутой неграмотности и намеренном игнорировании правил русской орфографии. Её суть – отрицание существующих культурных и языковых запретов. В начале 2000-х годов такой стиль общения был очень популярен среди пользователей сообщества «Живой журнал», ряда интернет-сайтов, интернет-проектов и форумов. Отличительными чертами этого сленга (кроме неграмотности) были цинизм и нецензурность. «Язык аффтараф» породил множество выражений в стиле «превед», «выпей йаду» и, конечно же, «учи олбанский!». Вскоре этот сленг вышел за рамки форумов, «Живого журнала» и распространился во всем интернете.

 

Любопытно, но факт

Эрратив – это слово или выражение, подвергнутое нарочному искажению носителем языка, владеющим литературной нормой для придания особого эффекта. Этот термин в науку ввел филолог Гасан Гусейнов. Эрративы встречаются не только в интернете, но и в названиях товарных брендов и музыкальных групп. Например, российская рок-группа «АУКЦЫОН» или американская рок-группа Linkin Park, чьё название является фонетическим написанием парка Линкольна в Санта-Монике «Lincoln Park». В названии серии видеоигр «Mortal Kombat» слово «combat» также используется с ошибкой намеренно.

 

Время настоящее

Пользователи сети интернет продолжают языковую игру в ошибки и сейчас. Эрративы настолько плотно вошли в нашу речь, что иногда мы даже не замечаем, как пишем друзьям «шта», «пофик» или «ничоси». Слова с ошибками стали частью нашей интернет-культуры, многие стали мемами. В социальной сети «ВКонтакте» даже появились стикеры с намеренными ошибками, которые пользователи могут отправлять друг другу. А если захотите найти мемы «по ржать», по этому запросу в поиске «ВКонтакте» вы найдёте 619 сообществ. Мемные словечки выходят за рамки социальных сетей: за последний месяц слово «чипсеки» только в Яндексе искали 12307 раз, а «матешу» – 33454 раза.

 

Вместо выводов

Если раньше писать с ошибками было стыдно, то сегодня люди делают ошибки своей фишкой. И, конечно же, нет ничего плохого в том, чтобы написать своему другу «привки» или спросить его «есть чо покушотб?». Но антиорфография была популярной почти 20 лет! Поэтому очень хочется наконец дождаться времени, когда «безошибочная» речь снова окажется на хайпе.

 

Слово экспертам

Татьяна Чапала, кандидат психологических наук, медицинский психолог, доцент кафедры «Дошкольная педагогика, прикладная психология» ТГУ:

– В целом нарочитая безграмотность – довольно распространённое явление, оно не относится к патологии речи или мышления. В психологическом аспекте её можно рассматривать по-разному. Например, как признак незрелости личности или манипулятивный приём коммуникации.

Это связано с этапами становления личности, с эмоциональным состоянием и мотивацией. Намеренное письмо с ошибками может граничить с подростковым инфантилизмом и негативизмом, в нём может быть скрыто желание оказать сопротивление какой-то среде. Также это может быть манипулятивным приёмом. Так, девушка, используя в письме уменьшительно-ласкательные суффиксы, искажённые слова (например, «позялута», вместо «пожалуйста»), заявляет о необходимости помочь ей без прямого обращения с просьбой – «Я без тебя не справлюсь, прояви свою волю и помоги мне». Такое общение мотивирует собеседника к покровительству и помощи. Иногда искажённые слова, как правило, неологизмы, используемые узкой группой людей, в широком общении применяются для распознавания «свой – чужой», как поиск единомышленников, «своих» среди окружающих.

Диана Третьякова, старший преподаватель кафедры «Русский язык, литература и лингвокриминалистика» ТГУ:

– Темой намеренной безграмотности филологи и лингвисты озадачиваются уже давно. Если речь идёт о какой-то субкультуре или группе людей, которой нравится писать с ошибками и вести языковую игру, в этом нет ничего опасного для русского языка. Такую речь можно отнести к сленгу или жаргону. Неофициальное общение может допускать некоторое отклонение от нормы. Но очень важно, чтобы такие процессы не вышли на государственный уровень. Сегодня языковая игра встречается не только в неофициальном пространстве, но и в официальном тоже, например в рекламе.

Если вас заинтересовала тема антиорфографии и «олбанского языка», то обратите внимание на наш «безошибочный» список:

– книга лингвиста Максима Кронгауза «Самоучитель олбанского»;

– статья филолога Гасана Гусейнова «Берлога веблога. Введение в эрратическую семантику»;

– статья филолога Гасана Гусейнова в интернет-журнале «Постнаука» «FAQ: Эрратическая семантика»;

– проект интернет-издания «Мел» о правилах безопасности в интернете #интернетграмотность.

 

Материал опубликован в газете «Тольяттинский университет» № 33 (788) от 20.11.2019 г.

Просмотров: 86
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей