#Ошибки_нет. Филологическая фотоохота. Преподаватель ТГУ Диана Третьякова – о речевой неосознанности и праве на ошибку

Коллекционеры бывают разные: кто-то собирает бабочек, монеты, марки или автомобили. В Тольяттинском государственном университете (ТГУ) работает человек, который несколько лет собирает самые настоящие ошибки. И не только. Сейчас в этой коллекции несколько сотен фотографий и скриншотов с нелепыми опечатками и вопиющими ошибками, обнаруженными в объявлениях в магазинах, на улицах, в общественном транспорте. О своём увлечении рассказала старший преподаватель кафедры «Русский язык, литература и лингвокриминалистика» гуманитарно-педагогического института ТГУ Диана Третьякова.

«Вижу ошибку и достаю телефон»

Начало необычной коллекции было положено в 2013 году, когда Диана Третьякова всё чаще стала замечать разные ляпы, опечатки и несуразности как в вывесках и текстах, так и в постах в интернете.

– Как специалист в области судебной экспертизы, я привыкла внимательно читать и замечать аномальные тексты – будь то тексты с явными нарушениями правил и норм или игровые (чаще рекламные) названия и слоганы, – говорит Диана Третьякова.

У преподавателя ТГУ замечательная жизненная позиция – всё, чем она занимается, обязательно должно приносить ей удовольствие. Вот как она объясняет, почему с таким азартом собирает ошибки:

– В жизни есть многое, что может подарить радость неожиданным образом. Просто это надо найти и увидеть. Собирать ошибки и несуразности оказалось забавно и интересно, ведь очень часто именно так проявляется живая стихия языка – язык в действии. Но бывают варианты, когда это оказывается и печальным.

При этом коллекционер не считает, что надо жестоко наказывать и обязательно штрафовать тех, кто ошибается. Главное – помочь, направить и показать, как правильно. Или хотя бы обратить внимание на то, что должно быть иначе. И часто Диана Третьякова занимается «филологической фотоохотой».

– Когда вижу ошибку – зуд в руках, и я достаю телефон, чтобы сфотографировать, – честно признаётся преподаватель кафедры «Русский язык, литература и лингвокриминалистика» ТГУ. – Кстати, ни разу за это меня не поругали, хотя обычно в магазинах к «фотографам» относятся негативно...

СервелаТ vs СервелаД

Вся «ошибочная» коллекция делится на несколько групп. Одна из них – языковая игра и несуразности, связанные с названиями товаров и услуг (кстати, это тоже область лингвистической экспертизы текста). Почти после каждого похода в продуктовый магазин Диана Третьякова пополняет свою коллекцию новыми шедеврами.

Ещё один важный раздел коллекции – «Русский язык как иностранный». Ошибки Диана Третьякова находит на вывесках торговых палаток, которые она метко называет стихийно-рыночными. Здесь сам продавец описывает свой продукт как умеет. Когда у человека нет аналога в его родном языке, он создаёт новое слово по принципу «что слышу, то и пишу».

Огромное количество орфографических ошибок наблюдаем на ценниках (да кто их вообще читает?!), причём не только рукописных, но и печатных.

Есть в коллекции Дианы Третьяковой такая загадочная история: ценники на прилавке с колбасами все сделаны одной рукой, но написано то «Калбаса сервелат», то «Колбаса сервелад». Преподаватель ТГУ, показывая вещдок, недоумевает: «Человек настолько неосознанный, когда это пишет?! Ведь в маленьком магазинчике, где ценники не печатают, а пишут от руки, как правило, рядом лежит сам продукт, и нужно только взять его в руки и правильно переписать название». Коллекционер ошибок считает: «Реальная жизнь вовсе не похожа на учебник. Поэтому ошибки выходят за пределы весёлых этикеток, и тут смех заканчивается».

Подчас совершенно вопиющие ошибки можно встретить где угодно: в объявлениях, в маршрутках, в СМИ, в интернете. «Во избежаниИ падения» уже на нескольких маршрутах зачеркнули. Граждане с чувством острой орфографической справедливости исправили на правильное «Е». Диане Третьяковой важно не только самой находить ошибки, но и учить русскому языку своих студентов на этом материале. Правила, учебники и задачники хороши, но нужно выходить на новый уровень – в реальную жизнь. «Мы вышли на продвинутый уровень пользователя, когда ты не просто знаешь правила, а когда видишь ошибки в действительности», – поясняет Диана Третьякова.

В дневнике лингвистических наблюдений преподавателя ТГУ зафиксированы случаи, когда грубейшие ошибки делают и в официальных документах: «Когда я читаю крупными буквами по центру листа „ХАДОТАЙСТВО”», то понимаю, что это совсем не опечатка. Это значит, что люди официальные документы пишут небрежно».

Диана Третьякова даёт работающий совет для всех, кто не хочет совершать ошибки: «Если вы пишете текст, планируете разместить его где-то, опубликовать, просто познакомить с ним других людей, непременно предварительно прочтите написанное вслух. В этом случае текст начинает играть совершенно другими красками и станут очевидными все скрытые и явные недочёты».

«Самовыражёвываемся»

Неграмотность была всегда, а сейчас проявляется в невероятной небрежности к языку, считает Диана Третьякова.

– Я росла и училась в советское время, тогда звучала эталонная речь из уст дикторов радио, телевидения. Мы слышали, как правильно говорить, – поясняет филолог. – В годы моего студенчества появилась первая доступная для личного пользования печатная техника. Как только каждый смог печатать всё, что он хочет, как только цензура ослабла, люди «размякли» и начали «самовыражёвываться». Появилась некая расслабленность по отношению к написанному слову. Как хочу, так и пишу, я художник – я так вижу.

Получается, что мы расслабились и у нас сегодня изменилось отношение к языку и написанному слову. Каждый из нас живёт в своём информационном пузыре, где все более-менее одинаково грамотны, используют одну лексику.

– На самом деле лингвисты утверждают, что это не так, – люди как только не говорят и не пишут! Это происходит потому, что многие реально не знают, как верно, не вникают в тонкости, – говорит Диана Третьякова. – Это некая речевая неосознанность… Пропали чёткие границы того, что можно и нельзя, зачастую мы размышляем о том, что и как мы говорим или пишем, только тогда, когда сказанное становится предметом судебного разбирательства.

Главной задачей для себя филолог-коллекционер ставит развитие у людей осознанной грамотности: «Я даю всем право на ошибку. Стремление к тотальной безошибочности – перфекционизм. Это неправильно. По-настоящему ошибается тот, кто не видит и не исправляет свои ошибки».

Первая публикация – в газете «Тольяттинский университет» № 15 (870) от 08.06.2022 г.

Просмотров: 471
Читайте также:
Поделиться с друзьями
Назад к списку статей